1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

Исчезновение почерка - побочный эффект компьютерной революции?

14.07.2002

Все мы любим читать письма, особенно от близких друзей или от любимых. Но вот когда мы получали или писали их в последний раз - большой вопрос. Я уже год точно ничего не получала по почте, а не писала и того больше. Только телефонные разговоры, «E-mail», SMS и прочие технические феньки. К груди ничего не прижмешь, под подушку не положишь, слезами не обольёшь. Компьютерная распечатка для этих целей малопригодна, согласитесь. Так что традиция собирать личную переписку в инкрустированной перламутром шкатулке, похоже, канула в Лету вместе с надушенными батистовыми платочками и прочими подвязками. В Германии писать от руки вообще не популярно, особенно среди молодежи. Впрочем, предоставим слово самим молодым немцам.

Oliver Bauer:

«Писем я вообще не пишу сейчас. Я имею в виду на бумаге. Это отнимает слишком много времени».

Ulrike Bard:

«Очень, очень редко, может быть одно письмо в год напишу. Мне нравится писать письма, но для этого нужно время, и я думаю, что проще отправить «емелю», особенно, если хочешь быстро получить ответ. А вот электронной почтой я пользуюсь очень часто, порой несколько раз в день. У меня очень много электронных контактов с друзьями, это быстро и просто».

Между тем, переписываясь только с помощью компьютера, мы теряем очень много. Ведь почерк, так же как и отпечатки пальцев, неповторим.

Он порой способен рассказать нам о настроении, чувствах человека больше, чем написанные слова. Интуитивно каждый из нас может сказать, что тот или иной почерк ему нравится или не нравится. Люди же, занимающиеся психологическим анализом письма, графологи, утверждают, что почерк раскрывает сущность человека, в рукописных буквах отражаются сознательные и неосознанные проявления человеческой личности.

Харвиг Веннемар, графолог:

«Когда-то давным-давно на одной фирме мне показали почерк человека, который хотел устроиться на должность ведущего инженера. Это был металлообрабатывающий завод. Я посмотрел на то, что он написал, и совершенно точно понял: он продавец, а не инженер. Подвижный, живой человек. Я тогда сказал руководителям фирмы: если вам нужен директор по продажам – этот мужчина подходит идеально, не сомневайтесь, он умеет продавать и вы можете смело брать его на работу. И потом я узнал, это было для меня очень важно, что все производство просто обвалилось, потому что этот человек действительно не был в состоянии тщательно выполнять свои профессиональные обязанности инженера».

Многие считают графологию лженаукой, своего рода гаданием на кофейной гуще и не придают ей никакого значения. Разве что в криминалистике до сих пор сравнительный анализ почерков используют для идентификации преступников. Но, в последнее время в некоторых организациях (и в Европе это становится все более популярным) при приеме на работу кандидата попросят заполнить анкету от руки, потом отдадут написанный текст графологам и ваш милый характер уже не для кого не будет секретом. Считается, что почерк с наклоном влево означает упрямство, сдержанность и осторожность, с наклоном вправо – увлекающуюся натуру и живой ум, вертикальный почерк принадлежит людям сдержанным и умеющим владеть собой. Опускающиеся строчки говорят о пессимизме и недостатке энергии, бледные буквы о слабоволии, высокие буквы об аристократизме. Жирные буквы изобличают порок, витиеватые рассказывают о дипломатичности, а слитные о мечтательности. Впрочем стоит ли нам сегодня вообще задумываться о том, что в один прекрасный момент почерк нас выдаст? Если мы собственно вообще не пишем от руки, особенно здесь в Германии, где у каждого есть компьютер, а то и два.

Александр фон Плато, историк:

«Соболезнования, да соболезнования всякого рода, я пишу от руки. Это те редкие случаи, когда я еще пишу от руки, помимо личных заметок».

Дорис Ламберт, служащая:

«Письма друзьям, да, еще список покупок, или каких-то важных дел, которые я должна выполнить за день, личные небольшие заметки. Все остальное я печатаю на компьютере, как на работе, так и дома».

Впрочем, графологи утверждают, что не только по нескольким рукописным строчкам, но и только по подписи можно определить характер. Изначально графологию так и называли - «предсказанием по рукописи». Она возникла как искусство определять сущность человека по его письму еще в 12 веке, когда итальянский врач, профессор университета в Болонье написал трактат на эту тему. Впрочем, еще Аристотель высказал предположение, что внешний вид письма соответствует внутренним качествам писавшего. Современные ученые разбились на два лагеря: либо полностью отрицают вывод древнего мудреца, либо соглашаются с ним. Профессор германистики Университета им. Гумбольдта Хорст Венцель принадлежит к последним.

Хорст Венцель, профессор германистики, Университет им. Гумбольта, Берлин:

«Я думаю, что почерк человека отражает его индивидуальность. Потому что почерк фиксирует движение руки, тела. По написанному можно узнать характер человека. Как сказал Сенека, почерк выпускает на волю душу того, кто пишет. Мы все знаем картинки, которые всплывают постоянно в средневековых текстах, где кто-то, кто получает письмо, целует его и прижимает к сердцу. И в этом смысле исписанный листок воспринимается как частичка личности, как второе «Я» того, кто написал и отправил его. И мы воспринимаем так лист бумаги, порой даже этого не осознавая».

Рукописных текстов, писем с развитием электронных СМИ, с дальнейшим победным шествием технического прогресса, становится все меньше и потому письмо приобретает все большую ценность. Особенно среди молодежи. Ведь так приятно нежданно-негаданно обнаружить в своем почтовом ящике настоящий бумажный конверт, или выбрав действительно хорошую бумагу написать письмо тому, кто тебе действительно дорог, и вместе с письмом послать в конверте и свой поцелуй.

Тобиас Хайне, музыкант:

«Было время, когда я вообще ничего не писал, сейчас все-таки хотя бы что-то. Но в основном все по электронной почте, и мне кажется, это довольно скучно. И в итоге я сказал себе, что хочу написать письмо тому, кто мне очень нравится. И это было прекрасно. Это то, та ниша, которую машинопись никогда не заменит».

Ульрике Бард:

«Если мне что-то действительно важно, то я напишу настоящее письмо. Это что-то более личное, больше мыслей вкладываешь, больше труда. Я думаю, что когда сам получаешь рукописное письмо, то тоже понимаешь, что кто-то потратил много времени. Набросать на скорую руку электронное письмо куда проще. Но получать настоящие письмо – замечательно и радуешься, конечно, намного сильнее, когда находишь что-то в настоящем почтовом ящике, а не в электронном. Я думаю, что действительно важные личные послания все будут продолжать писать от руки. Я, например, не могу себе представить, что любовное письмо можно напечатать на компьютере. Это так официально, так холодно».

Автор: Анастасия Сорвачёва по мотивам передачи центральной редакции.

Экологическая альтернативная служба в Германии

Когда речь заходит об альтернативной службе, обычно на ум приходят молодые люди, ухаживающие за стариками и инвалидами. Но работой в социальных учреждениях возможности альтернативной службы в Германии не ограничиваются. С 1995-го года, например, можно отслужить «добровольный экологический год» - на ферме, в лесоводческом хозяйстве или в лаборатории по контролю за состоянием питьевой воды. Ежегодно около полутора тысяч добровольцев - юношей и девушек выбирают экологическую службу. Причём, для девушек ни альтернативная, ни тем более воинская служба не является обязательной. Мартине Оттенс недавно исполнился 21 год и уже десять месяцев она трудится на ферме семьи Штёкер в деревне под Кёльном. Мартина пошла «служить» после окончания гимназии. Дело в том, что полное среднее образование длится в Германии 12 лет, поэтому немецким гимназистам-выпускникам, как правило лет 19-20. Довольно зубрёжки, университет никуда не убежит, пора заняться чем-нибудь полезным, - решила Мартина около года назад:

«Я как-то случайно услышала о «экологической службе», собрала информацию и эта возможность меня очень заинтересовала. Я хотела сделать что-либо практичное и осмысленное, прежде чем погрузиться в университетские занятия».

В то время как её бывшие одноклассники уже грызут гранит науки, Мартина чистит хлев и пропалывает грядки. Её первое впечатление от работы на экологической ферме:

«Утомительно. Здесь не используются химические средства для уничтожения сорняков. Так, что приходится потрудится часок-другой, а то и целый день».

Романтические фантазии быстро развеялись. Фермерские будни оказались далеки от идиллических представлений горожанки. Мартина уже не мечтает о собственном экологическом хуторе:

«Нет, сельскохозяйственные науки я ни в коем случае изучать не буду. Мне достаточно было познакомиться с фермерами – они все живут в страхе, что не сегодня, так завтра разорятся. Я так не смогла бы. Я хотела бы заняться научной работой. Это интересует меня куда больше. Занимаясь наукой, я смогла бы разрабатывать экологические продукты».

Выбор у ребят, желающих отслужить «добровольный экологический год» есть. Вовсе не обязательно, следуя примеру Мартины, каждый день убирать хлев, сортировать куриные яйца или пастеризовать молоко. Соответствующее ведомство предлагает добровольцам следить за чистотой лесов и водоёмов и участвовать в мероприятиях по охране редких животных и растений.

«Теперь я бы предпочла поработать в лаборатории, где изучается состояние питьевой воды. То есть собрать практические навыки, которые мне пригодились бы позже в изучении химии».

Любая служба вдали от дома, гражданская или воинская – это первый шаг на пути к самостоятельности. Родители Мартины остались в Бремене, за 500 километров от фермы семейства Штёкеров:

«Поскольку у меня есть тут своя комната, и ванная, я чувствую себя гораздо более самостоятельной. Все приходится делать самой. Родителей рядом нет. Конечно, это как бы старт во взрослую жизнь».

Через два месяца Мартина отправится в родной Бремен, поступать в университет. Фермерши из неё, как выяснилось, не получится, но своё призвание Мартина по-прежнему видит в области охраны окружающей среды:

«В такой области как сельское хозяйство, конечно, не возможно изменить всё одним махом. Но я успела заметить, что экологическая ферма приносит пользу и природе, и потребителям, и самим крестьянам. К сожалению, натуральные продукты, выращенные безо всякой химии, сегодня составляют исключение из правил. Свою задачу я вижу в том, чтобы это изменить».

Автор: Мартина Хойслер