1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

Исчезновение людей в Чечне: данные правозащитников

За время второй военной кампании в Чечне пропали без вести от трех по пяти тысяч человек. Впрочем, что значит - «пропали без вести»? Интервью DW-RADIO с руководителем правозащитного центра «Демос» Татьяной Локшиной.

default

Огромный масштаб исчезновений в Чечне еще более очевиден, если соотнести количество пропавших без вести людей с числом жителей республики

Protest gegen Völkermord in Tschetschenien

За время второй военной кампании в Чечне пропали без вести от трех по пяти тысяч человек. Впрочем, что значит - «пропали без вести»? «Исчезли в результате похищений, незаконных арестов и задержаний», - говорится в докладе, подготовленном и обнародованном совместными усилиями российских правозащитных центров «Мемориал» и «Демос». Любопытно, что официальные структуры итоги доклада в понедельник 29 января не опровергали: так, полномочный представитель Чечни в Москве и вице-премьер республики Зияд Сабсаби сообщил, что в чеченском правительстве до сих пор исходили из цифры «три тысячи» – то есть, порядок цифр сопоставимый. Мы связались по телефону с одним из авторов доклада, руководителем правозащитного центра «Демос» Татьяной Локшиной, и спросили ее, каким образом и на основе каких данных авторы исследования пришли к главному выводу – то есть, о трех-пяти тысяч пропавших.

«Официальной четкой статистики не существует. Цифры, которыми оперируют представители разных министерств и ведомств, на протяжении последних нескольких лет достаточно не согласованы. В среднем, государственная статистика вертится около двух тысяч исчезнувших. Что касается цифры от трех до пяти тысяч человек, то эта цифра, полученная путем сравнительного анализа данных – в первую очередь, правозащитных российских и международных, а также местных организаций, которые ведут мониторинг ситуации с правами человека в Чеченской республике. Важно понимать: население Чеченской республики к началу войны едва достигло одного миллиона. Поэтому для такой крохотной республики это цифра огромная, это чудовищная трагедия. Важно также и то, что родственники исчезнувших пытаются их искать годами, стучатся во все возможные двери, используют все связи, все каналы. И их поиск оказывается безвыходным. Эта проблема сама по себе способствует радикализации населения. Люди понимают, что им уже никто не поможет. Они не могут даже отдать последнюю дань своим родственникам. И это очень страшно».

Полную версию интервью, которое провел боннский журналист Глеб Гаврик, слушайте в информационно-аналитической программе «Хроника дня».

Контекст