Ирина Щербакова: Рогинский не давал забыть о страшном сталинском терроре | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 19.12.2017
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Ирина Щербакова: Рогинский не давал забыть о страшном сталинском терроре

Умер руководитель общества "Мемориал" Арсений Рогинский. Его соратница Ирина Щербакова рассказала в интервью DW о нем, о причинах ренессанса сталинизма в России и необходимости помнить о страшном терроре.

Арсений Рогинский

Арсений Рогинский

О кончине Арсения Рогинского - российского общественного деятеля, одного из основателей историко-просветительского общества "Мемориал" и председателя его правления, стало известно 18 декабря. Соратница Рогинского, глава образовательных программ "Мемориала" Ирина Щербакова рассказала в интервью DW о его жизни и работе, о причинах возрождения сталинизма в России и необходимости осознания прошлого во имя свободного будущего российского общества.

DW: Госпожа Щербакова, Арсений Рогинский был главным инициатором того процесса, который принято называть "проработкой истории". Речь идет о преодолении сталинского наследия и разоблачении преступлений, совершенных сталинским режимом. Что побудило его посвятить свою жизнь этой работе?

Ирина Щербакова

Ирина Щербакова

Ирина Щербакова: Действительно, вся его жизнь была этому посвящена. Это связано и с его личной биографией. Он родился в Архангельской области, куда его мать приехала к отпущенному из лагеря, но оставленному в ссылке отцу Арсения, который был арестован в 1937 году. Позже отец был снова арестован и умер в тюрьме при обстоятельствах, так и оставшихся неясными. Так что все детские годы Рогинского прошли на фоне лагерей. И потом всю свою сознательную жизнь он занимался собиранием этой памяти. И за это вот собирание он и сам был арестован, попал в лагерь на четыре года вскоре после смерти Брежнева. Но как только Арсений вышел, как только чуть-чуть повеяло свободой, он сразу же стал снова заниматься этой темой. А дальше было создание общества "Мемориал", которого бы не было в том виде, в котором оно сегодня существует, не будь Арсения Рогинского.

- Я понимаю личные, семейные мотивы Рогинского, побудившие его заниматься темой сталинских репрессий. Но какое значение, с его точки зрения, имела работа над историей для страны, для общества в целом?

- Арсений Рогинский не разделял свой жизни и судьбы от общей задачи. Он с ранних лет и до конца жизни был убежден, что главное, что должно произойти с нашим обществом, - это расчет с прошлым, осознание прошлого. Это необходимо, без этого невозможны никакие общественные изменения. Далеко не все разделяли это убеждение.

Говорили о том, что это старые диссидентские дела, что пора прекратить, что общество само по себе отрешится от прошлого, что реабилитация уже состоялась и незачем все время оглядываться назад. Оказалось, что это не так. Путь к преодолению прошлого очень долог и труден. И Арсений Рогинский это понимал. Увы, последние годы его жизни были отравлены возвращением сталинизма, причем, в такой мере, в какой мы не могли себе это представить в 90-е годы.

- Вы сказали, что путь к преодолению прошлого долог и труден. Когда и почему свернуло с этого пути российское общество?

- Арсений Рогинский всегда говорил, что эту тему стараются вытеснить, а нам оставить маленький анклав, пусть, мол, занимаются захоронениями. Дескать, главная задача - обеспечение стабильности, зарабатывание денег, а не разборки с прошлым, память же о тяжелом и страшном прошлом людям только мешает. Такое мнение возобладало в начале 2000-х годов. Идея национального патриотизма не просто вытесняет на обочину общественного сознания тяжелые страницы истории, но порой и вовсе запрещает о них напоминать.

Контекст

Но есть и силы, которые противодействуют такому процессу. И Арсений Рогинский успел застать то время, когда к нам в "Мемориал" стали приходить и к такой проработке прошлого приобщаться молодые люди. Жаль, что Рогинского не стало. Молодым людям нужны такие авторитеты, каким был он. Таких людей в России осталось очень мало.

- Какое отношение, с вашей точки зрения, имеет ренессанс сталинизма к теме победы во Второй мировой войне, ставшей по сути дела государствообразующей идеологией?

- Прямое. Но об этом мы уже очень много писали и говорили. Если это было не так заметно в начале 2000-х, то сейчас это очевидно - и в государственной пропаганде, и в законотворчестве, и в отношении к организациям гражданского общества. Понятно, вокруг чего власть выстраивает свою национально-патриотическую доктрину - вокруг гордости прошлым, а все, что делал "Мемориал" и Арсений Рогинский, - напомнить и не дать забыть о последствиях страшного террора.

- Арсений Рогинский часто бывал в Германии. Вы тоже регулярно приезжаете сюда. Чему "Мемориал" мог научиться в Германии?

- Такие тесные связи не случайны, и не случайно именно из Германии "Мемориал" получает сейчас так много соболезнований. Рогинский придавал очень большое значение связям с немецкими историками и политиками, представителями гражданского общества. Мы знаем, что Германия прошла очень трудный путь осознания диктатуры, и что этот путь может служить в некотором смысле примером. Оказывается, можно выстроить демократию, имея такой страшный опыт диктатуры.

Осознание преступлений, совершенных диктаторским режимом, может служить основой нового демократического общества. Именно поэтому у нас такие широкие и интенсивные связи с Германией, а также с Польшей, где у нас больше единомышленников, чем в других странах. Часто это общая совместная работа над конкретными судьбами и конкретными биографиями. И часто речь при этом идет о жертвах одновременно двух диктатур.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:27
Now live
02:27 мин

Травля неугодных в России: как живут НКО с клеймом "иноагента"

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме