1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Ирина Грушевая: „Это ничто иное, как движение за мир“

Как зародилось Чернобыльское движение в Беларуси, чего хотели достичь его организаторы и как обстоят их дела сегодня

default

20 лет после Чернобыльской катастрофы весь мир до сих пор спорит о ее последствиях. Международные эксперты приводят самые разные данные о степени загрязнения и пострадавших. В это время сами пострадавшие пытаются совместными усилиями помочь самим себе справиться с необратимыми последствиями катастрофы.

«Никто не знал, как обходиться с радиацией, все люди были просто в растерянности, в том числе и государство, но вместо того, чтобы подумать о том, как же быть с позицией защиты, оно предпочло просто все это умолчать, чтобы не вызывать паники».

вспоминает Ирина Грушевая, которая преподавала в то время немецкий язык в Минском инязе. Сначала люди верили государству, отгоняли от себя плохие мысли, но постепенно из рассказов очевидцев складывалась жуткая картина. Ведь, оказывается на заражённой территории….

« C начала эвакуировали машины, скот, а люди продолжали жить, то есть не было ни средств, ни мест, куда их переселить. Людей просто бросали, особенно не думая о последствиях. Как будто это были не люди, а мусор какой-то».

Для того, чтобы как-то помочь брошенным на произвол судьбы жертвам Чернобыля, её муж, Геннадий Грушевой, спустя четыре года после Чернобыльской катастрофы основал фонд «Детям Чернобыля»:

“О рганизацию мы создавали как сеть, помогая людям создать свою инициативу, развить ее и укрепить, почувствовать, что от их действий зависит конкретно жизнь их семей, их детей».

На сегодняшний день в работе фонда по всей стране участвуют около 4.000 добровольцев, которые готовят поездки детей на лечение и отдых, организуют и осуществляют гуманитарные программы. По мнению Ирины Грушевой чернобыльская проблематика стала национальной идеей Беларуси.

«Даже символические слова «Беларусь» - «Чернобыль», белый и черный, в этом есть что-то мистическое. По сути дела – это не что иное, как движение за мир. Потому что мирные люди пытаются помочь друг другу, не важно, в какой стране они живут. Для каждого человека важен его способ выживания после Чернобыля. Каждый – скажет ли он об этом или нет – чувствует опасность».

За 17 лет существования фонд «Детям Чернобыля» наладил тесные контакты со многими благотворительными инициативами в Германии. Буркхард Хомайер, председатель одной из них, впервые приехал в Беларусь в 1989 году, будучи студенческим пастором, с целью содействовать примирению между немецким и белорусским народом после Второй мировой войны:

«Ведь одна четвертая населения Беларуси была уничтожена войной. И вдруг мы узнали, что ещё четверти населения этой же страны угрожает Чернобыль. Смертью, страданиями, невыносимой болью. Это не оставляет равнодушным, и мы решили помочь».

Буркхард Хомайер возглавил в Германии сеть инициатив, которые ежегодно организуют оздоровительные поездки для пострадавших детей, оказывают гуманитарную помощь семьям, проживающим на загрязненных территориях, а также морально поддерживают своих белорусских партнеров:

«Мы хотим и дальше поддерживать всех мужественных людей в их активности. Помочь им осознать, что произошло. Чернобыль – это нечто иное, чем крупная авария. Это катастрофа, которая продолжает расти во времени и пространстве. Это можно сравнить с перевёрнутой пирамидой. Тут много неразрешенного. Я думаю, физика не ошибается. Если учесть долгий период полураспада изотопов, ее последствия будут чудовищны».

C этим согласна и Ирина Грушевая. По её мнению, Беларусь вот уже на протяжении 20 лет живёт в состоянии войны. Врага никто не видит, но есть и раненые, и убитые, и эвакуированные и беженцы. По-прежнему каждый третий находится на опасной для жизни территории. Ирина Грушевая сравнивает Беларусь с чёрным ящиком на самолёте:

«Мы как тот черный ящик, собираем эту информацию, но когда его откроют, когда поймут, извлекут уроки, мы не знаем. Нам хотелось бы, чтобы намного скорее».