1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Иранский вояж Путина оставил вопросы без ответов

Владимир Путин обращает свои взоры в равной степени и на Восток и на Запад. В центре внимания еженедельной печати - внешняя политика России.

default

Газета Die Zeit , в частности, пишет:

Впервые после исторической встречи Сталина, Черчилля и Рузвельта в 1943 году, на которой большая тройка антигитлеровской коалиции обсуждала планы по совместной борьбе с нацистской Германией, хозяин Кремля вновь посетил Тегеран. Сегодня вопрос состоит в том, как долго еще продержится коалиция против упорно отрицающего факт Холокоста еврейского народа иранского президента Ахмадинежада с его атомной программой.

Во всяком случае, Путин заявил в Тегеране, что ужесточение санкций в отношении Ирана, по его мнению, лишено всякого смысла. Поскольку у него, мол, нет никаких доказательств того, что Иран собирается использовать атомную энергию не в мирных целях. А запретить ему мирное использование атома никто не вправе. Так что никаких новых санкций. И уж во всяком случае, никакого насилия.

Насилия в отношении Тегерана стремится избежать и немецкий канцлер. И именно поэтому она угрожает новыми санкциями. Ангела Меркель после переговоров с Путиным в Висбадене просигнализировала, что она и российский президент придерживаются единого мнения по поводу необходимости нового раунда переговоров о введении санкций. Кроме того, российский президент, по словам сопровождавших Меркель лиц, в узком кругу высказал готовность подумать о более жестких мерах.

Ведет ли Путин двойную игру, изображая миротворца на публике и жесткого политика за кулисами? Как бы то ни было, Россия, равно как и Китай, уже подписали два постановления ООН о введении санкций в отношении Ирана. Тем самым оба эти государства согласились действовать согласно логике эскалации конфликта, из которой следует, что если Тегеран не пойдет на уступки и не прекратит обогащение урановой руды, то штрафные меры будут усилены.

Владимир Путин мог бы по праву указать западным европейцам, что им сначала самим надо прийти к единому мнению относительно ведущей роли ООН, как того хочет большинство стран Евросоюза, или в случае нужды принять собственные европейские санкции, как это предлагают французы. Французский президент Николя Саркози придал дебатам об Иране новую остроту, заговорив о катастрофической альтернативе: либо отказ иранцев от создания бомбы, либо - бомбардировка Ирана.

Надо отдать должное французским перестраховщикам. Ведь со всех сторон раздаются все более ужасные предсказания о все более вероятном военном ударе Вашингтона по Ирану. И как раз этому призваны воспрепятствовать новые, более жесткие санкции. Похоже, что эту позицию разделяет и канцлер Германии Ангела Меркель, которая одновременно недвусмысленно дает понять, что для нее атомное оружие в руках Ирана неприемлемо, так как поскольку режим Ахмадинежада угрожает безопасности Израиля.

Тем временем и сам Израиль своим авиационным нападением на сирийские военные укрепления 6 сентября показал иранским владыкам, что терпение израильтян не безгранично. Аналогичные заявления с упорством, свойственным ястребам из окружения американского вице-президента Дика Чейни, раздаются из Белого Дома. Путин же говорит, что тегеранские властители ничего не боятся. Хотя для опасений у них есть все основания, равно как и у нас.

Российскую внешнюю политику продолжает комментировать немецкий еженедельник Rheinischer Merkur :

Еще совсем недавно казалось, что специалисты старой закалки, которые могли отличить русские танки Т-80 и Т-72 друг от друга, и знали все поколения ядерных боеголовок, обречены на вымирание. По окончании "холодной войны" спрос на такие знания исчез. Гонка вооружений закончилась, а имеющиеся арсеналы были заморожены при помощи различных договоров о разоружении. Но с тех пор ветер переменился. И стропила старой архитектуры безопасности угрожающе заскрипели.

Пять лет назад США вышли из договора по противоракетной обороне, для того чтобы далее развивать свою оборонную систему. Не отстает от США и Россия. Путин уже заморозил действие договора об обычных вооруженных силах в Европе. Теперь на очереди договор о ликвидации ракет средней и малой дальности. Удар ниже пояса по соглашению о контроле над вооружениями.

На первый взгляд кажется очевидным, чего именно Москва добивается. Если Соединенные Штаты вновь занимают позиции в Европе, более того - на территории стран бывшего Варшавского пакта, то и Россия не чувствует себя связанной договорными ограничениями. Но российская озабоченность этим не ограничивается. Путин обращает свои взоры в равной степени и на Восток и на Запад.

В лице Ирана, Индии, Пакистана, Китая и Северной Кореи великая империя обрела сразу пять соседей, которые вот уже несколько лет безо всякого стеснения вооружаются. Эти государства, за исключением Индии, могут взять под прицел также и Европу с НАТО. Именно поэтому в общих интересах, как России, так и Запада не отказываться от существующих договоров по контролю над вооружениями, а наоборот расширять их действие на другие государства. Проблема заключается в том, что язык угроз не подходит для ведения необходимого диалога, отмечает еженедельник.

П одготовил Владимир Тарасов

Контекст