1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

История вооружения Ирака

07.03.2002

17 декабря 1998 года. США и Великобритания начинают операцию «Лиса в пустыне». Цель операции – уничтожения на территории Ирака объектов, где могли бы находится или производится компоненты оружия массового поражения, а также его носители.

Непосредственным поводом для внезапного нанесения ракетно-бомбового удара по Ираку стала высылка из страны инспекторов ООН, которые должны были подтвердить или опровергнуть наличие у Ирака химического, бактериологического или даже ядерного оружия. Российские политики реагируют остро.

«Нам всем надо понять, что Америка – это сегодня хуже, чем Наполеон и Гитлер во много раз. Надо «переамериканить» американцев. Раз американцы действуют так, то давайте действовать в два раза жестче, если силы позволяют. У нас есть великолепные образцы нового оружия, значительно превосходящего то, которое применяется в Ираке США».

Однако, Гюнтер Ферхойген, который был тогда заместителем министра иностранных дел Германии, заметил:

«Прежде всего, нужно было подумать о том, как обезвредить агрессивный потенциал аморального режима, который имеет оружие массового уничтожения. Если бы он выполнил обещание, данное ООН, предъявил и сдал оружие массового уничтожения, допустил контролеров, не мешал им работать, то не было бы не санкций, ни ракетных ударов».

Безусловно, такой же будет реакция и на сей раз. Ведь не смотря на все попытки Кофи Аннана и многих других политиков найти мирное решение комплекса проблем, связанных с Ираком, наблюдатели сходятся во мнении, что США начнут боевые действия против Ирака. Вопрос только в том, когда эти действия начнутся и по какому сценарию будут развиваться. Озабоченность по поводу иракского оружия массового поражения остаётся, но на первый план выдвигается другая цель.

Так, в сообщении о предстоящей в апреле личной встречи президента США и премьер-министра Великобритании, подчеркивается, что они намерены обсудить детали плана военной операции, главной целью которой станет свержение режима Саддама Хусейна.

Известный немецкий эксперт Михаель Штюрмер полагает, что операция может начаться не ранее осени. Во-первых, США дождутся майского заседания Совета Безопасности ООН, где будет обсуждаться вопрос о международных санкциях против Ирака. Такие заседания проходят раз в полгода. Не исключено, что к тому времени Ирак пойдет на уступки и допустит инспекторов на подозрительные объекты. Если в мае Ирак не изменит свою позицию, мир окончательно убедится в опасности Ирака и военные действия станут неизбежными, однако Штюрмер уверен, что летом они не начнутся из-за жары, которая выведет из строя всю технику, но с осени нужно быть готовым ко всему, а тот, кто попытается представить себе, сколько самых разнообразных аспектов должно быть учтено, неизбежно согласится, что на подготовку плана, в котором будут детально проработаны все этапы операции, уйдет, как минимум год.

Что же предстоит учесть?

Так американские эксперты полагают, что пройдет не менее шести месяцев, прежде чем будет собрано необходимое количество систем точного наведения, опробованное в Афганистане. Во время кампании против талибов и Аль-Каиды американцами было сброшено 18 000 боеприпасов, по большей части – высокоточных. Чтобы сделать из обычной пятисоткилограммовой бомбы высокоточную, на ней устанавливается система наведения под названием Joint Direct
Attac Munitions, ценой в 20 000 долларов.

С конвейеров завода Боинга в Сент-Чарльзе ежемесячно сходит полторы тысячи таких устройств. Хотя работа ведется в три смены, Пентагон предупреждает, что ВС США необходимо не менее шести месяце для подготовки к боевым действиям против Ирака.

«10 лет назад было мобилизовано 500 000 человек, из них только часть оказалась задействованной. На сей раз понадобится примерно 200 000 человек», - считает Хельмут Зонненфельд, один из американских экспертов.

Необходимо иметь базы для дислокации и развертывания американских сил вблизи от Ирака. Но ни одна из стран региона не готова оказывать такую поддержку США. В 1991 году было иначе. Сообщается, что директор ЦРУ Теннет, посетив президента Египта Мубарака, обратился к нему с единственной просьбой, не выражать открыто своего несогласия с американскими планами относительно Ирака. Мубарак убежден, что удар по Багдаду может нарушить относительную стабильность на всем Ближнем Востоке. Маловероятно, что США пойдут на то, чтобы вовлечь Израиля в прямое участие в боевых действиях. Нет пока поддержки и со стороны союзников по НАТО.

Однако здесь надо помнить те уроки, которые специалисты извлекли, анализирую операцию «Лиса в пустыне». Первый из этих уроков – операция была начата без предварительного развертывания дополнительных сил вблизи Ирака. Второй урок – усиление значения внезапности начала военных действий, достигнутый посредством нанесения первого удара ой группировкой сил, которая есть в наличии.

Не следует сбрасывать со счетов и то, что по-прежнему существуют серьезные разногласия относительно военной операции и внутри администрации США, поскольку часть влиятельных политиков убеждены, что в настоящее время никакой реальной угрозы интересам США от Ирака не исходит. Против военного вторжения в Ирак выступает, например, госсекретарь США Колин Пауэлл, который был одним из руководителей операции в 1991 году. Нет единства мнений и в оценке боеспособности иракской армии. Однако генерал ВВС США Чарльз Бойт уверен, что на сей раз Саддам Хусейн, которому теперь терять нечего, примени химическое и биологическое оружие. Только уничтожив иракские арсеналы, США смогут надеяться на достижение главной цели – уничтожения Саддама Хусейна.

Сцены демонстративного проявления народа к вождю, наверняка вспомнит любой, кто хоть однажды смотрел кадры, снятые с разрешения властей в Ираке. Народ поет и пляшет при виде Саддама, солдаты целуют ему руки. Люди пьют чай, покупают восточные сладости и вполне были бы счастливы, если бы не происки Запада. Но иностранные тележурналисты, даже честные, если они не хотят потерять аккредитацию в Ираке вынуждены говорить и показывать только то, что им разрешают говорить и показывать постоянно сопровождающие их сотрудники специального ведомства. Даже разрушения в Багдаде, даже похороны – все это проходило цензуру или было поставлено и снято специально для иностранцев.

Рассказывает журналист телевидения ФРГ Андреас Цехович, работающий на Ближнем Востоке:

«Мы едем из Багдада в Такрит, на родину Саддама Хусейна. Там живет его клан, представители которого правят страной. Для такой поездки нам нужно несколько специальных разрешений от секретных служб. Даже ракурс съемки памятников Саддаму диктуют сопровождающие».

Но это мелочи по сравнению с тем, что рассказывают оппозиционеры, бежавшие из Ирака. Например, бывший шеф одной из пяти иракских спецслужб:

«Саддам постоянно требует проведения казни. Казнен может быть и тот, кто скажет о Саддаме что-нибудь плохое и тот, кто слышал это, но не донес. Он будет расстрелян».

Силовые структуры Ирака следят одна за другой. За армией, в которой около полумиллиона человек следит гвардия – 80 000 человек. Гвардию контролируют феддаины Саддама, которые подчиняются его сыну Удаю. Главная задача феддаинов охрана членов семьи диктатора. В одном из документальных фильмов показан эпизод подготовки феддаинов. Огни руками разрывают живую собаку и едят ее сырое мясо.

Параллельно с регулярной армией существует так называемая народная армия. В ней миллион добровольцев. Их задача – подавить любой очаг сопротивления в течении получаса. Если в армии обнаруживается диссидент, то на плаху отправляется все отделение, в котором он служил.

После войны в заливе Саддам построил в Багдаде музей победоносного вождя. Под золотым горным орлом, в центре колоссального комплекса из мрамора с золотыми инкрустациями, между символическими изображениями Тигра и Евфрата, качается гигантский золотой маятник - символ власти, которую мечтает иметь Саддам в арабском мире. Вокруг золоченые снаряды, личное оружие вождя, его форма. Тут же история самого Саддама. С 20 лет он участвует в подпольной борьбе, в организации заговоров и переворотов. В 1968 он становится вторым лицом в Ираке. В 1979 берет всю власть. Опирается на армию и партию. Партия – ядро государства и всех его структур. Такая роль принадлежала партии только у Гитлера и у Ленина. Наитеснейшие отношения устанавливает Саддам с Арафатом, Брежневым, Кастро. Ирак становится одним из крупнейших покупателей советского оружия и проводником разрушительных советских идей на Ближнем Востоке. Впервые мир почувствовал опасность, исходящую от Саддама, в начале 70-х, когда появились сообщения, что его агенты добыли секрет ядерной бомбы. Саддам, выступая на съезде партии, возмутился:

«Нам не надо было ничего добывать, я его совершенно свободно получил», – заявил Саддам, демонстрируя собравшимся взрыватель ядерной бомбы. Считается, что ему помогала Франция. СССР дал Ираку ракеты и массу другой техники. Американцы помогали Ираку в его восьмилетней войне с Ираном. Западные фирмы продавали оснащение, необходимое для модернизации советских ракет. Как всегда оружие, обеспечивающее власть Саддаму, покупается за счет населения, живущего в катастрофической бедности. Не спасает и гигантская программа гуманитарной помощи, организованная ООН. Миллионы тонн продовольствия и предметов первой необходимости завозится в страну. Их распределяют по карточкам, но месячной нормы хватает только на три недели жизни впроголодь. Зато деньги есть в семье Саддама – не менее 10 миллиардов долларов. Только за время международных экономических санкций Саддам Хусейн построил около дюжины дворцовых комплексов. Некоторые из них колоссальных размеров и располагают бассейнами, прудами, каналами. Все дворцы построены из мрамора, декорированы лепниной, деревом благородных пород. В ванных комнатах золоченые краны и души. Дворцы принадлежат, в основном, семье Саддама. Она управляет государством полностью и единовластно. Его старший сын Удай – второе лицо в империи – шеф-идеолог. Его считают наследным принцем. Удаю подконтрольны молодежные организации страны, студенческие союзы, олимпийский комитет, союз деятелей культуры, один из двух существующих в стране телеканалов и практически все ежедневные газеты.

Удай контролирует контрабандную торговлю. Его флотилия замаскированных танкеров вывозит за границу дизельное топливо, а обратно везет компьютеры, запчасти, порнографию и даже автомобили. Удай контролирует вывоз горючего в Турцию и контрабанду сигаретами и алкоголем. На этом старший сын Саддама зарабатывает благодаря санкциям ежемесячно сотню миллионов долларов. Недавно, правда, на Удая было совершено покушение. Эксперты уверены, что это мог сделать только кто-то из членов семьи.

Бывший шеф одной из пяти иракских спецслужб считает, что и покушения на самого Саддама Хусейна может быть совершено только кем-то из его родственников. Покушение или даже попытка его совершить может стать сигналом к началу переворота. На устранение Саддама надеяться и американцы, но, как считает бывший шеф ЦРУ, многого можно было бы достичь мирным путем.

Надо поддерживать правительство Ирака в изгнании, поддерживать оппозиционные группировки, находящиеся за границей. О том, чего модно достичь, помогая диссидентам, говорит дело зятя Саддама. Он бежал за границу три года назад, прихватив с собой все материалы по иракским ядерным разработкам, и тем самым оказал неоценимую услугу мировому сообществу. Спецкомиссия ООН получила возможность составить полную картину работ над атомной бомбой. Еще месяц, и Саддам с гордостью заявил бы о создании исламской бомбы. Но, как говорит один из экспертов:

«Мы знаем, что в стране есть специалисты. Мы должны исходить из того, что где-то спрятаны даже готовые блоки. Так что, если завтра отменят санкции, то Ирак очень быстро наверстает упущенное. И это несмотря на то, что эксперты спецкомиссии – физики, химики, инженеры – в течение 8 лет работали как криминалисты, причем в условиях абсолютно враждебно настроенного государства. Приходилось разбирать радиоактивные руины разбомбленных американцами объектов, чтобы понять, что там производилось или могло производиться. Не раз было так, что пока охрана препиралась с членами комиссии у входа на какой-нибудь объект, его обитателей вывозили через задние ворота уличающие их приборы и детали. Бывало и так, что иракцы тайком или силой снимали с грузовиков детали, только что загруженные контролерами».

Неслучайно один из контролеров говорит:

«Мы работали, как собаки-ищейки, и могли спокойно вздохнуть только после того, как, запротоколировав очередные опасные находки, взрывали их».

Не раз Ирак, российские политики, да и многие журналисты обвиняли в бесчеловечности американцев, когда их ракеты накрывали и в 1991 и сейчас жилые кварталы. Но, как доказали инспектора ООН, командный центр ядерной программы Ирака размещался в обычном жилом доме, в центре жилого квартала.