1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Книги

История семьи "главной советской бабушки" Татьяны Пельтцер

24 мая исполняется 110 лет со дня рождения Татьяны Пельтцер - известной актрисы театра и кино. История семьи Пельтцер кажется невероятной. Ее глава пришел в Россию пешком.

Книга Изабеллы Надольны (Isabella Nadolny) "Прошлое развеялось, как дым" описывает историю семьи обрусевших немцев Пельтцеров. Ее глава, прадед автора книги, а также "главной советской бабушки" Татьяны Пельтцер (именно в таком амплуа она чаще всего выступала как актриса), в 1821 году девятнадцатилетним юношей пришел пешком в Россию из Рейнской области со ста талерами в кармане. Его звали Наполеон Пельтцер. Столь странное для немца имя дал юноше отец - большой поклонник Франции и лично Бонапарта.

Наполеон Пельтцер

Наполеон Пельтцер

Наполеон Пельтцер поступил учеником на одну из московских текстильных фабрик. Фабрика выпускала тонкое сукно. Так как пошлины на импорт крашеных тканей как раз были повышены, их российское производство развивалось очень бурно. Талантливый и трудолюбивый предприниматель, Наполеон Пельтцер скоро и сам утвердился в этой области. Спустя всего десять лет его сукно получило золотую медаль на Московской промышленной ярмарке.

Изабелла Надольны подробно, с множеством интересных деталей, которые она почерпнула из рассказов стариков, из писем и дневников членов семьи Пельтцеров, описывает своего прадеда - высокого, широкоплечего, очень энергичного человека, который не боялся, как мы сказали бы сегодня, "контролируемого риска". В 1845 году он переехал из Москвы в Нарву, где приобрел обанкротившуюся суконную фабрику. Автор книги рассказывает, как тяжелы были первые месяцы на новом месте для его жены и детей (всего у Наполеона Пельтцера их было десять), но глава семьи оставался непреклонным: он верил, что Нарва открывает новые перспективы. Так и случилось: реорганизованная фабрика стала одним из столпов русского тонкосуконного производства. Она выпускала почти исключительно сукно для офицерских мундиров. Царь был так доволен Пельтцером, что наградил его несколькими орденами.

Пианист-виртуоз и певец-вундеркинд

Текстильными фабрикантами, купцами первой гильдии стали и сыновья Наполеона Пельтцера. Но Изабелла Надольны говорит об этом чуть ли не мельком, куда больше внимания уделяя улучшению быта рабочих "Нарвской суконной мануфактуры" (что ее хозяин считал очень важным), а также повседневной жизни семьи Пельтцеров - причем, не только стародавней, но и современной ей.

Обложка книги

Обложка книги

Порой разные эпохи переплетаются в повествовании так сильно, что уже не знаешь, идет ли речь о семейном музицировании в доме патриарха в середине XIX века или в салоне одного из его внуков в начале XX-го. Смешение явно желаемое: наглядней становится ценность семейных традиций Пельтцеров, унаследованная культура дружного, хлебосольного дома, незыблемость домашнего очага, уничтоженная после революции семнадцатого года...

Между прочим, музицирование принесло свои плоды: внучатый племянник Наполеона Пельтцера, Федор Федорович Кёнеман, стал известным русским композитором, профессором Московской консерватории. Судьбы обрусевших немцев Пельтцеров и Кёнеманов очень схожи. Обе семьи начинали в России с нуля, сколотили состояние, стали суконными и льняными фабрикантами, славились качеством своей продукции, деловой сметкой и заботой о рабочих. Главное текстильное производство Кёнеманов располагалось на излучине Клязьмы, в нынешнем городе Щелково. Связи между этими семьями были очень тесными, тем более что обрусевшие немцы часто женились на "своих".

Правда, как раз отец Федора Кёнемана был исключением: он женился на украинской дворянке Ольге Гнедич (родственнице известного поэта пушкинской поры и переводчика Гомера Николая Гнедича). Их первенец, родившийся в 1873 году, блестяще, с золотой медалью, окончил Московскую консерваторию. Его имя и сегодня можно прочитать на почетной доске в здании консерватории. Еще студентом Федор Кёнеман познакомился с юным певцом, своим сверстником и тезкой Федором Шаляпиным. Их дружба продолжалась более трех десятилетий. Кёнеман стал личным аккомпаниатором Шаляпина, писал музыку для песен, баллад и романсов, которые Шаляпин исполнял на концертах. Самые знаменитые из них - романсы "Кузнец", "Три дороги" и баллада "Как король шел на войну".

Федор Шаляпин в 1922 году эмигрировал из Советской России, Федор Кёнеман остался. Он преподавал в консерватории и умер в 1937 году в Москве. Но, пожалуй, самые известные потомки текстильных фабрикантов, о которых с такой теплотой и любовью к деталям пишет Изабелла Надольны, - это актерская династия Пельтцеров.

Актерская династия

Иван (вообще-то Иоганн) Романович Пельтцер, блестящий комедийный актер, начинавший сниматься в кино еще в дореволюционные времена, стал первым заслуженным артистом РСФСР. Он играл в таких фильмах, как "Белеет парус одинокий", "Медведь", "Большая жизнь", "Она защищает Родину", "Последняя ночь"...

Татьяна Пельтцер. 1920-е годы

Татьяна Пельтцер. 1920-е годы

По описаниям современников, был человеком невероятно активным, деятельным, энергичным. Любил посидеть в ресторане московского Дома актера, в 75-летнем возрасте женился во второй раз - на молодой актрисе.

Актрисой стала и его дочь Татьяна Пельтцер, которую отец впервые вывел на сцену, когда она училась в первом классе гимназии. Острохарактерная актриса, Татьяна Пельтцер не всегда играла добрых мам и шамкающих бабушек, но все же это стало основным ее амплуа. Настоящая слава пришла к ней после спектаклей в Театре Сатиры, кинофильмов о солдате Иване Бровкине и юмористической телепередачи "Кабачок 13 стульев". В 1972 году Татьяна Пельтцер была удостоена звания народной артистки СССР, и она стала первой "народной" в Театре Сатиры.

Isabella Nadolny
"Vergangen wie ein Rauch".
List Taschenbuch, Berlin