1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Уик-энд

Ислам и мода

02.11.2002

Представьте себе такую сцену: Дюссельдорф – североевропейская столица прет-а-порте. По Кёнигсаллее – одному из самых модных променадов Европы – валом валит публика, то и дело от общего потока отделяется ручеёк, затекающий в один из бутиков. Дамы в строгих английских костюмах и с драгоценностями столь крупными, что в них нельзя даже заподозрить подделку. Молодые девушки во всём авангардистски-чёрном - с ногами, которые кончаются примерно там, где у автора этой передачи расположены глаза. Совсем молоденькие девчонки в джинсах и кроссовках – и с пакетами, набитыми шмотками из недорогих молодёжных магазинов, расположенных в примыкающей к Кёнигсаллее, но куда более демократической Шадов-штрассе. И вдруг среди этой пёстрой толпы проплывают три очень странно одетые женщины: очевидно, что каждая из надетых на них вещей куплена в местных шикарных бутиках – «Прада», «Кензо» и как они там все называются. Однако ансамбль в целом совершенно не походит на то, как наряжены манекены в витринах соответствующих магазинов. Брюки более свободны, чем задумано дизайнером, и падают до земли. Сверху на брюках – платья, под которые брюки вроде не полагаются. Третьим слоем – шикарные кашемировые пальто. И, наконец, поверх всего – платки с эмблемами домов «Версаче» и «Диор». Ансамбль довершают изящные сумочки от «Шанель».

Что и говорить, европейская мода и распространённые в исламских странах представления о том, как должна выглядеть женщина, порою приносят необычные плоды.
Ну, с незнакомками на Кёнигсаллее мне пообщаться не довелось – боюсь, что, приблизься я к ним, и из толпы тут же вынырнул бы вполне по-европейски одетый молодой человек в чёрном.
Куда более доступные собеседницы – молодые девушки-турчанки, родившиеся и выросшие в Германии, но, тем не менее, придерживающиеся в одежде предписываемых их религией правил.

Нет, я не собираюсь снова говорить о пресловутом платке, ставшем политическим жупелом отнюдь не только в России.

- Если бы все мусульманские женщины в Германии ходили бы только в чёрных покрывалах и платках – я думаю, это было бы исламу как религии не на пользу, а во вред. Религия не должна отталкивать. Я думаю, женщинам, особенно молодым женщина и девушкам, легче быть хорошими мусульманками, если они имеют возможность красиво одеваться.

- В последний раз я купила себе на Рамадан такую юбку, клешёную к низу, в форму буквы «А», тёмно-зелёную с чёрным – это мои любимые цвета. Такой солдатский зелёный, хаки…

- Где-то два-три года назад юбки в моде были более колоколообразные, с подчёркнутой талией. Сейчас же в моде спортивный стиль…

- Ворот у пальто может быть разным, но поскольку большинство женщин носят сверху большой, закрывающий плечи платок, то наиболее удобен воротник-стойка. Большие отложные воротники неудобны, если сверху надо надевать платок, особенно зимой.

- Наши пальто обычно должны быть длинными. Либо до земли, либо, по крайней мере, не короче колена. Девушки маленького роста, такие как я, обычно предпочитают короткие пальто. Это может выглядеть вполне шикарно: красивое короткое пальтишко, например, какого-нибудь интенсивного цвета – синего или оранжевого, свободные брюки и какой-нибудь красивый платок…

Комбинация из брюк, пальто и платка нравится не только Лале – студентке юридического факультета Берлинского университета, по душе она и аллаху – или, по крайней мере, тем, кто толкует суру Корана, гласящую, что тело женщины должно быть скрыто от посторонних взглядов «тканями и покрывалами». Но кто сказал, что выбор «тканей и покрывал» должен идти в разрез с правилами элегантности и хорошего вкуса – или даже веяниями моды. В Коране об этом, во всяком случае, не сказано ни слова.

Во всяком случае, турецкая текстильная фирма «Текбир» ежегодно делает на моде для мусульманок оборот в 250 миллионов евро. Не в последнюю очередь – на пресловутых платках, о которых я вроде бы обещалась не говорить. Но что поделать – в мусульманской моде без них никак…

- В этом году в моде нежные, пастельные тона и крупные цветы. Но не расплывчатый батик, как в прошлые годы, а контурные, выразительные изображения. Платки с такими цепями-якорями, а-ля Джанни Версаче, категорически вышли из моды. Их просто почти неприлично носить. И пестрота не в моде. Более строгие, аскетичные сочетания цветов, нежные расцветки. Нет, в этой сфере мода сильно меняется….

В конце шестидесятых годов жительница Берлина, христианка по вероисповеданию и немка по национальности, Рут Алькунави, приняла решение, определившее её последующую жизнь. Она приняла мусульманство и вместе с ним – и предписываемые этой религией образ жизни. Так сказать, перешла в мусульманство и в том, что касается моды. И это в эпоху, когда вся страна от бабушки до внучки бегала в мини-юбках – вообще-то модели сомнительной универсальности. Найти в магазине хоть что-то длиннее колена было большой проблемой. Именно поэтому Рут и решилась открыть собственный одежный магазин.

- Да, именно поэтому я и открыла магазин – потому что в существующих магазинах найти что-нибудь подходящее было крайне сложно. Кроме того, ведь одежда, в том числе и для женщин-мусульманок, должна не только удовлетворять каким-то оптическим требованиям, но и быть практичной. Мы же не сидим целый день на диване, в конце концов! Поэтому одних лишь длинных пальто и платков недостаточно. Мы добились своего – но в упорной борьбе…

Упорная борьба заключалась в том, что Рут самостоятельно придумывала новые модели, искала небольшие швейные фабрики, на которых она могла размещать свои заказы, закупала ткани и просиживала вместе с закройщиками многие часы над выкройками, одновременно проводя среди них ликвидацию религиозной безграмотности. «Сейчас ещё ничего, - говорит она. – А тогда, тридцать лет назад, бытовали уж совсем экзотические представления об исламе и женщинах-мусульманках».
Проблемы, с которыми сталкивалась Рут тридцать лет назад, знакомы и Лале и её подруге Эсме – во времена, когда почти все предлагаемые модой силуэты подчёркивают анатомические особенности фигуры, а летом дизайнеры следуют принципу «чем меньше, тем лучше», им приходится непросто:

- Да, есть такое дело. Сезон на сезон ещё не приходится: иногда появляется сразу много классных шмоток – но всего же сразу не купишь. А следующая коллекция – ну буквально ничего подходящего нет, и я по полгода вообще ничего не покупаю. То есть, приходится искать, искать, искать. И некоторым девушкам удаётся таким образом составлять просто замечательные костюмы…

- Можно, например, просто покупать блузку на один размер больше – тогда она сидит более свободно…

- Что ещё здорово смотрится, так это мини-платья или мини-юбки поверх брюк…

Пальто и полупальто, брюки, длинные юбки, платья – в магазине Рут продаётся всё то, что носят живущие в Берлине мусульманки. В отличие от того, чем торгует иной турецкий магазин, воспроизводящий репертуар стамбульской барахолки, качество вещей весьма достойное.
Специальный отдел – платки, как ни крути – центральный аксессуар в гардеробе живущих в Европе мусульманок. Лале признается:

- Я однажды пересчитала, сколько у меня платков. Правда, это было уже три года назад. Тогда их было шестьдесят...

Собственно, многослойная одежда, юбка или платье поверх брюк, а сверху ещё какая-нибудь накидка, а сверху платок – это традиционная одежда востока, структура которой складывалась веками и была продиктована, прежде всего, соображениями практичности. Как и другие фольклорные элементы, «восточный лук» давно и прочно взят на вооружения дизайнерами мира – на подиумах Парижа и Милана почти каждый сезон проплывают модели в шароварах и халатах различных модификаций. Современные модницы носят так называемый стиль, «а-ля луковица» - он же «а-ля капуста», он же «из под пятницы суббота», - даже вовсе не задумываясь о его иноземном происхождении. Конечно, их костюмы меньше всего напоминают то, как одевались провозвестницы этой манеры одежды на немецкой земле – жёны турецких гастарбайтеров «первого призыва». Бедность и непривычные немецкие холода заставляли вчерашних жительниц сельской Анатолии натягивать на себя всё без разбора: мужнины старые брюки под платье, а поверх свитер и пальто. Времена сменились, однако принцип «костюма конструктора», собираемого, как головоломка-пазл, из отдельных частей-модулей, жив и по сей день – говорят Лале и Эсме:

- Конечно, нам приходится исходить из того, что продаётся в магазинах. И из этих вещей мы составляем себе костюмы. Надо сказать, что мы, мусульманские девушки, развиваем при этом куда большую фантазию, чем наши немусульманские подруги. Те просто идут в магазин и меряют всё подряд, покупая, как правило, то, что на манекене, что им «хотят продать». Мы же действуем куда более самостоятельно и независимо. Нет, меня не коробит то обстоятельство, что я могу носить не каждую вещь, которая продаётся в магазине – мне нравится процесс отбора…

Процесс поиска подходящей одежды превращается в занимательную охоту – что-то типа сбора грибов. Тем временем, основные правила отбора достаточно просты….

- Длинное всегда хорошо. Потом, не должно быть ничего слишком узкого. В принципе, тело, кроме кистей рук, ступней и лица, должно быть закрыто. Причём желательно чем-то не кричаще-пинкового или салатового цвета.
Но самое главное: не надо забывать, что всё это – не самоцель, что внешний вид – это только отражение того, что у тебя в голове. Нет ничего ужасней, чем турецкие девушки, одетые во всё сексуально-обтягивающее и ярко накрашенные – и с платком на голове. Вот они – действительно какие-то «угнетённые женщины востока». Ну не понимаешь, что имеется в виду – не надо, может, потом поймёшь. Только уж лучше тогда не носи платок…

Времена менялись. Униформенные мини-юбки начали сходить на нет, им на смену пришла мода в стиле хиппи. Свободные балахоны, юбки до пят… Рут вспоминает.

- Когда у нас настала мода стиля хиппи… Это, в сущности, был исламский тренд. И не только потому, что в моду вошло всё восточное. В том, что касается женской одежды, идеология движения хиппи была очень близка и к исламу, и к феминизму, которые также полагают, что одежда не должна выставлять тело напоказ, принижая женщину лишь до уровня предмета сексуальных вожделений мужчины. На самом деле, мусульманская мода куда больше «уважает» женщину, чем мода современной Европы. Женщина хочет, чтобы в ней видели человека, а не сексуальный объект…

Рут вторят и Лале и Эсме:

- Одна говорит: «Я красива, поэтому я хочу себя показывать», другая – «Я красива, поэтому я не хочу выставлять себя на показ».

- Исламская мода старается украшать женщину, а европейская мода стремится добиться того, чтобы женщина сразу действовала возбуждающе на мужчину. Мы, женщины-мусульманки, хотим, чтобы в нас видели, прежде всего, людей, а не ходячие манекены…

«Мы одеваем женщин, а не раздеваем их», - говорят, кстати, весьма многочисленные и влиятельные кутюрье и дизайнеры исламского мира. Показывать или прятать – что именно делает женщину «сексуальным объектом»? Не здесь ли в нашем сложно раскроенном мире проходит шов между восточным и западным мировоззрениями?
Так или иначе, а в моде сближение Востока и Запада происходит куда быстрее, чем где-то ещё…