1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Историк Каппелер: И Украина, и РФ до сих пор в поиске самоидентичности

Как восприняли на Западе провозглашение независимости Украины? Какое значение имели последние два года для процесса образования украинской нации? Интервью DW с австрийским историком.

Андреас Каппелер

Андреас Каппелер

Андреас Каппелер (Andreas Kappeler) - практически живая легенда среди тех, кто интересуется историей Восточной Европы. Более 40 лет он посвятил научным исследованиям национальных движений в регионе, в частности вопросу образования украинской нации. "Украина - не Россия. Об этом я написал раньше президента Кучмы", - иронизирует профессор Каппелер, приветливо встречая корреспондента DW.

Много лет исследуя вопрос становления украинской национальной идентичности, о собственной ученый рассказывает, упоминая три страны: родился в Швейцарии в 1943 году, затем долгое время жил и работал в Германии - преподавал в Кельнском университете. С 1998 года Каппелер живет в Вене. "Для простоты можете называть меня австрийским ученым швейцарского происхождения, ведь в Германии я разве что бываю в гостях", - шутит он, угощая душистым чаем в своем доме в тихом районе Вены.

Его частному собранию научной литературы на украинскую тематику позавидовала бы любая профильная библиотека. Но, пожалуй, самое интересное в нем - авторские труды. Еще в 1970-х годах Каппелер одним из первых западных ученых делал в своих работах акцент на полиэтничности и национальной неоднородности Российской империи и Советского Союза. Поэтому Каппелера нередко называют первооткрывателем Украины для научного сообщества Западной Европы, где в этот период, как правило, всё, что находилось восточнее Польши, считали "продолжением России". "Откровенно говоря, тогда я тоже не представлял себе будущего Украины как отдельной государственной единицы", - признается Каппелер, вспоминая о своей первой поездке по советским республикам в 1970 году.

На пороге независимости

Во второй раз он вернулся на Украину - в тогдашнюю УССР - ровно через 20 лет и, по его словам, стал свидетелем титанического сдвига в национальном самосознании украинского и других народов бывшего Советского Союза. "Ветер перемен" уже был ощутим, вспоминает собеседник: на этот период пришлась легализация Украинской греко-католической церкви, студенческая голодовка в Киеве, массовые народные вече, проходившие под сине-желтыми знаменами, фестивали украинской песни, которые не решался разгонять даже некогда всесильный КГБ СССР. Со многими активными участниками украинского движения за независимость у Каппелера завязались тесные дружеские отношения, которые он поддерживает и сегодня.

Агония старой советской системы уже была очевидна. Но даже тогда, в начале 1990-х, как вспоминает ученый, в Европе еще никто не мог предвидеть скорого рождения независимого украинского государства. "Независимость Украины - чудо, - говорит он. - Советская система умерла в 1991-м, но вполне вероятным было и то, что некая часть СССР могла бы продолжить существование в иной форме. В истории часто случаются точки возможного альтернативного развития событий".

Люди на улицах Киева 24 августа 1991 года

Люди на улицах Киева 24 августа 1991 года

Каппелер вспоминает, что на Западе даже после провозглашения независимости Украины не сразу поняли масштаб этой новости, пришедшей из Киева 24 августа 1991 года. "Всего годом ранее по СССР волной прокатился "парад суверенитетов" республик, который, по сути, ничего не изменил. И только после Беловежской пущи (где в декабре 1991 года было подписано соглашение о создании СНГ и прекращении существования СССР. - Ред.) пришло осознание того, что все серьезно".

Через 25 лет, прошедших после судьбоносного августа 1991 года, Андреас Каппелер считает сам факт независимости Украины "главным ее достижением - событием историческим, которое пусть крайне медленно, но возвращает Украину не только на географическую, но и на ментальную карту Европы". Событие, которое могло и не произойти: ведь менее чем за полгода до этого около 70 процентов жителей УССР на мартовском референдуме высказались за сохранение Украины в составе СССР на основе той же декларации о суверенитете.

Тоталитарное наследство

Процессы последней четверти века на постсоветском пространстве Андреас Каппелер оценивает критично, но, как всякий опытный историк, склонен рассматривать их в более широком историческом контексте и без лишних эмоций. Так, избавиться от наследства тоталитарного прошлого для всех без исключения республик бывшего СССР оказалось тяжелее, чем представлялось тогда, на пике эйфории 1991 года. Обнищание и хаос 1990-х и невиданная коррупция 2000-х лишь усугубили и замедлили этот процесс. Потому не только Украина, но и Россия, "до сих пор находятся в поисках своей идентичности, а также своего места в мире и формулы взаимоотношений между собой", отмечает историк.

Встреча в Беловежской пуще, положившая начало СНГ

Встреча в Беловежской пуще, положившая начало СНГ

Связи между двумя народами с тесно переплетенной историей, прогнозирует он, еще долго не нормализуются из-за аннексии Крыма и кровавой войны последних двух лет в Донбассе. "Тем не менее для формирования украинской современной нации именно последние два года имеют огромное значение", - говорит профессор Каппелер, но тотчас переходит к критике украинского подхода к обработке исторического прошлого.

"К примеру, ситуация с переименованием Кировограда, когда, игнорируя мнения самих горожан, решение принимают в столице. Это же типичная советчина, - возмущается он. - Как и то, что государство "назначает" героев и решает, кого считать борцом за свободу", - говорит Каппелер.

Повод для оптимизма

Не менее жестко Андреас Каппелер отзывается и о линии австрийского правительства. В 2014 году президент Австрии Хайнц Фишер первым среди лидеров ЕС после аннексии Крыма принял у себя президента России Владимира Путина. Затем Вена стала в авангарде государств Центральной Европы, выступающих против усиления, а то и вовсе за отмену, санкций, введенных против Москвы.

И уже не столь важно, делится наблюдениями Каппелер, что в узком кругу австрийских интеллектуалов до сих пор присутствует определенная романтизация Западной Украины - этого "удивительного края", где "всплывает последняя железнодорожная станция австрийской монархии на Востоке", как описывал Галицию немецкоязычный писатель Йозеф Рот в знаменитом романе "Марш Радецкого". Но вот политические элиты сегодняшней Австрии этой романтической ностальгией не обременены, отмечает ученый.

Тезис о цикличности истории Каппелер отвергает: в начале XX века молодое украинское государство не смогло рассчитывать на поддержку Европы, прекратив свое недолгое существование. Сегодня, говорит историк, ситуация отличается кардинально, и это уже дает повод для оптимизма. "Украина может рассчитывать на надежную поддержку. И пусть не теми темпами, но страна реформируется", - говорит Каппелер и добавляет, что 25 лет назад "нам всем следовало лучше подготовиться к тому, что крах советской системы вовсе не так быстро увенчается переходом к процветанию".

Смотрите также:

Смотреть видео 04:14

Надежда Савченко глазами немецкого журналиста (10.08.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме