1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Человек и природа

История перевоплощения индустриальных ландшафтов

30.10.2006

Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, что должно происходить с огромными территориями, на которых раньше велось мощное промышленное производство, скажем, по добыче угля или нефти?

default

В Германии над этим ломают голову ландшафтные архитекторы.

Для того, чтобы массивы и пустыри не оставались не у дел, дизайнеры пытаются их превратить в туристические парки или зоны отдыха. Казалось бы, противоречия промышленной и курортной зоны непреодолимы. Но фантазии креативных архитекторов предела нет. О модном течении в архитектуре под названием ландшафтный дизайн рассказывает моя коллега Татьяна Кириянова. Она побывала в бывшем центре по добыче угля в Бранденбурге, и своими глазами смогла увидеть чудо перевоплощения из промышленной зоны в экологически благоприятный курорт отдыха. Словно на другой планете

Словно на другой планете. Глубокий серый овраг, рядом холм, в ушах стоит гул от воющего ветра, в глаза попадает песок, на земле – огромные лужи ржавого цвета.

Райнер Ханиш: «Для начала давайте спустимся вниз. Мы пройдем сейчас по дну будущего озера. Его глубина 100 м. Вдохните глубоко, а то внизу не хватит воздуха».

На дне озера воды пока нет. По «неизведанной планете» нас ведет Райнер Ханиш. Он неустойчиво стоит на краю оврага и спускается с нами вниз на самое дно, которое в скором будущем зальется водой. В 2017 году на месте бывшей горной шахты в бранденбургском Нидерлаузице, что недалеко от Коттбуса, возникнет целая цепочка озер и перед взором туристов предстанет новый природно-ландшафтный аттракцион, полностью созданный руками человека:

Райнер Ханиш: «Смотрите, вот вы видите, этот вырытый овраг, а там вот лестница, ведущая вниз. Как вы думаете, что это? Через несколько лет на этом месте возникнет причал для яхт и лодок. Глубина озера в этом месте будет составлять не больше трех метров, этого вполне достаточно для того, чтобы добиться хорошей проходимости для водного транспорта».

Пустырь, на котором сейчас во всю идут строительные работы по воплощению дерзкой архитекторской задумки по изменению природного ландшафта в Нидерлаузице, еще несколько лет назад выглядел совсем иначе:

Эберт Ройг: «Тут раньше была небольшая деревня. Сорок тысяч жителей проживали здесь. Возникла она из-за того, что здесь в начале 20-го века нашли уголь и было решено добывать его способом открытой разработки. Появились шахты, производство угольной промышленности. Потом стали строить дома для рабочих и их семей, построили школу для их детей, церковь тут тоже была, спортивные площадки, магазины. Трудно поверить, что здесь совсем недавно еще бурлила жизнь. В том числе и моя. Вот там – был башмачник».

Эберт Ройг – бывший шахтер и бывший житель деревни Бюкхен. Сейчас на месте Бюкхена – огромный кратер. В 1990 году, когда в сторону Берлина подул ветер перемен, когда с политической карты исчезла ГДР и произошло объединение Германии, было решено свести жизнь шахтерской деревни на нет. Производство по добыче угля было остановлено из-за нерентабельности, к тому же оно сильно загрязняло окружающую среду и наносило ущерб здоровью населения. Клубы дыма стояли над поселком, когда десятки тракторов расчищали территорию деревни: были снесены дома, магазины, школа, и поставлена жирная точка в летописи Бюкхена как населенного пункта и как центра горно-угольной промышленности. Раз и навсегда было покончено с пронзительным шумом, едкой пылью и закоптившемся бельем на балконе. Жители тяжело прощались со своей родиной, с местом своего детства.

Новую жизнь в Бюкхен вдохнули ландшафтные архитекторы поколения next. Они решили не просто создать на месте бывшего шахтерского поселка туристический парк, но и внедрить в него элементы прошлого. Следы промышленного производства, которое на протяжении века велось в Бюкхене и являлось его неотъемлемой частью, нашли место в проекте по перевоплощению этого пустыря в культурно-ландшафтный парк. Эта идея по-прежнему кажется многим специалистам необычной, но местные жители в нее тут же влюбились, и понятно, почему:

Бригитте Ройг: «Это же была наша жизнь. И поэтому мне по душе то, что все станет так, как это было когда-то при нашей жизни в Бюкхене. Можно будет, наконец, привезти сюда внуков и показать им, откуда берет начало их род и как примерно выглядело место, где мы родились и выросли».

Рассказывает бывшая учительница в Бюкхене Бригитте Ройг. По замыслу дизайнеров, объекты, которые когда-то использовались в процессе добычи угля, станут декорациями ландшафта, украсят собой новый пейзаж. Шины, по которым перевозили добытый уголь, превратили в стальной стильный мост. Солнечный свет отдавает звоном теней на его металлическом корпусе. Неподвижно, словно сторожила ушедшей эпохи, стоит он сейчас в пустыре и дожидается своего часа, когда в Нидерлаузиц потянутся туристы. Им он будет напоминать о своем прошлом и будущем. Озера соединят между собой изящными каналами. По ним можно будет сплавляться на байдарках. На берегу искусственных водоемов построят дачи, дома для отдыха, разобьют сады и поляны. Новые рестораны с меню, типичным для бранденбургского региона, будут привлекать немецких гурманов, а новые пивоварни будут заманивать на кружку пива уставших от долгой дороги путников. Чтобы послушать репортаж Татьяны Кирияновой, скачайте аудиофайл программы «Человек и природа» по ссылке внизу.

Как вода стала роскошью

Наталья Нестеренко регулярно посещает Чечню, и на этот раз она расскажет нам о том, как питьевая вода в Грозном стала роскошью, и что в Чечне мешает решить проблему вывоза мусора.

Третий грозненский микрорайон мало чем отличается от других районов города – скелеты домов, груды развалин, в некоторых уцелевших стенах домов свои признаки жизни – ночью огоньки, днем разноцветное белье на балконах. Канаты, свисающие из окон и балконов, напоминают корабельные ванты. И только при ближайшем рассмотрении становится понятно, что это своеобразный вариант водопровода.

Такой способ добычи воды примитивен, но эффективен. На одном конце каната закреплен крюк, на котором подвешивается ведро с водой. Тянешь за свободный конец, и ведро поднимается до нужной высоты. Это легче, чем бегать с ведрами по лестнице. Жителям микрорайона повезло – здесь во дворах работают колонки, подающие воду из артезианской скважины. Большинство горожан, проживающих в других районах, к примеру, в Старопромысловском, воду покупают. Целый день по улицам Грозного разъезжают частные автоцистерны с водой. О том, каким образом частники-водовозы добывают ее, рассказывает специалист заведующая отделом санитарно-эпидемиологической экспертизы центра санитарно-эпидемнадзора в Чеченской республике Залпа Радуева.

Залпа Радуева: «Берут с разводящей сети, ставится насосы на центральную трубу, через грозводлоканал они проводя. Они ее покупают у МЖКХ и дальше перепродают населению».

Домохозяйка Мадина без труда проводит финансовый расчет: ведро- 75 копеек, молочная фляга – три – пять рублей, тона воды – 50- 70 рублей.

Мадина: «В любое время дня подъезжает. Всю тару берешь и закупаешь. В другой раз могут и не привезти. Тазы, ведра, большие кастрюли. Учитывая , что в квартирах нет слива и экономишь, постирал и не выливаешь, экономишь».

Из четырех стандартных водозабора в Грозном восстановлены только два. Именно оттуда предприимчивые люди качают воду, а потом перепродают населению. По словам Залпы Радуевой, эту воду доставляют без всякой очистки и пить ее нельзя. Кишечная палочка в ней, по мнению специалиста, самый безобидный из микроорганизмов.

Залпа Радуева: «Хлорирование воды не проводится, нет лаборатории и реагентов. Населению подается недоброкачественная питьевая вода. Она не отвечает санитарным нормам и правилам. Если ее пить не кипятя, то можно получить кишечные заболевания. Вся разводящая сеть в городе, восстановлена всего 15 % водопроводных сетей. Везде дыры и идет подсос из канализации и вся она вторичная загрязняется и без хлорирования. Если сегодня посмотреть по цифрам, вода не соответствует нормам на все 100%».

А между тем, власти республики раскинули мраморный фонтан в центре Грозного, восстановили проспект Победы и отштукатурили несколько домов, напоминая заезжим гостям о восстановлении республики. Кажется, что только представителям международных организаций небезразлично здоровье грозненцев: на протяжении последних лет они обеспечивают некоторые районы города качественной водой:

Залпа Радуева: «Это две гуманитарные организации, которые расставили водяные подушки: польская гуманитарная акция и Международный комитет спасения. У них есть на балансе автоцистерны, которые проходят дезобработку и вода хлорируется на разводящей сети. Международный комитет Спасения обеспечивает детские садики, Октябрьский район, школы, частный сектор. Поляки – все школы, детсады , больницы. За счет этого мы получаем хорошую воду, но это не достаточно».

Вдоль недавно проложенной дороги, что в четвертом микрорайоне Грозного, на фоне разрушенных многоэтажек стоят торговые палатки. На месте бывших зеленых газонов – кучи мусора: в основном это остатки пищевых продуктов, над ними - кружит рой мух. Жители соседних домов устали вести дискуссии с продавцами на рынке о том, что нужно соблюдать чистоту. Залпа Радуева подтверждает, что проблема вывоза мусора не решена в Грозном до сих пор.

Залпа Радуева: «Повсюду во всех придворовых территориях собраны свалки, не достаток мусорных контейнеров, некуда выбрасывать. Мин жилищно-коммунального хозяйства собирает с населения деньги на вывоз мусора, но ничего не решается. На территориях, прилегающих к рынкам, особенно актуально. Доходит до того, что детям негде гулять, много мусора. От этого много заболеваний. В прошлом году было завезено по 100 контейнеров. Но этого не достаточно. Населению некуда выбрасывать. Есть 2 свалки: по Петропавловского шоссе и в Андреевской долине. Т.е. есть условия для приема, но завозится не весь мусор. Что происходит: вырывается котлован и сбрасывается там. Мы поднимали вопрос, но результатов нет».

Еще одна нерешенная задача – очистка канализаций.

Залпа Радуева: «Канализации восстановлены примерно на 20 %, восстановлены 14 штук канализационные станции. Очистные сооружения восстанавливаются, очень маленький процент работ там сделан. Все стоки поступает в реки или на поля фильтрации. Почему стоит запах в домах, потому что не все коллекторы очищены и заменены. 15 лет их никто не чистил сегодня их поменять надо много времени. В плане они до 2010 года, когда ремонтируется здание , что очищается только часть канализации, а центральная загрязнена».

Неудивительно, что самым большим спросом на местных рынках пользуется вода в пластиковых бутылках. Жители покупают ее охотно, они надеются, ее привезли из других регионов Северного Кавказа. Чтобы послушать репортаж Натальи Нестеренко, скачайте программу «Человек и природа» по ссылке внизу.

Аудио- и видеофайлы по теме