Исламовед: Радикальные исламисты в Татарстане - не выдумка | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 16.02.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Исламовед: Радикальные исламисты в Татарстане - не выдумка

СКР по Татарстану возбудил уголовное дело в отношении исламоведа Раиса Сулейманова. Эксперт уверен, что это месть за его статьи о радикальных исламистах и связях властей с Турцией.

Мечеть Кул-Шариф в казанском Кремле

Мечеть Кул-Шариф в казанском Кремле

В начале прошлой недели стало известно о возбуждении уголовного дела в отношении эксперта Института национальной стратегии, исламоведа Раиса Сулейманова. Следственный комитет России по Татарстану подозревает его в разжигании ненависти, в частности - между русскими и татарами.

Раис Сулейманов известен в Казани в качестве эксперта по национальным и религиозным проблемам в Поволжье. Он активно писал о связях татарстанских элит с Турцией и о том, что эти связи не ослабли после начала конфликта России и Турции. Также Сулейманов занимался вопросом существования на территории республики радикальных исламистов. В интервью DW эксперт рассказал, что, по его мнению, послужило причиной для возбуждения уголовного дела.

DW: Давайте сначала разберемся с претензиями правоохранительных органов к вам, что стало их причиной. В постановлении СКР сказано, что вы высказывались о наличии в республике радикальных исламистов, сепаратистов и их поддержки со стороны многих мусульман и татар, а также со стороны духовенства и властей. Эти высказывания действительно были? В Татарстане есть радикальные исламисты?

Раис Сулейманов: Я занимаюсь изучением этно-религиозной ситуации в Татарстане и Поволжье с 2009 года. Я изучаю в том числе радикальные организации и проявления исламского терроризма.

Исламовед Раис Сулейманов

Исламовед Раис Сулейманов

Первая террористическая организация у нас появилась в 1999 году, сторонники чеченских боевиков устроили теракт на газопроводе в Кукморском районе. Подобные группировки стали появляться и позднее. В 2004 году террористы из маленького городка Рыбная Слобода подрывали вышки линий ЛЭП, бензоколонки, занимались рэкетом и грабежом.

С 2005 года в Татарстане стали появляться ячейки террористический организации "Хизб-ут-Тахрир". В 2010-м банда, наподобие северокавказского террористического подполья, концентрировалась в одном из лесов. В ходе спецоперации ее ликвидировали, это было достаточно громкое дело.

Было также покушение на муфтия Татарстана, он получил ранение. Его заместителя расстреляли в подъезде собственного дома. В 2013-м террористы подожгли несколько православных храмов.

- Вас обвиняют в том, что подобными исследованиями вы возбуждаете ненависть?

- Да, мне сообщили, что я разжигаю ненависть по национальному и религиозному признаку. В обвинении также есть такая формулировка: давал негативную оценку действиям местных властей и их политике. И получается, что критика властей - тоже проявление ненависти. Я сам - противник религиозного экстремизма. А сейчас получается, что меня хотят судить за то, что я описывал это явление.

- Получается, есть радикальные исламисты, но в последнее время они никак не проявляют себя?

- С 2012-го года мы фиксируем случаи отъезда некоторых жителей Татарстана на территорию Сирии. Террористическая активность упала из-за того, что все потенциальные террористы просто уехали в Сирию воевать. ИГ как магнит притягивает к себе террористов со всего света, в том числе из Татарстана.

Есть у нас и радикальные течения, из рядов которых мобилизуются будущие террористы. Есть ваххабитские проповедники, которые становятся имамами. И они пользуются поддержкой со стороны властей.

- В постановлении СКР как раз сказано, что вы говорили о поддержке радикалов со стороны властей. Речь идет и о высшей власти Татарстана?

- Нет. Имеются ввиду региональные власти: на уровне мэров городов, районов.

- Вы достаточно давно ведете экспертную деятельность. Почему именно сейчас СКР проявил к ней внимание?

- Это связано с началом российско-турецкой холодной войны в ноябре. Я изучаю также тему зарубежного влияния на республику Татарстан. Со стороны в первую очередь Турции, Ирана, арабских стран. Турецкое влияние у нас очень сильно, и не только в сфере экономики и бизнеса, но и в сфере образования, религии, культуры, политики.

После начала российско-турецкого конфликта мои статьи стали сильно раздражать местные власти. Поэтому силовым органам была дана команда начать гонения на меня.

- Как татарстанские элиты реагируют на охлаждение отношений с Турцией?

- Власти Татарстана стараются занять выжидательную позицию, в местных СМИ российско-турецкий конфликт изображают как непродуманный волюнтаризм Москвы, который, дескать, портит прекрасные связи Анкары и Казани.

- Также, по данным СКР, вы говорили о массовом преследованим русских в Татарстане. Как оно проявляется?

- Это интерпретация правоохранительных органов. Например, я публиковал статьи о ситуации с русским языком в школах Татарстана. В школьном расписании часы русского языка сокращены в пользу татарского языка. СКР считает, что таким образом я возбуждаю ненависть между русскими и татарами.

- Какие вы собираетесь теперь предпринять действия, после возбуждения уголовного дела?

- Первым делом я нашел адвоката. Я понимал, что уголовное дело может появиться, и все равно узнал о нем крайне неожиданно. 8 февраля меня вызвали на допрос в качестве свидетеля, однако уже на допросе я стал обвиняемым. После этого прошли обыски у меня в квартире и в квартире моей матери, изъяли компьютерную технику, телефоны, блокноты и подборки газет.

Вскоре будет проведена экспертиза, возбуждают ли мои действия ненависть и вражду. У меня есть большие опасения, что эта экспертиза будет фиктивной.

Смотрите также:

Смотреть видео 10:50

Будет ли Кремль мстить Турции за сбитый Су-24? - DW Новости (25.11.2015)

Аудио- и видеофайлы по теме