1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Истина не просто в вине, она в немецком рислинге

30.03.2006

А давайте-ка мы сегодня поговорим о вине. О немецком вине, хорошем и разном, а главное, чистеньком, как слеза. Слышите, какая томная мечтательность появилась у меня в голосе? Но, чтобы раньше времени не расслабляться, вино мы отложим до конца передачи. Итак, сегодня мы расскажем о том, как создаются благотворительные и общественные фонды в Германии. А начнём с юбилея. Федеральной разведывательной службе Германии исполняется ровно 50 лет. И выпал этот шпионский юбилей ровнёхонько на 1-ое апреля. Никаких шуток, просто совпадение:

Шпионы под колпаком

В Германии действуют целых три спецслужбы. Это ведомство по охране Конституции, военная контрразведка и наш юбиляр - Федеральная разведывательная служба Германии, сокращенно БНД. Официальная дата образования БНД - 1-ое апреля 1956-го года. Юбилей будет скромным. Дело в том, что в Германии к шпионам и разведчикам относятся безо всякого почтения. Ни тебе стихов про «холодный ум и горячее сердце», ни песен про «рыцарей плаща и кинжала», ни фильмов про их героические будни. Если Федеральная разведывательная служба и попадает на страницы газет или экраны телевизоров, то только в связи с очередным проколом или скандалом. В своё время немецкие «Иоганнесы Бонды» прошляпили строительство Берлинской стены. В годы перестройки - сами организовали, и сами же раскрыли дело о контрабанде плутония из России. В прошлом году попались на слежке за журналистами и вынуждены были извиняться. Вот и сейчас, аккурат к юбилею, специально созданная парламентская комиссия начинает расследовать дело о том, почему и в каком объёме агенты БНД в Ираке передавали сведения американцами. Оппозиция в парламенте возмущена: как же так, Германия официально в войне в Ираке не участвовала, более того, на словах эту войну осуждала, а на деле, выходит, агенты БНД сотрудничали с ЦРУ? Министр иностранных дел Германии Вальтер Штайнмайер - во времена иракского конфликта он был государственным министром - оправдывается:

«Мы, конечно же, не прекращали сотрудничества между нашими секретными службами. Это наша принципиальная позиция. И она была верной, ведь, несмотря на все разногласия, США были и остаются нашим партнёром и союзником. Она была верной, потому что международный терроризм был и остаётся нашим общим врагом».

Но давайте посмотрим, что такое Федеральная разведывательная служба Германии. По данным самой службы, в её штате около 6.000 сотрудников в Германии и за рубежом. Точных данных о бюджете БНД нет, но, по оценкам, он составляет 400 миллионов евро в год. Подчиняется БНД ведомству федерального канцлера, в частности, координатору деятельности спецслужб. Кроме того, разведка подконтрольна специальному парламентскому комитету, в который входят депутаты от всех представленных в Бундестаге партий, в том числе и оппозиционных. Сфера деятельности БНД строго ограничена: ей запрещено действовать внутри страны и заниматься подрывной деятельностью за рубежом. Правда, после окончания «холодной войны» эти границы постоянно размываются. Пока существовал соцлагерь, и в его составе - ГДР, всё было просто: разведки стран востока и запада с переменным успехом боролись друг с другом. После перестройки и объединения Германии, федеральной разведывательной службе, чтобы оправдать своё существование, пришлось срочно искать новые цели и задачи. Вот, как описывает ситуацию тогдашний координатор деятельности спецслужб Бернд Шмидбауэр:

«Мир в 1989-1990-ом годах разительно переменился. Исчезло противостояние, появилась гласность. Железного занавеса больше нет, Советский Союз распался, Варшавского Договора нет, коммунизм в одночасье исчез. Но нам угрожают новые опасности, новые угрозы».

Новые угрозы, которые открыл для себя БНД - это организованная преступность, торговля наркотиками, людьми и оружием. Вообще-то, борьба с преступностью - классическая задача полиции, но БНД решил подключиться к этой борьбе. А, самое позднее, с 11-го сентября 2001-го года у БНД, как и у других разведок мира, появился реальный враг - международный терроризм. Осталась и классическая задача, которую бывший президент БНД, а ныне государственный министр внутренних дел Аугуст Ханнинг объясняет так:

«БНД должен поставлять правительству информацию, которую оно не может получить из других источников. Федеральное правительство обязано принимать решения в области внешней и оборонной политики, политики безопасности. Для принятия верных решений необходима достоверная информация. Частично это открытая информация, которую правительство получает по дипломатическим каналам. Но нам необходима и секретная информация, которую способна предоставить только разведка».

Какую долю так называемой «секретной» информации сотрудники БНД, как, впрочем, и других разведок мира вылавливают из общедоступных СМИ и интернета, господин Ханнинг умалчивает. Сегодня федеральной разведывательной службой руководит опытный разведчик Эрнст Улау. Одна из его задач - организовать переезд свой службы из провинциального городка Пуллах в предместьях Мюнхена в столичный Берлин. А это не так-то просто, ведь в БНД, как и в любом другом немецком учреждении, есть совет представителей трудового коллектива, с которым приходится договариваться. Надо обеспечить всех сотрудников подходящим жильём в Берлине. Кстати, даже на дверях частных квартир сотрудников БНД нет табличек с именами. Наверное, это для того, чтобы их труднее было вычислить. Кстати, на все напоминания о проколах и скандалах официальные представители федеральной разведывательной службы неизменно отвечают, что, мол, неудачи тут же вылезают наружу, а вот о великих успехах БНД общественность ничего не знает, потому что, сами понимаете, государственная тайна, всё строго засекречено.

А теперь - другая тема: общественные и частные благотворительные фонды в Германии. Тут, уверяю Вас, никакой секретности нет. Зарегистрировать такой фонд может каждый гражданин, были бы деньги и желание:

Фонды растут как грибы

Фондов в Германии - великое множество. Справочник, в котором все они перечислены, насчитывает более 1000 страниц и весит без малого пять килограммов. Есть фонды, которые финансируются за счёт государства, церквей, политических партий или крупных концернов. Но мы сегодня будет говорить только о частных и зарегистрированных на основании гражданского права фондах и благотворительных организациях. Их в Германии насчитывается около 14.000. Точную цифру назвать невозможно, потому что в год прибавляется до тысячи новых. Бум начался в 2000-ом году, когда Бундестаг пересмотрел законы, определяющие условия создания и действия фондов. Исполнительный директор федерального Объединения фондов Ханс Фляйшер поясняет:

«Я могу назвать два фактора: во-первых, повышены суммы пожертвований в уставной капитал, которые освобождаются от уплаты налогов. Теперь до 600.000 евро в течение 10 лет можно вычесть из общей суммы доходов, подлежащих налогообложению. Во-вторых, теперь каждый гражданин имеет право создать свой собственный благотворительный фонд или объединиться с единомышленниками. Он не зависит от благосклонности государства или чиновников».

Условия регистрации фонда простые: надо определить цель и устав фонда. Если фонд попутно занимается и коммерческой деятельностью, то все доходы от неё должны быть направлены на благотворительные и общеполезные цели. А цели эти могут быть самыми разными: от политического или религиозного просвещения до содействия развитию гребного спорта в том или ином городе. Львиная доля средств уходит на помощь малоимущим. Каждый десятый фонд занят охраной культурного наследия или финансированием культурных мероприятий. Создаются фонды помощи детям, страдающим редкими заболеваниями или инвалидам, фонды, занимающиеся развитием музыкального образования в дошкольных учреждениях. Всего не перечислишь. Например, Карин Викхорст уже три года на общественных началах работает в фонде, который учреждает стипендии и выделяет средства для реализации научных и культурных проектов. Единственное условие: авторами проектов должны быть женщины-еврейки. Фонд небольшой, денег на штатных работников у него нет:

«А ведь надо эффективно организовать всю работу внутри самого фонда, надо следить, чтобы начальный капитал был выгодно размещён. Вообще-то эти должны заниматься профессионалы. Поэтому я и призываю всех, кто может и хочет пожертвовать часть своего капитала на благотворительные цели, не учреждать ещё один фонд, а примкнуть к уже существующей организации, или объединиться с единомышленниками».

Но большинство учредителей, обычно это пожилые, состоятельные люди, хотят увековечить своё имя в названии фонда. Поэтому мелкие фонды с небольшим капиталом растут как грибы после дождя. А государство всячески это поощряет: денег в казне всё меньше, так почему бы не переложить хотя бы часть расходов на общественные нужды на частных лиц?

Вот незадача, смотрю я на часы и вижу: БНД и фонды у нас так много времени съели, что на вино, рассказать о котором я обещал в начале передачи, всего-то пара минуток и осталась.

Истина не просто в вине, она в немецком рислинге

Немецкие виноделы ликуют: год от года за границей пьют всё больше немецких вин. В прошлом году объём экспорта достиг 475 миллионов евро. Больше всех любят немецкие вина англичане. На второе место вышли американцы, на третье - голландцы. Причём спросом пользуются, прежде всего, вина самого высокого качества. В первую очередь - рислинг. Председатель объединения немецких винодельческих хозяйств Принц Сальм-Сальмский говорит:

«Особенно наш рислинг ценится в Америке. Там начался настоящий рислинговый бум, ренессанс рислинга. Но находятся ценители и в странах южной Европы, в Испании и в Италии, где и свои хорошие вина. Но люди ценят высокое качество».

А в самой Германии? Во многих немецких супермаркетах вина сегодня разложены не только по сортам, но и по странам. Наряду с традиционными европейскими производителями появляются и экзотические: чилийские вина, австралийские, южно-африканские, марроканские, калифорнийские. Но покупают их редко. Во-первых, немецкий любитель вин консервативен, и предпочитает пить, то, что знает. Во-вторых, немецкий потребитель напуган: в газетах и журналах появилось немало сообщений о том , что многие американские вина сделаны с применением новых технологий, которые в Европе запрещены. Но, по соглашению с Евросоюзом, американцы даже не обязаны указывать на этикетках, что их вина изготовлены не традиционным, а индустриальным способом. Даже немецкие националисты всполошились и выбросили лозунг: «Пей немецкое вино, а не американскую бормотуху»! Принц Сальм-Сальмский, хоть и защищает интересы немецких виноделов, но подливать спирта в огонь не хочет:

«Во всём мире есть виноделы, которые, как и у нас работают традиционно, производят небольшие партии высококачественных вин со своих виноградников. Но и в Европе есть фирмы, которые производят вино индустриальными методами. А в Америке, за исключением Калифорнии, разрешено даже разбавлять вино водой, или разлагать его на фракции и потом составлять новые вина. Для нас это абсолютно неприемлемо».

Смысл песенки, которую вы сейчас слышите, сводится к старой народной мудрости: «с утра выпил, весь день свободен». Но мы с Вами этой мудрости следовать не будем, хотя пивал я и очень даже приличные калифорнийские вина. Грех жаловаться.

Сегодняшнюю передачу мне помогли подготовить Александр Андреев, Тамара Тишендорф и Гюнтер Биркеншток.