1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Ирак, нефть и возможная война

15.01.2003

Сегодня мы поговорим о ценах на нефть. Что произойдёт в ними, если в Ираке, действительно, начнётся война? В состоянии ли ОПЕК эффективно регулировать соотношение спроса и предложения на мировом рынке? Какова вообще расстановка сил в этой организации? Какую роль в современном нефтяном бизнесе играет Россия? В ближайшие четверть часа Вы узнаете, как на эти вопросы отвечают немецкие эксперты.

Германия – не нефтяная держава. В отличие от США, Великобритании, Франции или даже соседних Нидерландов, она не обладает собственной мощной нефтяной промышленностью. Тем не менее Германия является крупным потребителем энергоносителей – а потому заинтересована в как можно более низких ценах на них. Или хотя бы в стабильных ценах. Поэтому немецкие экономисты сейчас особенно внимательно следят за событиями на мировом сырьевом рынке. “Ирак, нефть и возможная война” – так озаглавил свой аналитический радиоочерк журналист немецкой радиостанции Deutschlandfunk Маттиас Румпф.

Все последние месяцы о состоянии конфликта между Соединёнными Штатами и Ираком можно было безошибочно судить по мировым ценам на нефть. В сентябре у участников рынка сложилось впечатление, что США собираются в самое ближайшее время в одиночку нанести удар по Ираку – и цена за баррель тут же взлетела, преодолев отметку в 30 долларов. Затем, когда стало очевидным, что Вашингтон намерен дождаться результатов работы инспекторов ООН, цены начали снижаться. Потом они вновь пошли вверх, потому что США и Великобритания начали перебрасывать в район Персидского залива всё новые и новые боевые части. Однако эти колебания никак не отражали реального положения дел на мировом рынке нефти. Если руководствоваться исключительно соотношением спроса и предложения, то цена нефти должна была составить в минувшем году в среднем немногим более 20 долларов за баррель. Правда, в декабре стали сказываться отрицательные последствия всеобщей забастовки в Венесуэле, однако сути дела это обстоятельство не меняет: все последние месяцы нефть продавалась на мировом рынке с наценкой. И покупатели были готовы платить эту наценку, поскольку стремились запастись нефтью на случай начала боевых действий в Персидском заливе. Они опасаются, что война в этом регионе может нарушить бесперебойное снабжение нефтью индустриальных стран, и тогда, в условиях дефицита энергоносителей, цены взлетят ещё выше. Подобные настроения царили на мировом рынке и в конце 1990-го года после того, как Ирак оккупировал Кувейт и мировое сообщество приступило к подготовке военной операции по освобождению этой страны. Однако даже в самый разгар операции «Буря в пустыне» никаких перебоев в доставке нефти на Запад не было, напоминает Барбара Майер-Букоу, эксперт объединения германских нефтеперерабатывающих заводов.

У нас имеется опыт 90-го – 91-го годов. Сразу после начала войны цены на нефть подскочили до 40 долларов за баррель, однако продержались на этом уровне буквально дня два. А затем они начали неуклонно снижаться, поскольку стало очевидным, что никакого дефицита энергоносителей на мировом рынке не наблюдается. Просто другие экспортёры нефти увеличили добычу и тем самым скомпенсировали те поставки, которые обычно поступали из Ирака и Кувейта. Так что вполне можно предположить, что и на этот раз в случае вооружённого конфликта события будут развиваться по аналогичному сценарию. Иначе говоря, возможная война в долгосрочном плане не окажет существенного влияния на уровень цен.

Если, конечно, Саддам Хусейн в ходе войны не попытается ракетно-бомбовыми ударами вывести из строя нефтедобывающие предприятия соседних стран – Кувейта, Ирана и Саудовской Аравии, или танкеры в Персидском заливе. Тогда цены на нефть взлетят на небывалую высоту, что ввергнет всю мировую экономику в тяжелейший кризис. Если же смена режима в Багдаде пройдёт достаточно быстро и без крупномасштабных разрушений, то нефть неминуемо должна будет подешеветь. Ведь ни одно государство мира, кроме Саудовской Аравии, не располагает столь крупными запасами нефти, как Ирак. На территории этой страны находятся 11 процентов тех мировых резервов, добыча которых в современных условиях была бы рентабельной. Правда, в настоящее время иракские экспортные поставки сравнительно невелики. Это связано с санкциями ООН. Однако и после их отмены Ирак не сможет тут же резко увеличить объёмы экспорта: за годы правления Саддама Хусейна нефтяная отрасль пришла в упадок и срочно нуждается в модернизации. У самого Ирака необходимых на это средств нет и в обозримом будущем не будет. Поэтому санацией иракских нефтедобывающих предприятий займутся иностранные компании. За решение этой задачи охотно взялись бы американские корпорации, но у них будет немало конкурентов, подчёркивает Фридеман Мюллер, эксперт берлинского научно-исследовательского института Фонд науки и политики:

Если американцы действительно займут эту страну или приведут там к власти легитимированное Соединёнными Штатами правительство, то вполне можно себе представить, что американские компании получат хороший шанс выступить в Ираке в качестве инвесторов. Однако необходимо отметить, что представители иракской нефтяной промышленности наверняка предпочли бы тех партнёров, которые уже немного знакомы с местными условиями. Это, прежде всего, российские и французские концерны, а также фирмы из Китая, Вьетнама и Италии, которые работали в Ираке в 90-е годы.

В любом случае именно иностранные инвесторы будут поднимать иракскую нефтяную промышленность. В результате её производственные мощности за считанные годы существенно возрастут, что обострит и без того уже весьма серьёзную проблему для стран ОПЕК и других экспортёров – проблему избытка нефти на мировом рынке. Как подчёркивает Барбара Майер-Букоу, эксперт объединения германских нефтеперерабатывающих заводов, нефть в наши дни нельзя считать дефицитным товаром поскольку в последние годы в нефтедобывающие предприятия были инвестированы крупные суммы, что и привело на мировом рынке к увеличению предложения нефти.

«А спрос на неё за то же время вырос лишь незначительно. Совсем иную картину мы наблюдали в 90-е годы. Практически всё десятилетие нефть стоила от 12-ти до 18-ти долларов за баррель, то есть сравнительно дешево. Это, в свою очередь, не очень-то стимулировало инвестиции в нефтедобывающую отрасль. Таким образом, устаревшая производственная база нефтяных компаний стала одной из причин взлёта цен в 2000-м году».

Парадоксально, но факт: нынешнее изобилие нефти во многом объясняется успешной борьбой ОПЕК против низких цен на энергоносители. В 1998-м году они упали из-за азиатского кризиса до 10 долларов за баррель. Картелю тогда просто ничего иного не оставалось, как сплотиться и принять решение о резком сокращении экспорта. В последующие два года это привело фактически к утроению цен на нефть, после чего в отрасль вновь пошли инвестиции, и её производственные мощности возросли. Ещё одна причина обилия нефти на мировом рынке – растущее значение экспорта из России, отмечает Клаус Маттис, эксперт гамбургского экономического института Weltwirtschaftsarchiv.

«Россия заинтересована в том, чтобы выйти на тот уровень нефтедобычи, который был до распада Советского Союза. Русские вложили большие деньги в свои нефтедобывающие предприятия и транспортные системы, и теперь хотят увидеть, наконец, отдачу. Иными словами, они хотят продавать как можно больше нефти. Русские не возражают против очень высоких цен на энергоносители, однако их вполне устраивают и 20 долларов за баррель. Поэтому они совершенно не заинтересованы в искусственном сдерживании нефтедобычи. Пусть этим занимается ОПЕК!»

Такая политика привела к тому, что Россия уже обогнала Саудовскую Аравию по объёмам экспорта и продолжает последовательно увеличивать свою долю на мировом рынке. Цель России – стать стратегическим поставщиком энергоносителей для Западной Европы и Соединённых Штатов. Германия, к примеру, уже сейчас получает из России треть потребляемой ею нефти. А вот США долго сомневались, стоит ли им делать ставку на Россию, однако в прошлом году всё-таки договорились с Москвой об энергетическом партнёрстве. ОПЕК, в свою очередь, тоже неоднократно пыталась заручиться поддержкой России. Однако это не так-то просто. В конце 2001-го года Саудовской Аравии даже пришлось пригрозить России ценовой войной - только после этого Москва согласилась в первой половине 2002-го года помочь ОПЕК стабилизировать цены. Впрочем, даже сами члены картеля далеко не всегда в состоянии договориться о единой стратегии, указывает эксперт гамбургского экономического института Weltwirtschaftsarchiv Клаус Маттис:

«Саудовская Аравия хочет, чтобы цены оставались на умеренном уровне, который гарантировал бы ей устойчивый сбыт нефти на ближайшие сто лет. А такие страны, как Нигерия или Алжир, у которых нефти мало, хотят, чтобы она стоила как можно дороже, поскольку стремятся побольше выжать из того, что осталось. Однако в прошлом Саудовской Аравии, как правило, удавалось настоять на своем. Ведь саудовцы контролируют треть нефтедобычи в рамках ОПЕК, а потому пользуются в этой организации соответствующим влиянием».

Лидирующая роль Саудовской Аравии то и дело вызывает недовольство некоторых других членов ОПЕК, которые иногда даже грозятся выйти из этой организации. Так, в последние месяцы ходили слухи, что о выходе помышляет Нигерия. Впрочем, часто цель подобных угроз – просто выбить для себя более высокие экспортные квоты. Фридеман Мюллер, эксперт берлинского научно-исследовательского института Фонд науки и политики, считает, что возможный уход из ОПЕК африканских стран вряд ли особенно расстроит лидеров государств Персидского залива.

«Для них это лишь в том смысле было бы утратой, что ОПЕК любит выступать в качестве своего рода всемирного картеля развивающихся стран. Поэтому они очень рады, что членами организации являются Венесуэла, Индонезия и некоторые африканские государства. Тем не менее доминирующую роль в ОПЕК играют страны Персидского залива. У них в руках - все козыри, поскольку в районе Персидского залива находятся 63 процента мировых запасов нефти, причём себестоимость её добычи весьма низкая».

Правда, за максимально высокие цены на нефть выступают не только наиболее бедные члены ОПЕК, но и, например, такая богатая энергоносителями страна, как Иран – хотя и по совсем другим причинам, полагает Фридеман Мюллер.

«Я думаю, что это происходит прежде всего из идеологических соображений: влиятельные силы в Иране хотят нанести ущерб западным индустриальным странам. Хотя тем самым они вредят и всем остальным государствам, в том числе и развивающимся, которым особенно трудно платить за нефть большие деньги. В общем, мне кажется, что Иран отстаивает политику высоких цен на нефть не потому, что считает её наиболее эффективным способом повышения авторитета ОПЕК, а просто потому, что хочет насолить Западу».

Попытки ОПЕК удержать цены на заданном уровне часто срываются по той простой причине, что члены картеля то и дело обманывают друг друга, экспортируя больше нефти, чем обещали. К тому же ситуация в мировой экономике и, соответственно, на сырьевом рынке меняется в последнее время столь быстро, что ОПЕК просто не поспевает за событиями. Например, к концу 2001-го года цены на нефть упали до 17 долларов, потому что после терактов 11 сентября разразился кризис гражданской авиации и спрос на авиационный керосин резко сократился, а страны ОПЕК продолжали экспортировать прежние объёмы.

Так что сама по себе идея картеля стабилизировать цены на нефть в диапазоне от 22 до 28 долларов неплохая...

«Однако с задачей “мягкого” регулирования цен ОПЕК справляется плохо. Это объясняется тем, что информация о событиях и тенденциях на нефтяном рынке поступает слишком поздно. Решения о сокращении или, наоборот, увеличении объёмов производства принимаются в условиях, когда никто ещё точно не знает, сколько нефти добыли другие страны или каков в данный момент спрос на энергоносители. В результате ОПЕК то и дело терпит неудачи при попытке довести цены до того уровня, который эта организация считает оптимальным».

Итак, главные выводы из радиоочерка Маттиаса Румпфа таковы: нефти на мировом рынке сейчас достаточно, нынешние цены на неё завышенные, поскольку покупатели запасаются энергоносителями на случай войны в Ираке, однако быстрое падение режима Саддама Хусейна приведёт к снижению цен на нефть, и ОПЕК вряд ли сможет этому эффективно противостоять, тем более что Россия играет всё более важную роль как стратегический поставщик Запада.