1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Ирина Щербакова: "В России конструируется прошлое"

По мнению известной правозащитницы, история России становится одним из политических рычагов. Целью ее инструментализации является формирование идеологии патриотизма, а объектом идеологии - подрастающее поколение россиян.

default

Фото из архива: представители прокремлевского молодежного движения ''Наши'' пикетируют эстонское посольство в Москве

Russland Irina Schtscherbakowa

Ирина Щербакова

На вопросы корреспондента онлайн-редакции "Немецкой волны" ответила руководитель образовательных программ для молодежи Международного общества "Мемориал" Ирина Щербакова.

DW - WORLD . DE : Ирина Лазаревна, с чем вы связываете то, что в России замалчиваются некоторые факты истории?

Ирина Щербакова: Я бы не сказала, что они замалчиваются. Мы пережили те времена, когда они действительно замалчивались. Сейчас любой желающий на самом деле может очень многое узнать. Есть доступ в интернет, за 15 лет хотя бы частично, но открылись архивы. Мы знаем о терроре и о политических репрессиях, очень много опубликовано. Но дело не в этом. Дело в политике, в том, как история используется в политическом смысле, дело в новой инструментализации истории.

И мы, к сожалению, как это ни горько признавать, оказались в ситуации гораздо более неприятной, чем это было в брежневскую эпоху, поскольку тогда действительно можно было сослаться на незнание. Сейчас включаются еще более опасные механизмы лжи, потому что, невзирая на знания, делается попытка конструирования прошлого.

Это все происходит из абсолютно ложного посыла, что если постоянно рассказывать правду о нашем прошлом, то молодое поколение может вырасти абсолютно антипатриотичным. Для того чтобы формировать наших патриотов, чтобы формировать осознание гордости за Россию, прошлое должно представать не таким страшным, каким оно было на самом деле. И те историки, которые сейчас занимаются формированием этого нового имиджа, делают это абсолютно сознательно, цинично, без всяких на этот счет заблуждений. Поэтому ситуация намного более опасная для молодого поколения.

- Что же конкретно формируется сейчас в сознании молодежи?

- Облик сильной, могущественной державы, огромной империи, которая является собирательницей народов, почему-то всегда побеждавшей в военных конфликтах, что абсолютно не соответствует исторической правде. Ведь тогда совершенно непонятны причины распада этой империи, кроме злонамеренных козней со стороны Украины, Белоруссии или отдельных политиков вроде Горбачева и Ельцина, которые якобы эту империю растащили.

Таким образом, во-первых, формируется совершенно фальшивая картина нашего прошлого, во-вторых, это крайне обостряет отношения с нашими соседями, в-третьих, снимает с людей ответственность за прошлое. Имеется в виду ответственность за преступления тоталитарного режима, которые были совершенно чудовищными по отношению и к русскому народу и ко всем другим народам, которые населяли сталинскую империю.

Цифры сегодня ни для кого не являются секретом. И говорить сейчас, когда нас отделяют 90 лет от 1917 года и 70 лет от 1937 года, годовщины Большого террора, о том, что в нашем прошлом еще многое неизвестно - это абсолютно очевидная уловка и нежелание брать на себя историческую ответственность и нести ее. У нас даже Сталин нигде не осужден официально. Это дает возможность ставить ему памятники.

- В России до сих пор устанавливают памятники Сталину?

- Конечно. В России за последнее время установлено несколько десятков разных памятных знаков, в которых снова, так или иначе, чтится память Иосифа Сталина. Это произошло на волне празднования очередного юбилея нашей победы в Великой Отечественной войне. В Якутии, например, стоит памятник Сталину, есть еще целый ряд регионов, где имеются такие памятники.

- На Украине, в Грузии и других постсоветских государствах сейчас поднимается тема оккупации этих стран советским режимом и геноцида их народов. Насколько правильно ставить так вопрос?

- В ответ на нашу политику, часто чрезвычайно неразумную и бряцающую силой, и отчасти для того, чтобы оправдать собственную популистскую политику, начинаются всякие манипуляции с прошлым. С одной стороны, наша власть не хочет признать какие-то преступления, совершенные против граждан этих стран. Ведь порой достаточно бывает каких-то жестов. У нас, например, сейчас годовщина событий 1918 и 1937 годов.

Каким мог бы быть в связи с этим жест России? На наш взгляд, нужно было организовать огромное траурное собрание, на которое были бы приглашены представители все этих республик. Потому что это была общая трагедия, и в ней в качестве жертв и палачей участвовали и грузины, и латыши, и представители других национальностей. Не было ни одной советской республики, в которой не было репрессий.

Но с другой стороны, я была бы все же чрезвычайно осторожной. Хотя бы по той причине, что то, что творилось, например, на Украине, безусловно, осуществлялось руками украинского руководства. Прямыми проводниками сталинской политики были тот же Хрущев и другие люди украинского происхождения. Поэтому наша позиция такая: факты, цифры, исследования и ни в коем случае не утаивание правды о прошлом. Она все равно выйдет наружу, только ударит сильнее.

Мы против инструментализации истории и бросания друг в друга разных обвинений. Националистические настроения - чрезвычайно опасная вещь. Они ударят и по следующим поколениям, и по внутренней российской политике, и по нашей внешней политике.

- Существует ли возможность согласовать общее видение истории с одной и с другой стороны?

- В рамках конкретных проектов, которые исходят от общественной инициативы, это возможно. Но чрезвычайно важно, что думает по этому поводу власть. И если считать, что договориться в этом смысле невозможно, то это будет означать, что европейское будущее под угрозой. Потому что мы надеемся, что наши дети и внуки снова будут жить на бывшем советском пространстве, но без границ, в нормальных отношениях и сотрудничестве друг с другом. А для этого необходимо перестать манипулировать прошлым и честно признать свою ответственность.

Беседовал Сергей Морозов

Досье

Контекст

Интервью

Пресса