1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Ирина Красовская: „Не найдя правды об исчезнувших, нельзя строить дальнейшую демократию”

Лидер гражданской инициативы «Мы помним» о том, поможет ли принятие конвенции Генеральной ассамблеи ООН о насильственных исчезновениях в расследовании похищений белорусских политиков.

Предотвратить новые и расследовать уже случившиеся насильственные исчезновения в мире. Еще раз привлечь внимание к этой проблеме соберутся 17 октября в Нью-Йорке близкие исчезнувших людей. Мероприятие проходит незадолго до рассмотрения на Генеральной ассамблее ООН Конвенции против насильственного исчезновения. Беларусь на конференции представляет лидер гражданской инициативы «Мы помним» Ирина КРАСОВСКАЯ.

И. Красовская : В июне этого года новый Совет по правам человека в Женеве принял конвенцию по защите всех людей от насильственных похищений. И следующий шаг, который мы все ожидаем с нетерпением, это принятие конвенции Генеральной ассамблеей ООН в Нью-Йорке где-то в декабре. Поэтому мы, организации семей исчезнувших из Европы, Азии, Африки и Латинской Америки собираемся еще раз прилечь внимание к проблеме насильственных исчезновений и еще раз показать важность принятия конвенции против насильственных исчезновений. Поэтому у нас в наших встречах в Нью-Йорке запланированы такие мероприятия, как встречи с постоянными представителями разных стран Генеральной ассамблеи ООН.

Также в рамках нашего визита состоится два очень серьезных мероприятии. Это небольшая конференция, организованная миссией Франции, на которой будет присутствовать представитель офиса комиссара по правам человека, французский посол, а также представители Аргентины, Южной Кореи, Южной Америки. И второе мероприятие, очень важное, организованное Чешским представительством в ООН, это прием по поводу нашего приезда, организованный для членов миссий европейских стран, что очень важно для нас, поскольку проблема исчезновений это проблема не только проблема Азии или Латинской Америки.

В чем смысл конвенции?

И. Красовская : Конвенция о насильственных исчезновениях - это очень серьезный международный механизм. Во-первых, предотвращения новых исчезновений, а во-вторых, возвращение к старым похищениям. Эта конвенция предусматривает очень многие вопросы раскрытия правды и, что очень серьезно для семей исчезнувших, правосудия. То есть, там предусматриваются различные механизмы обращения в международные инстанции, в судебные органы, различные вопросы возмещения ущерба как морального, так и материального и так далее. Там очень четко прописано определение насильственных исчезновений, кто является жертвой насильственных исчезновений, кто может участвовать в восстановлении правды и справедливости, так больше прав предоставляется родственникам и негосударственным организациям и так далее. Это очень серьезный документ. Но для того, что он стал действительно серьезным инструментом правосудия, он должен быть принят на Генеральной ассамблее ООН. Во-вторых, конвенцию должны ратифицировать как минимум 20 стран.

Как ее принятие может повлиять на ситуацию с похищениями именно в Беларуси?

И. Красовская : Для Беларуси законы не писаны. Поэтому эта конвенция – конвенция будущего. Чтобы эта конвенция стала каким-то механизмом для Беларуси, это значит, что Беларусь должна ее ратифицировать. В чем я очень сомневаюсь при наличии нынешнего режима. Но, тем не менее, эта новая конвенция предусматривает, что третьи страны, наблюдая проблемы исчезновения в других странах, они могут принять международные механизмы давления на третьи страны, если они будут видеть, что какая-то страна нарушает вот эту конвенцию. В новой конвенции предусмотрен механизм воздействия на Беларусь со стороны других стран.

Вы много общаетесь с родственниками людей, похищенных в других странах. Если отличие в похищение белорусских политиков и тем , что происходило в других государствах?

И. Красовская : Разница в том, что в одной стране - это 30 тысяч человек, как в Шри-Ланке, в других странах - это четыре человека, как в Беларуси. По крайне мере четыре, о которых мы знаем. Но, что очень интересно и положительно, как только ситуация в стране начинает меняться в сторону демократии, тут же начинаются процессы по поиску правды и правосудия в отношении исчезнувших. Потому, что не найдя правды в отношении исчезнувших, нельзя строить дальнейшую демократию.