1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

"Исламская бомба" для Хатами

Помимо сугубо политических проблем ирано-таджикских взаимоотношений, Эмомали Рахмонов подготовил для обсуждения с президентом Исламской республики Иран ещё один вопрос.

default

Иран был первой страной, открывшей в Душанбе свое посольство.

Президент Ирана Мухаммад Хатами, демонстрируя пунктуальность в следовании правилам восточного этикета, посетил в ходе своей поездке по Центральной Азии каждую из стран постсоветского региона, не проявив тем самым неуважения ни к одной из них. При этом, как истинный гурман, он оставил на десерт визит в Таджикистан – страну, в которой он может общаться без переводчиков, страну, у которой с Ираном единые древние исторические и духовные корни. Как говорит живущий в Германии эксперт по Центральноазиатскому региону Юрий Земмель:

"Внимание Ирана к Таджикистану всегда было достаточно пристальным, и особенно оно обострилось после того, как Таджикистан стал страной независимой. Именно тогда, десятилетие назад, вдохновитель иранской исламской революции аятолла Хомейни пользовался особой популярностью в Таджикистане, а Иран был первой страной, открывшей в Душанбе свое посольство. Однако тогда дальнейшие события развивались не по пути следования иранской революционной модели, и Таджикистан был ввергнут в длительную кровопролитную гражданскую войну.

С тех пор в странах Центральной Азии многое изменилось, и Иран вряд ли всерьез может нынче помышлять об экспорте исламской революции в этот регион. Да и сама идея такой революции даже в Иране подверглась определенной ревизии. Сегодня Иран, весьма озабоченный пришествием в Центральную Азию американцев, укоренением на этих землях военных баз под звездно-полосатым флагом, ищет для себя хотя бы относительных союзников. И в отношении Таджикистана у Тегерана могут быть особые надежды, реализация которых вполне осуществима, если Иран примет решение о присоединении к Шанхайской организации сотрудничества – ШОС, в которую уже сегодня входят Россия, Китай, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Киргизия. Как известно, в июне в Санкт-Петербурге намечено проведение очередного саммита ШОС, на котором будет принята Хартия – уставной документ этой организации. Вовсе не исключено, что центральноазиатский вояж иранского президента в известной степени подготавливает заявление Ирана о желании стать седьмым членом ШОС, и это заявление может быть сделано уже в Санкт-Петербурге. Для Ирана это хорошая возможность выйти из той изоляции, в которой он оказался в результате политики США. К тому же у Ирана тогда появится хорошая возможность более тесного контакта с Россией и Китаем, которые вовсе не испытывают восторга от американского присутствия в Центральной Азии."

Итак, по мнению Юрия Земмеля, основным мотивом визита Хатами в Центральную Азию была озабоченность усилением влияния там США. Так же считает таджикская журналистка Джамиля Тохири:

"Не совсем демократические и не совсем популярные режимы Центральной Азии теперь в качестве новой Каабы выбрали Вашингтон. Известно, что Иран к этому относится с тревогой, и это не скрывает. Хатами по поводу присутствия американских военных заявил: "это унижение для наших стран, которые имеют право самостоятельно определять, что для них хорошо, а что плохо"."

Однако помимо сугубо политических проблем ирано-таджикских взаимоотношений, Эмомали Рахмонов подготовил для обсуждения с президентом Исламской республики Иран ещё один вопрос. Так утверждает Дододжон Атовуллоев, главный редактор выходящей в Германии газеты "Чароги Руз":

"Дело в том, что таджикские спецслужбы задержали и арестовали группу киллеров, работающих под покровительством иранского посольства в Душанбе. Территорию страны спешно покинули засветившиеся дипломаты. Арестованные ученики Нури уже признались в убийствах известных политических и общественных деятелей республики. Среди них Отахон Латифи, Сайф Рахимов, Рудаки Самадов и другие. Главное, некоторые из них, по словам одного из руководителей Генеральной прокуратуры республики, дали показания, о том в каких лагерях на территории Ирана их обучили подрывным действиям, с чьей рекомендацией они туда попали, кто был заказчиком убийств, кто их деятельность курировал в посольстве."

Кроме того, как говорит Дододжон Атовуллоев :

"Недавно из окружения председателя исламской партии Таджикистана Саида Абдулло Нури внезапно исчезли трое его самих ближайших соратников. По сведениям из достоверных источников спецслужбы Ирана срочно вывезли их в Тегеран.

Нам удалось узнать об исчезнувших известных руководителях исламской партии Таджикистана, которые выступали посредниками между иранскими спецслужбами и киллерами, совершившими ряд громких убийств в Таджикистане. Это Сайидиброхим Гадоев - заместитель председателя партии, курируюший вопросы пропаганды и агитации, Шамсиддин Саидов - заведуюший протокольного отдела / он так же выполнял специальные поручения руководства партии/, Одинабек Абдусаломов, (больше известен по кличке Холид) - неофициальный начальник службы безопасности Нури.

В кругах близких к исламисту номер один Таджикистана говорят, что они –это тройка, знают все секреты и тайны партии: зарубежных спонсоров, связи с другими исламскими организациями, имена и количество вооруженных групп, место подготовки боевиков и, конечно, имена своих жертв и многое другое. В окружении президента Рахмонова нам говорили, что он собирается с этим громким делом познакомить президента Ирана, хотя не исключают, что тот об этом уже может быть знает. Но Хатами здесь бессилен. В Иране все силовые структуры подчиняются духовному лидеру Ирана Аятолла Сайид Али Хаменеи. А иранская спецслужба "Иттилоот", которая имеет мощные связи со многими экстремистскими исламскими организациями во всем мире, тем более.

В Таджикистане уже это дело называют исламской бомбой. Когда она взорвется, какие она будет иметь последствия - трудно предсказать."

Так считает Дододжон Атовуллоев. Нам же остается следить за развитием событий. Что же касается иранской модели исламской революции и роли Ирана в гражданской войне в Таджикистане – об этом речь пойдет в одном из ближайших выпусков программы "Фокус" на "Немецкой волне".