1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Ислам по-немецки

04.12.2008

Сегодня мы с Вами отправимся в ломбард. Там нынче оживлённо. Что это: предвестник надвигающегося кризиса?

default

Ведь не от хорошей же жизни закладывают люди свои ценности. Но давайте начнем с совсем другой темы. Гутен таг, грюс готт, салям алейкум. Салям алейкум потому, что мы сегодня поговорим о преподавании ислама в немецких школах. Разговоры об этом идут годами, а дело дальше отдельных проектов пока не двигается. Почему же так трудно организовать уроки ислама в школах?

Давайте начнём с того, как вообще организовано религиозное преподавание в немецких школах. Я постараюсь совсем кратко, в общих чертах это изложить, Многие детали придётся, к сожалению, опускать, иначе никакой передачи не хватит. Так вот, религия - единственный учебный предмет, преподавание которого прямо оговаривается в Конституции Германии. Статья седьмая гласит: «Всё школьное дело находится под надзором государства. Управомоченные на воспитание лица имеют право решать, будет ли ребенок участвовать в религиозных занятиях. Преподавание религии в публичных школах является обязательным, за исключением неконфессиональных школ. Религиозное обучение проводится в соответствии с принципами религиозных объединений, при сохранении права на надзор со стороны государства». Это - Основной закон. А на практике начинаются проблемы. Германия - федеративное государство. Вопросы образования находятся в ведении отдельных федеральных земель. И наложенные на них по Конституции обязанности по религиозному обучению в школах они на практике толкуют по-разному. В нескольких федеральных землях религиозное обучение даже и называется иначе: уроки этики. На них изучаются основы различных религий и философии. А поскольку в Германии действует свобода вероисповедания, то и участие в занятиях - не обязательное, а добровольное. В большинстве федеральных земель школьник может с 14 лет решать, ходить ли ему на уроки религии, в Баварии, например, только с 18 лет. До этого возраста, решение за него принимают родители или те самые «управомоченные на воспитание лица», как сказано в Конституции.

Но, в 1949-ом году, когда был принят Основной закон Федеративной республики, его авторы не могли предвидеть ещё одной проблемы: миграции. В послевоенной западной Германии основные церкви - Католическая и Евангелическая - определяли программы религиозного обучения и готовили или учителей. Но в 50-ые годы прошлого века начался приток так называемых «гастарбайтеров», сначала из Италии и Испании, а с 60 года из Турции, Марокко и Туниса. Сегодня в Германии проживает около 3 с половиной миллионов мусульман. По оценкам, среди них около 700.000 детей школьного возраста. Свобода вероисповедание гарантирует равные права для всех религий и конфессий, следовательно, по Конституции, государство должно обеспечить для детей из мусульманских семей преподавание в школах основ ислама. Но здесь возникают сложности. Вот, как видит их министр внутренних дел Германии Вольфганг Шойбле:

«Для этого власти федеральных земель должны найти партнеров в религиозных объединениях, которые хотели бы проведения уроков закона Божия. Дело в том, что мы, государство, по Конституции не можем без согласования с ними определять содержание образования или назначать учителей. Для этого нам нужны партнеры среди религиозных объединений. Кроме того, возникли споры, все ли родители хотят, чтобы обучение исламу проходило как уроки Закона Божьего или же они предпочитают, чтобы их дети изучали основы ислама как учебный предмет. Изучение основ ислама федеральные земли в состоянии организовать, и многие это уже делают».

Но проблема именно в поиске партнеров. Дело в том, что в исламе нет единой церковной организации и иерархии. А вот различных течений в исламе много, в частности, большинство проживающих в Германии мусульман - сунниты, на втором месте - шииты. 700.000 причисляют себя к алевитам - самой либеральной общине в исламе. Ну а многие выходцы из мусульманских семей давно ведут светский образ жизни и не придерживаются религиозных норм и обрядов. Соответственно и различных мусульманских организаций в Германии множество. Многие из них между собой не ладят, многие претендуют на единоличное представительство всех мусульман в Германии. Поэтому и начинали вводить преподавание в школах ислама разные федеральные земли по-разному, методом проб и ошибок. Первой, еще в 1986 году, стала Бавария, хотя она и считается наиболее католической и консервативной федеральной землей. Там поначалу просто выписывали учителей из Турции, программу обучения определяло на практике турецкое ведомство по делам религии, и преподавание велось по-турецки. Потом и в Баварии и в других федеральных землях учебную программу стали разрабатывать министерства образования совместно с ведущими мусульманскими организациями и переходить на преподавание по-немецки. В Берлине, например, партнёром стала «Исламская федерация». Огуз Челик - один из 22 учителей, которые, начиная с 2001 года, ведут уроки ислама в берлинских школах. А поскольку родители учеников принадлежат к различным религиозным общинам, пришлось пойти на компромисс:

«Мы попытались при составлении программы занятий учесть все четыре основные суннитские ветви и, по возможности, шиитские».

Очередная попытка упорядочить и расширить преподавание ислама в школах была предпринята в марте 2008 года на 3 по счету «конференции по вопросам ислама». Такие конференции с участием представителей мусульманских обществ и федерального правительства регулярно проходят под эгидой министра внутренних дел Вольфганга Шойбле. На них обсуждаются все проблемы интеграции мусульман в Германии. И вот на последней из них была поставлена цель: обеспечить преподавание ислама во всех школах Германии, где учатся дети из мусульманских семей. Причем обучение должно проходить на немецком языке. На этом настаивают федеральное правительство и правительства федеральных земель. Они не хотят передоверять религиозное воспитание детей из мусульманских семей исключительно школам Корана и самозваным имамам. Ни для кого не секрет, что среди них есть и радикальные исламисты, которые отвергают демократическое общественное устройство и законы Германии. Известны даже случаи вербовки подростков для фундаменталистских террористических организаций. Но, помимо этого, преподавание ислама по-немецки необходимо и для интеграции мигрантов, подчеркивает Йорг Имран Шрётер. Он немец, принявший ислам, и сейчас занят преподаванием ислама в начальной школе во Фрейбурге и подготовкой учителей ислама в педагогическом институте в Карлсруэ:

«Для самих учеников очень важен немецкий язык, важно преподавание ислама по-немецки, чтобы это не превращалось в арабское, турецкое или албанское мероприятие. Важно, чтобы дети узнавали о своей религии по-немецки и могли по-немецки говорить об исламе, выражать свои религиозные мысли и чувства. Тогда они почувствуют себя частью немецкого общества».

Но пока весь проект в начальной стадии. Только в последние годы появились детские книги об исламе на немецком языке. И только к началу этого учебного года вышел первый учебник по исламу для 5 и 6 класса на немецком языке. Катастрофически не хватает учителей, способных квалифицированно преподавать ислам по-немецки - на всю Германию их меньше 150.

А теперь - совсем другая тема. Мы с Вами отправляемся в Гамбург, в ломбард. Вы не знаете, что такое ломбард? Тогда вы - счастливец. В ломбард приходят не от хорошей жизни. В ломбард приходят, когда срочно нужны деньги, а их ни на счету в банке, ни в кубышке, ни в кошельке нет. Вот и приносят люди в ломбард свои ценные вещи, чтобы под залог взять взаймы денег. В прошлом году ломбарды во всей Германии выдали кредитов на 500 миллионов евро, то есть на 10 процентов больше, чем еще 2 года тому назад.

В ломбарде в центре Гамбурга к оценщику выстроилась целая очередь. В очереди - солидный господин лет 50:

«Я сюда заскочил, потому что мне срочно и безо всякой бюрократии понадобились деньги. В банке, сами знаете, волокита, а тут, я залог принёс, и тут же деньги наличными получил».

Отдаёт он в залог действительно ценные вещи старинные украшения и целую коллекцию дорогих швейцарских часов. А хозяин ломбарда Ганс-Петер Тофт говорит, что этот мелкий предприниматель - типичный клиент. Какая уж там волокита в банке, это просто отговорка. На самом деле, банк больше кредитов не дает:

«А дома у него фамильные драгоценности от бабушки и дедушки лежат. У него маленькая фирма по ремонту квартир. Вот он получил заказ, а денег, чтобы купить необходимый материал, нет. Брать аванс с заказчика - несолидно. Вот он и бежит ко мне с дедушкиными часами».

Очень много среди клиентов мигрантов. Например, в турецких семьях принято на свадьбу дарить золото - цепочки, браслеты, кольца. А золото за последние два года резко подскочило в цене. Поэтому и кредит можно получить побольше. Но на каких условиях?

«Условия зависят от суммы кредита. До 300 евро они по закону ограничены. 1 процент в месяц, то есть, 12 процентов годовых».

Кредит выдаётся на срок от 3 до 5 месяцев. Если клиент деньги не вернул, ломбард вправе реализовать вещи, которые тот оставил в залог. Обычно их продают на аукционах. Но основной доход - это не продажа. Когда сумма кредита выше 300 евро, хозяин ломбарда может поторговаться. Тогда уже проценты составляют три процента, и не в год, а в месяц. Казалось бы, мелочи, а вы посчитайте - это 36 процентов годовых получается. Да еще такса за оценку залога и за хранение. Кредит в банке как минимум в три раза дешевле обходится. Так что в ломбард идут только тогда, когда банк уже в кредите отказывает. Может быть, это уже кризис сказывается? Да нет, говорит, Ханс-Петер Тофт:

«К сожалению, на короткое время и нас клиентов будет больше, чем обычно, а потом, когда кризис доберётся до большинства населения, и у нас оборот понизится».

А почему? А потому, оказывается, что люди приходят в ломбард, только когда у них ещё есть надежда выкупить вещи. А когда этой надежды нет, приходится ценные вещи продавать, тогда за них можно больше выручить. Но это уже был бы совсем плохой признак.

Аудио- и видеофайлы по теме