1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Исследователь: Свободу в Беларуси мы сами не смогли развить

В интервью DW Наталья Кулинка рассказала о некоторых этапах развития журналистики в Беларуси. Критике она подвергла не только власть, но и сторонников либеральной демократии.

Развитию журналистики в современной Беларуси посвящена книга "Время несбывшихся надежд: 17 интервью с белорусскими журналистами о 1990-х". Ее презентация прошла в Минске, 18 сентября. Корреспондент DW встретилась с одним из авторов издания, докторантом калифорнийского Университета Санта-Круз Натальей Кулинкой.

DW: Как получилось, что после расцвета свободы слова в 90-е годы, в Беларуси произошло сворачивание этой свободы?

Наталья Кулинка: Я бы перенесла акцент с обсуждения свободы и несвободы современной белорусской журналистики на период 1990-х. Пытаясь понять то время, мы бьемся между двумя полюсами. С одной стороны - советское прошлое, оцениваемое многими авторами негативно. С другой - воспринимаемое положительно либерально-демократическое будущее, преддверием которого многим виделись 1990-е годы.

Наталья Кулинка

Наталья Кулинка

Сегодня мне такая позиция кажется, по меньшей мере, наивной. Как будто не было двадцати лет, прошедших с начала перемен. Прошедшие годы и наш значительно расширившийся опыт и знания должны были бы сформировать у нас более сложное представление о нашем прошлом опыте и о желаемом будущем.

В обзорной статье о развитии белорусской журналистики за прошедшие двадцать с лишним лет, написанную для нашей книги, я попыталась выразить и аргументировать свою позицию. Свободе журналистики препятствует не только власть, хотя негативные последствия ее действий очевидны, но и сами журналисты, когда они исключают из общественной дискуссии тех, кто, по их мнению, озабочен лишь потреблением "хлеба и зрелищ". Вопрос о состоянии современной белорусской журналистики кажется мне более сложным, чем простое утверждение, что она несвободна.

- Но ведь очевидно, что многие уехали, найдя более комфортные условия работы и жизни за рубежом. Кто-то вынужден был эмигрировать из-за преследований и репрессий, особенно после президентских выборов в декабре 2010 года

- Да, сворачивание свободы в значительной мере произошло из-за того, что власть душила, препятствовала переменам в русле неолиберализма. С другой стороны, журналисты, в том числе те, кого мы интервьюировали, говорят и о другом. Лучше всех это сформулировала Людмила Маслюкова, сказав, что 90-е годы "тяжелым катком прошлись по простым людям".

Мне кажется, что свободу, которую нам обещали в то время, мы сами не смогли развить. Мы начали бороться с диктатурой, не понимая, почему в Беларуси голосуют за нее. Мы отрицали право многих людей высказывать свою точку зрения и строить свою жизнь так, как они того хотят, если их воззрения не совпадали с либеральными взглядами. Вот этим людям в Беларуси никто не потрудился объяснить преимущества перемен, которые могли бы быть и изменить и их жизнь к лучшему.

- То, что Беларусь диктатура, - это давно клише. А исходя из сказанного вами, следует, что проблема не только в этом?

- Факт, что в Республике Беларусь есть политзаключенные. Это ненормально, это нонсенс в XXI веке, многия действия власти - это просто глупость. С другой стороны, на бытовом уровне люди репродуцируют несвободу. Например, мы пытались в одном государственном заведении расклить объявления о презентации нашей книги, но руководство запретило сделать это.