1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

История успеха (часть 2)

20.06.2006

Мы продолжаем тему, начатую в прошлом выпуске радиожурнала «Европа и европейцы», неделю назад. Речь снова пойдёт об истории успеха, точнее говоря – об историях успеха иностранцев, иммигрантов, беженцев в чужих для них странах. Мы расскажем, в частности, о российском архитекторе, ставшем мировой знаменитостью в Бельгии, о строителях из стран СНГ, вытесняющих с португальского рынка рабочей силы африканских коллег, а также о российских инвестициях в экономику Черногории.

Сегодня, как говорится, сам Бог велел начать со страны, которая, так сказать, только возникает буквально на наших глазах. Ведь для того, чтобы мы могли говорить о новом государстве, мало волеизъявления его жителей и провозглашения независимости. Это государство должно быть ещё признано мировым сообществом. Что сейчас и происходит с Черногорией.

После того, как большинство её жителей, принявших участие в недавнем референдуме, проголосовало за государственную независимость Черногории и отделение от Сербии, правительство в Подгорице призвало международное сообщество признать эту независимость. Первой откликнулась на призыв Исландия. Однако власти Черногории, естественно, ждали реакции «сильных мира сего». Она тоже последовала довольно быстро. Страны Европейского Союза, Соединённые Штаты Америки и ещё раньше их – Россия – признали «Республику Черногория». Россия имеет для Черногории особое значение: необходимо, чтобы уже существующие тесные экономические связи между двумя странами (да позволено мне будет говорить так) – для того, чтобы уже существующие тесные экономические связи между двумя странами получили соответствующее политическое обрамление и оформление. Дело в том, что во время проводившейся в Черногории приватизации самые прибыльные (пусть и в перспективе) профильные предприятия, да что там – по существу, целые отрасли экономики! – скупили российские олигархи.

В подписанном Владимиром Путиным указе говорится о признании республики Черногория в качестве суверенного, самостоятельного и независимого государства, исходя из итогов прошедшего 21 мая референдума о независимости. Президент России поручил внешнеполитическому ведомству провести переговоры с Черногорией об установлении дипломатических отношений на уровне послов.

В правительственных кругах в Подгорице ожидали, что Россия признает независимость Черногории. Тем не менее, сообщение об этом вызвало настоящее ликование в черногорской столице. Министр иностранных дел республики заявила, что речь идёт о вехе в истории страны,

«Россия поддерживала Черногорию в тяжелейшие для нее времена. Конечно, тогда был совершенно иной исторический контекст и иная ситуация – как вообще в мире, так и в нашем регионе. Но, тем не менее, не будем забывать, что именно Россия открыла в 1804 году в Которе, на берегу моря вблизи границы с Хорватией, первое в Черногории консульство. Так что мы, можно сказать, восстановим дипломатические отношения между нашими странами, продолжая традиции двухсотлетней давности».

Жители республики считают, что Россия серьёзно и заранее подготовилась к провозглашению Черногорией независимого государства. Уже несколько лет назад в Подгорице было открыто консульское представительство Российской Федерации. Всё больше укрепляются экономические связи. Не случайно Путин в минувшем году посоветовал российскому бизнесу смелее инвестировать в черногорскую экономику. Совету этому последовал, в частности, президент компании «РУСал» Олег Дерипаска. Он приобрёл 65 процентов алюминиевого комбината «Подгорица» и около 30 процентов акций месторождения бокситов в Никшиче. Вот-вот завершатся переговоры о продаже теплоэлектростанции «Плевля» и угольных шахт на севере Черногории. Чуть ли не половина всего промышленного и энергетического потенциала республики будет скоро сосредоточена в российских руках. И это ещё не всё. Российская туристическая фирма «Московская Трастовая Группа» приобрела несколько туристических отелей, другие компании купили гостиницы «Ас» и «Ханаду». Вообще говоря, недвижимость на берегу Адриатического моря пользуется большой популярностью у «новых русских», покупающих не только виллы, но даже целые деревни. Среди тех, кто готов платить за черногорскую недвижимость чуть ли не любую цену, называют и московского мэра Юрия Лужкова.

Генеральный консул России (теперь уже посол) в Подгорице Владимир Ваниев подчёркивает, что русские считают черногорцев очень близким народом – как в историческом, так и в религиозном плане. В сегодняшней Черногории также растёт интерес к тесным отношениям с Россией. Премьер-министр Мило Джуканович ещё два года назад сделал одного из самых доверенных своих людей – Милана Рочена – посланником в Москве. Совсем недавно Рочен вернулся в Подгорицу. Теперь он стал главным внешнеполитическим советником главы правительства Черногории. Отношениями с Россией Милан Рочен доволен:

«За те два года, которые я представлял интересы Черногории в Москве, сотни миллионов евро из России были инвестированы в нашу экономику. Это не считая кредитов и тех денег, которые тратят в Черногории российские туристы».

Черногория становится одним из самых излюбленных мест российских отпускников. В прошлом году на её адриатических пляжах отдыхало более 30 тысяч гостей из России – в полтора раза больше, чем в 2004-м. И не случайно после девяти лет перерыва возобновлено постоянное воздушное сообщение между Москвой и Подгорицей.

Любопытно, правда? Обычно многие политики – да и, так сказать, простой народ – в развивающихся странах с опаской, с недоверием относятся к крупным иностранным инвестициям: мол, скупают всё на корню. С Черногорией дело обстоит иначе. Не знаю, в чём тут дело: в традиционных ли исторических связях (Россия два и три века назад поддерживала Черногорию в борьбе против османского ига), или в щедрости сегодняшних российских олигархов, или в чём-то другом...

Что с удовольствием принимают и используют все государства, - так это иностранный интеллектуальный и профессиональный капитал.

До середины семидесятых годов Португалия была малопривлекательной страной для иммигрантов. Но после «революции гвоздик», когда в Португалию вместе с политическими свободами пришёл и экономический подъём, сюда потянулись гастарбайтеры из бывших колоний – прежде всего, из Анголы и Мозамбика. Они пришлись как раз ко двору, поделив между собой рынок неквалифицированной и, следовательно, низкооплачиваемой рабочей силы. Сами португальцы всё реже шли на такие работы, а перед конкурентами из других стран у бывших «закрепощённых» народов было одно существенное преимущество – знание португальского языка. Однако в последние годы положение изменилось. «Африканцев» вытесняют рабочие из Восточной Европы, прежде всего – из стран бывшего СССР.

Сейшал – это город-спутник Лиссабона, типичный «спальный» район. Здесь селятся, главным образом, выходцы из бывших португальских колоний – как, например, Виктор Морейра Таварес, родившийся в Кабо-Верде, на одном из островов Зелёного Мыса. Двенадцать лет назад он покинул родину. Виктор Таварес живёт вместе с женой и детьми в весьма спартанских условиях. Он работает на стройке.

«Многие фирмы предпочитают сейчас нанимают рабочих из Восточной Европы. Они согласны даже на меньшие деньги, поэтому их и берут. А положение африканцев ухудшилось. И нам теперь стараются заплатить поменьше».

Многие соотечественники Виктора Тавареса находятся в ещё более плачевном положении – они и вовсе потеряли работу.

Чем же берут строители из Украины, России, Молдавии? Неужели только тем, что соглашаются работать в Португалии практически за любые деньги? Огромное большинство их совершенно не владеет португальским языком, но недостаток этот они компенсируют солидной профессиональной подготовкой и высоким общеобразовательным уровнем. По статистике, у каждого четвёртого «гастарбайтера» из бывшего СССР – высшее или среднетехническое образование. А у африканцев из португальских колоний этим может похвастаться разве что один из 25 человек. «Всё это – ерунда» , - считает Карлос Дуарте Патрицио, также приехавший в Португалию с Островов Зелёного Мыса:

«Те, кто приезжает сюда из Восточной Европы, говорят: «Я – инженер, я – то, я – это…» А на самом деле их профессиональный опыт здесь мало пригоден, ведь они работают совсем по другой специальности. Я лично – плотник, уже сколько лет на стройке. И часто вижу, как плохо работают эти ребята. Они когда сюда приезжают, ни черта не умеют. Кто-нибудь им покажет, как что надо делать, только тогда они начинают соображать».

Как бы то ни было, но португальские предприниматели оценивают работяг из СНГ иначе, чем Дуарте Патрицио. Некоторые фирмы в Португалии даже стали специализироваться на наборе квалифицированной рабочей силы из стран бывшего СССР. Один из них, крановщик Сергей Федоренко впервые приехал сюда из Украины пять лет назад. И уже очень прилично говорит по-португальски.

«Я сюда приехал ради денег. Приходится помогать матери, отцу, сестре, которые живут на Украине. Многие хотят здесь подзаработать: кто – на квартиру на родине, кто – чтобы оплатить учёбу детей в вузе. Но есть и такие, кто просто ищет здесь красивую жизнь. Но на неё тоже надо сначала заработать».

Николай Сырбу – молдаванин. В Португалии он живёт и работает с 200-го года. Сейчас уже прораб на стройке. Часто он сам и нанимает рабочих. Берёт и португальцев, и африканцев, и бразильцев, которых в стране тоже немало. Но его строительная фирма всё же предпочитает рабочих строительных специальностей из постсоветских стран. Почему? Сырбу отвечает так:

«Это объясняется тем, что многие мои соотечественники, приезжающие сюда, - специалисты высокой квалификации. Как правило, у них хорошее техническое образование, у кого есть даже институтский диплом. Должен сказать, что африканцы тоже хорошо работают. Да вот только у них другие представление о трудовой дисциплине, другой жизненный уклад».

Это ещё одно объяснение, почему португальские работодатели отдают предпочтение гастарбайтерам из России, Украины, Молдавии. Пока им есть, из кого выбирать. Португальские законы весьма либеральны по отношению к строителям-иностранцам, которые приезжают в страну на заработки. Социолог Соня Перейра из Лиссабонского университета объясняет:

«Наша экономика нуждается в иммигрантах. В планах – такие крупномасштабные проекты, как, например, строительство нового международного аэропорта, расширение сети железных дорог. В стране Мы не знаем, где взять рабочих для осуществления подобных планов. Приезжие из стран СНГ позволят нам восполнить нехватку рабочей силы».

Продолжение следует...