1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Итоги Всемирного саммита по устойчивому развитию

04.09.2002

В среду в Йоханнесбурге завершился Всемирный саммит по устойчивому развитию. Десять дней в столице Южной Африки представители ста девяносто одной страны мира обсуждали проблемы охраны окружающей среды, бережного отношения к природным ресурсам, борьбы с бедностью и нищетой, вопросы глобального изменения климата. Подведем итоги.

Любая международная конференция – это столкновение политических и экономических интересов, а чем больше участников форума – тем меньше их общий знаменатель. Саммит в Йоханнесбурге доказал это особенно наглядно. Его участники честно отработали свои командировочные: параграф за параграфом, абзац за абзацем они вылизывали и согласовывали заключительный документ, чтобы найти такие формулировки, с которыми были бы согласны все. Это им удалось. В итоге вышел компромисс, устроивший участников саммита, но изрядно разочаровавший наблюдателей и защитников природы.

«Это хуже, чем мы могли себе представить». Так прокомментировал представитель экологической организации «Гринпис» компромисс по вопросу о развитии возобновляемых источников энергии. Немецкие экологи дали еще более удручающую оценку: «Это – катастрофа». В самом деле. Единственное, с чем согласились участники Всемирного саммита в Йоханнесбурге, это признание того факта, что развитие электростанций, работающих от солнца, ветра, воды и биологического газа, это важное направление. И всё. Ни о временном графике, ни о той доли, которую когда-нибудь должны занять возобновляемые источники энергии в общем энергопроизводстве, они не договорились. Между тем, именно на принятие такой, обязательной для всех программы рассчитывали представители Германии и других стран Европейского союза. Европейский план заключался в том, чтобы увеличить долю «чистой» энергии к две тысячи десятому году до пятнадцати процентов. В Германии в настоящее время она составляет семь – это больше, чем в любой другой стране мира. Только за счет ветра двенадцать тысяч установленных по всей стране электрических «мельниц» здесь вырабатывается в год десять тысяч мегаватт электроэнергии. Понятно разочарование немецкого министра по делам развития Хайдемари Вичорек Цойль:

«Мы по-прежнему придерживаемся нашего убеждения, что будущее – за возобновляемыми источниками энергии. Несмотря на чудовищную близорукость стран-членов ОПЕК и Соединенных Штатов Америки с их пещерным мышлением».

Против европейской инициативы выступили также Канада, Япония и Австралия. Для Стива Савьера из «Гринписа» это крушение всех надежд:

«Совершенно очевидно победу одержали американцы, саудовцы, страны ОПЕК, которые сообща выступают против переориентации энергопроизводства на возобновляемые источники. Итог Йоханнесбурга в этом отношении худший из всех возможных – он просто нулевой».

К коалиции энергетических «динозавров» присоединились и многие развивающиеся страны. Правда, их позицию еще как-то можно понять – им важно получить хоть какие-то источники энергии, возобновляемые представляются пока недостижимой роскошью.

Несмотря на провал европейской инициативы экологический комиссар Евросоюза Маргот Вальстрём постаралась продемонстрировать оптимизм. С её точки зрения лучше было пойти на некоторые уступки, чем рисковать срывом всего саммита в Йоханнесбурге.

«Срыв саммита, говорит она, означал бы крушение всей концепции устойчивого развития. Тем самым мы отказались бы от идеи воплотить устойчивое развитие в нечто конкретное и осязаемое».

Но есть ли нечто конкретное и осязаемое в принятых документах? Не удалось достичь, например, конкретного результата и по такому важному вопросу, как отмена или хотя бы снижение государственных субсидий аграрно-промышленному комплексу. На этом настаивали главным образом развивающиеся страны, надеясь на повышение конкурентоспособности собственных сельскохозяйственных продуктов на мировых рынках. В Йоханнесбурге договорились лишь о том, чтобы сократить те субсидии, которые идут вразрез с целями охраны окружающей среды. Но – опять-таки – без указания сроков и объемов сокращений. Под такими субсидиями, кстати, подразумевается, среди прочего, государственная поддержка угольной промышленности ФРГ. Без бюджетных вливаний она бы давно умерла.

К числу немногих, но приятных сюрпризов, которые преподнес саммит в Йоханнесбурге, можно отнести договоренность по воде. Это, пожалуй, его главное достижение. В принятом итоговом документе участники форума обязались к две тысячи пятнадцатому году уменьшить вдвое число людей в мире, не имеющих доступ к чистой, питьевой воде и средствам гигиены. А таковых на сегодняшний день – почти два с половиной миллиарда. По мнению Хайдемари Вичорек-Цойль договоренность по воде будет иметь весьма существенные последствия. Ведь теперь на эти цели мировое сообщество будет выделять дополнительные средства, свои финансовые программы преодоления бедности и нищеты переориентирует Всемирный банк. Это значит, что удастся сохранить жизни миллионов людей, предотвратить многие войны, которые не раз вспыхивали в странах «третьего мира» именно из-за воды.

Позитивными итогами саммита в Йоханнесбурге можно считать также тот факт, что Соединенные Штаты сняли свои возражения и уступили в таких вопросах как защита от вымирания некоторых видов животных и сокращение рыболовства в тех регионах мирового океана, где рыбы и так почти не осталось. Не заблокировал Вашингтон и формальный призыв ко всем странам мира ратифицировать Киотский протокол, предусматривающий значительное снижение выбросов в атмосферу вредных газов, приводящих к «парниковому эффекту». Пусть даже сами США и не собираются его ратифицировать. В последний день заседаний в Йоханнесбурге удалось также договориться об универсальных гарантиях доступа к системам здравоохранения и получения медицинских услуг. Казалось бы, о чем тут может быть спор? Есть о чем. К теме здравоохранения относятся, например, и такие вопросы, как аборты, противозачаточные средства, принятое в некоторых африканских странах обрезание половых органов у девушек. В проект итогового документа поначалу вкралась такая формулировка: «Медицинские услуги допустимы, если они не противоречат национальным законам, культурным и религиозным традициям». Эта презумпция означала бы, что в некоторых мусульманских странах могли бы и дальше ничего не предпринимать против членовредительства у женщин, а в некоторых католических – запретить свободную продажу презервативов. Дискуссии на эту тему продолжались всю ночь со вторника на среду, и изъять эту фразу из итогового документа удалось только в самый последний момент при деятельном участии Хайдемари Вичорек-Цойль.

Вместе с ней немецкую делегацию на саммите в Йоханнесбурге возглавлял министр по делам охраны окружающей среды Юрген Триттин. В столице Южной Африки с ним беседовал мой коллега Йенс Турау. В преддверии саммита с ним связывались большие надежды – в отличие от предыдущего, в Рио-де-Жанейро, он должен был стать саммитом конретных действий. Насколько оправдались такие ожидания?

«Без сомнения, в некоторых сферах этого удалось достичь. Например, в том, что касается вопроса питьевой воды. Участники саммита договорились к две тысячи пятнадцатому году уменьшить вдвое число людей не имеющих гарантированного доступа к чистой воде и канализации. Во-вторых, в отличие от Рио-де-Жанейро, в этот раз Соединенные Штаты поддержали цель содействовать тому, чтобы не так быстро уменьшалось разнообразие видов животных. Это, безусловно, шаги в правильном направлении».

Тем не менее представители экологических организаций указывают на провал саммита по таким вопросам, как возобновляемые источники энергии и отмена государственных субсидий...

«Во-первых, тот факт, что вопросы выработки электроэнергии вообще стали темой саммита, это и наша заслуга. Еще два года назад многие выступали против того, чтобы министры развития и экологии занимались проблемами энергоснабжения. Мы настояли на своём, энергетическая тема была одной из пяти главных, и все участники саммита всё-таки согласились с тем, что доля возобновляемых источников энергии должна быть значительно повышена. Жалко, конечно, что нам не удалось побудить другие страны последовать нашему примеру и взять на себя обязательства, как, например, Германия, повысить долю возобновляемой энергии в её общей выработке до определенного уровня к определенному сроку».

Всемирный саммит по устойчивому развитию в Йоханнесбурге не дал ответов на вопросы, как побороть бедность и нищету, как предотвратить глобальные изменения климата, как обеспечить будущим поколениям надежные источники энергии и выживание животному миру. Конференция не стала неким рубежом, открывающим новые, многообещающие перспективы. Её итоговый документ – своего рода черновой набросок будущих конкретных дел. Да и то только в том случае, если будут реализованы хотя бы достигнутые договоренности. Опыт прошлых таких конференций, увы, не располагает к оптимизму. Сколько раз - еще до Йоханнесбурга мировое сообщество ставило перед собой благородную цель уменьшить вдвое нищету в мире. Десять лет назад эта задача была объявлена первоочередной и по идее должны была быть давно решенной. Но даже эту цель пока достичь не удалось.