1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Иранский атом: между блефом и реальной угрозой

В четверг 13 апреля в Тегеран прибывает глава Международного агентства по атомной энергии Мохаммед Эль-Барадеи. Накануне президент Ирана заявил о том, что его страна стала новой ядерной державой.

default

Махмуд Ахмадинежад в Мешхеде

Технической основой для заявления радикального политика, недавно возглавившего Исламскую Республику Иран (ИРИ), стало сообщение иранских СМИ об успешном начале производства в этой стране урана-235 - изотопа, применимого как в мирных, так и в военных целях.

Irans Vicepräsident und Chef der Atomenergiebehörde

Голамреза Агазаде - вице-президент и глава атомного ведомства Ирана

Заявление президента ИРИ было расценено дипломатами в Вене и Москве, Вашингтоне и Берлине как серьезное усугубление кризиса вокруг иранской атомной программы.

Глава МАГАТЭ узнает, что именно происходит в Иране

С одной стороны, согласно заявлению представителей МАГАТЭ в Вене, достоверность сообщений иранских СМИ пока не может быть определена. До января 2006 года 1200 центрифуг, необходимых для получения ядерного топлива, были опечатаны МАГАТЭ. Но затем Иран самовольно приступил к выполнению соответствующих работ.

Хотя президент ИРИ заявил 11 апреля в Мешхеде, что ядерные технологии Тегерана "носят исключительно мирный характер", а его страна "выступает за мир и стабильность на земле", произнесенные ранее антисемитские и антиизраильские тирады радикального политика вступают в неустранимое противоречие с утверждением о "миролюбивом" характере атомной программы нынешнего правительства Ирана.

Вместе с тем Ахмадинежад заявил, что "вся ядерная деятельность Ирана проводится под наблюдением и контролем МАГАТЭ в соответствии с международным законодательством, и Иран намерен и дальше продолжать ядерную деятельность под контролем Международного агентства".

"Законное право"

В выступлении перед духовным, гражданским и военным руководством Исламской Республики, а также аккредитованными в Тегеране иностранными дипломатами Ахмадинежад назвал ядерные разработки "законным правом Ирана, основанном на международном праве, в том числе на положениях МАГАТЭ и Договора о нераспространении оружия массового поражения".

Эти высказывания вселяют некоторую надежду в тех, кто, подобно России, принимал и продолжает принимать активное участие в развитии Ираном ядерных технологий. Получение иранскими учеными низкообогащенного урана Ахмадинежад назвал достаточным основанием для понимания того, что Исламская Республика не нуждается в создании атомного оружия.

Блеф?

Эти заверения убедили не всех лидеров государств-членов Совета Безопасности ООН, а также европейских стран, в готовности Ирана следовать мирным курсом и далее. С одной стороны, российские эксперты говорят о неспособности ИРИ на данном этапе помышлять о собственном ядерном оружии. Так, директор российского Института безопасного развития атомной энергетики Игорь Линге предполагает, что Иран еще на десятилетия отстает от держав, способных производить сырье для бомбы, а профессор кафедры востоковедения Московского института международных отношений Сергей Дружиловский в интервью интернет-изданию Polit.ru назвал высказывания Ахмадинежада "блефом".

Уран и нефть

Руководство США, наоборот, призывает не упускать из виду связь между агрессивной антиизраильской риторикой иранского руководства и поспешностью, с которой эта страна пытается развить собственную ядерную программу. Угроза нанесения превентивного удара по предприятиям атомного комплекса Ирана в ответ на заявления и действия иранской стороны поддерживает высокие цены на нефть.

Iran Atom Mohamed El Baradei bei Frank-Walter Steinmeier in Berlin

Глава МАГАТЭ и лауреат Нобелевской премии мира Мохаммед Эль Барадеи (слева) и министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в Берлине 27 марта 2006

Руководство России, разделяя озабоченность международного сообщества в отношении высказываний главы Ирана, подчеркивает абсолютную неприемлемость силового решения спора. Вместе с тем вечером 12 апреля заявление Ирана о "вступлении в клуб ядерных держав" вызвало отрицательную реакцию в Пекине. Посол КНР в ООН высказал более глубокую, чем прежде, озабоченность эскалацией словесного конфликта.

Дипломаты с нетерпением ожидают итогов сегодняшнего визита в Тегеран главы МАГАТЭ. Незадолго до визита в Тегеран глава МАГАТЭ Мухаммед Эль Барадеи встречался в Берлине с главой германского внешнеполитического ведомства Франком-Вальтером Штайнмайером. (гг)

Контекст