1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Ирина Ясина: кризис расширит пространство свободы

В интервью Deutsche Welle руководитель Клуба региональной журналистики Ирина Ясина заявила, что по мере разрастания кризиса спрос на объективную информацию о ситуации в России среди читателей будет расти.

default

Ирина Ясина

Руководитель Клуба региональной журналистики Ирина Ясина считает, что в России расширяется свободное информационное пространство.

Deutsche Welle: Ирина Евгеньевна , правда, что в государственных СМИ на некоторое время был наложен негласный запрет на использование слова "кризис" по отношению к России? Кризис с экранов телевизоров мог быть только "мировым", но не экономическим в России.

Ирина Ясина: Я уверена, что это было так. Ну, это мы уже все проходили. Вы знаете, в 19 веке император Александр III велел вместо слова "голод" употреблять слово "страдание от недорода". Но от этого людям еды не прибавилось.

- Но сейчас пошли дальше. Так, газета "Ведомости" получила письменное предостережение Россвязькомнадзора о необходимости соблюдать закон о противодействии экстремизму. Поводом послужила статья экономиста Евгения Гонтмахера "Новочеркасск-2009", в которой автор размышляет о возможных социальных последствиях кризиса.

- Знаете, у меня нет желания обсуждать абсолютно глупые поступки. Я могу представить, что если заболевший человек разобьет градусник, то он, будучи идиотом, может решить, что у него нет температуры. Но в правительстве я надеюсь видеть людей в более здравом уме, поэтому - что толку разбивать градусник? А от того, что они обвиняют Евгения Гонтмахера в призывах к экстремизму или запрещают публиковать информацию о том, что в городах останавливаются предприятия, люди в этих городах страдать не перестанут.

У нашего руководства есть желание сделать картинку абсолютно благостной, и их абсолютно не интересует, чтó на самом деле происходит в каком-нибудь уральском городке, где есть один никелевый комбинат девятнадцатого века, или середины двадцатого, времен сталинских пятилеток, с тем же самым оборудованием и с людьми, которые на этом комбинате работают поколениями. И если они сейчас окажутся на улице - а они там окажутся - то, что они будут делать? От того, что страна про это не узнает, они страдать не перестанут.

- Получается, что государственные СМИ пытаются сделать хорошую мину при плохой игре?

- Мне сложно сказать, потому что я совсем не смотрю государственное телевидение. Вообще не читаю "Российскую газету". А на "Евроньюз" и РБК, которые я смотрю, все рассказывают нормально. Я также слушаю радио "Эхо Москвы" и "Бизнес FM", там тоже все нормально говорят. То, что я читаю в газете "Ведомости", в газете "Коммерсант", в интернете - там ведь тоже все хорошо написано.

Тут ведь дело еще и в том, что кому надо, - тот эту информацию знает или может ее найти. А по мере разрастания и проявления кризиса это будет надо все большему и большему количеству людей. То есть все больше людей начнут вместо "Радио Шансон" слушать радио "Эхо Москвы".

- Как сказывается кризис на становлении независимой журналистики в России? Была надежда, что рекламный рынок станет основой для независимой журналистики, особенно в регионах. Сейчас, когда сокращаются рекламные бюджеты, эти надежды откладываются?

- Кризис, конечно, плохо сказывается на журналистике. Людей увольняют и в Москве, и в регионах. А что касается независимости СМИ, то, конечно, рекламный рынок по всем законам дает газетам возможность жить самим.

С другой стороны, рекламный рынок - это вообще вещь в нашей стране очень своеобразная. Возьмем, к примеру, журнал The New Times. Это очень хороший журнал, но там вообще нет никакой рекламы, потому что рекламодатели боятся там размещать рекламу, потому что он оппозиционный. Рекламный рынок в стране с такой степенью контроля за политической оппозицией будет, конечно, выбирать те издания, которые нравятся власти.

- Получается, что сейчас многие издания будут вынуждены сесть на государственные дотации?

- Я не уверена, что им эти государственные дотации вообще дадут. Их может быть, вообще закроют, что тоже, в принципе, неплохо. Я смотрю на это исключительно с исследовательской точки зрения. Людей очень жалко, но пресса наша очень непрофессиональная. Когда я работаю с журналистами, то вижу, в каком состоянии они первый раз приезжают к нам на семинары. И я не понимаю, как они могут писать на разные темы, они просто не грамотны. То есть, они знают буквы и умеют их составлять в слова и предложения, но сути они не понимают.

И только прозанимавшись год, два или три на семинарах, они что-то начинают соображать. Поэтому пресса должна, прежде чем кричать, что нет денег, смотреть внимательно на себя.

- Дмитрий Медведев в своем послании сказал, что нужно "как можно активнее расширять свободное пространство интернета и цифрового телевидения". Как это реализуется на практике?

- Я считаю, что это пространство расширяется. Я говорю про себя, я журналист, я начинала свою работу в газете и работала там много лет. Сейчас я вообще не читаю газет, я не беру их в руки, и все, что я читаю, я читаю в интернете. Я полностью "переехала" в интернет, у меня там полная свобода слова. И кабельные каналы телевидения меня тоже вполне удовлетворяют, не эфирные, не на всю страну. Поэтому конечно, это пространство расширяется и без помощи государства. Главное, чтобы государство само не мешало этому .

Беседовал Владимир Сергеев

хроника

Контекст

мнение