1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Исторические последствия Чернобыля всплывают постепенно

Еженедельная печать Германии много и подробно пишет о чернобыльской катастрофе в связи с приближающейся 20-й годовщиной аварии на АЭС.

default

Еженедельник Zeit пишет:

Исторические последствия чернобыльской катастрофы проявляются лишь постепенно. Произошедшая в Чернобыле трагедия способствовал эрозии доверия к науке, исчезновению технологического оптимизма, а в Германии, без сомнения, и новой политической ориентации вплоть до создания "красно-зеленого" правительства и принятого им решения об отказе от использования ядерной энергии, которое не отменено до сих пор. Последствия Чернобыля можно сравнить с последствиями химической катастрофы в индийском Бопале, которая произошла двумя годами раньше и унесла значительно больше человеческих жизней.

О последствиях чернобыльской аварии для здоровья населения спорят до сих пор. Под руководством Всемирной организации здравоохранения целые батальоны медиков собирают данные о жертвах радиоактивного облучения и пытаются определить их количество. Исходя из сегодняшних далеко неполных сведений, эксперты ВОЗ предполагают, что в долговременной перспективе от последствий катастрофы погибнет более 4000 человек. Однако официальной науке уже не верят, и образовавшийся вакуум сразу же заполняет "Гринпис", по оценкам которого общее число жертв катастрофы превысит 90 тысяч человек. Так же мало верят сейчас утверждениям атомной промышленности о том, что она извлекла должные уроки из трагедии. Подобные сомнения объяснимы: ведь до сих пор достоянием гласности становятся все новые и новые случаи недостаточной информационной открытости и нарушений правил безопасности. Кроме того, политика и наука не стремились поощрять разработку таких моделей ядерных реакторов, топливные стрежни которых не могут расплавиться по физическим причинам. Вместо этого атомная промышленность стремится продлить сроки эксплуатации старых реакторов.

Еженедельник Spiegel называет Чернобыль "Помпеей атомной эры" и "символом крупнейшей техногенной катастрофы в истории человечества":

По оценкам Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), всего лишь три-четыре процента использовавшегося в реакторе ядерного топлива было выброшено в атмосферу в результате взрыва на Чернобыльской АЭС. В то же время украинский радиолог Виктор Поярков предполагает, что в 1986 году в атмосферу могло быть выброшено "до 50 процентов топливного материала". Ученые авторитетного московского Института Курчатова после разведки, проведенной в саркофаге реактора, придерживаются тезиса, что 20 лет назад в атмосферу был выброшен весь радиоактивный материал. В этом споре речь идет не только о том, куда делись 180 тонн высокорадиоактивного материала. Речь идет о числе погибших на сегодняшний день и жертвах, которые еще появятся в будущем. Ведь "боди каунт", как это называют американцы, имеет решающее значение для вопроса, можно ли считать гигантскую аварию в Чернобыле аргументом против будущих многомиллиардных сделок, связанных с атомной энергией.

Трагедия на атомной электростанции имени Ленина, как ни одно другое событие, имевшее глобальные последствия, до сих пор служит причиной раскола в науке и политике. На примере Чернобыля долго время можно было доказать верность практически любого мировоззрения, поскольку отсутствовали надежные данные о причинах и, в первую очередь, последствиях аварии, поскольку руководство КПСС во главе с Михаилом Горбачевым хранило гробовое молчание или лгало. Кроме того, в результате развала Советского Союза в 1991 году в новых независимых республиках затерялись следы и истории болезни жертв, а также доказательный материал против должностных лиц, отдававших преступные распоряжения.

Но и спустя 20 лет после чернобыльской катастрофы имеется достаточное количество доказательств, улик и документов для близкой к истине оценки происшедшего. Они скрыты в московских архивах партии и в учетных карточках онкологических больных у белорусских педиатров, в протоколах заседаний руководства международных ядерных концернов и их лоббистов, а также в истории хождений по мукам переселенных сотрудников атомной электростанции.

Обзор печати подготовил Геннадий Темненков

Контекст