1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Иракский конфликт: миф о "войне ради нефти"

12.03.2003

Сегодня мы поговорим об экономических аспектах конфликта вокруг Ирака. Вы узнаете, почему некоторые немецкие эксперты считают мифом широко распространённое мнение, будто США и Великобритания собираются воевать ради нефти, и услышите аналитический материал о той роли, которую играет сейчас и могла бы играть в будущем нефтяная промышленность Ирака.

В Германии на демонстрациях протеста против американских планов нанесения удара по Ираку нередко можно увидеть плакаты со словами «Нет войне за нефть». Однако некоторые немецкие эксперты в последние дни публично выразили сомнения в столь, по их мнению, слишком простом объяснении намерений вашингтонской администрации. Один из таких экспертов – берлинский политолог Фридеман Мюллер. Он считает, что нефть – далеко не главный мотив американцев.

«С одной стороны, американцы давно уже установили тотальный контроль над Персидским заливом. У военно-морского флота США в этом регионе просто нет конкурентов. С другой стороны, мировая экономика пока не нуждается в иракской нефти – пока не нуждается. Лет через пять или десять она наверняка понадобится – однако к тому времени Ирак вновь станет полноправным участником нефтяного рынка, в этом мало кто сомневается. Так что начинать сейчас войну исключительно ради иракской нефти - просто абсурдно».

Более того, если в ближайшее время Ирак возобновит крупномасштабные поставки нефти, это создаст серьёзные проблемы для американских компаний, занимающихся нефтедобычей в самих США, указывает берлинский политолог.

«В самой Америке добывается половина потребляемой в стране нефти, причём в США её себестоимость значительно выше, чем в Персидском заливе. Поэтому американские нефтяные концерны заинтересованы в том, чтобы цены не опускались ниже определённого уровня. Если на мировой рынок хлынет иракская нефть, то есть опасность существенного снижения цен. Этого боятся как американские, так и британские энергетические компании».

Весьма неубедительным Фридеман Мюллер считает и тезис о том, что американские нефтяные концерны подталкивают Джорджа Буша к войне, чтобы потом поделить между собой гигантские иракские месторождения.

«Я уверен, что американские нефтяные компании не будут в одиночку осваивать иракскую нефть, поскольку у транснациональных концернов – иные правила игры. Эти компании, включая и российские, обычно тесно переплетены между собой, владеют пакетами акций друг друга, а потому выработали свои правила игры и не руководствуются чисто национальными интересами. Так что американские компании вряд ли получат в Ираке какие-либо серьёзные преимущества перед своими конкурентами – во всяком случае ради этих гипотетических преимуществ не имеет никакого смысла начинать войну».

Такова точка зрения берлинского политолога Фридемана Мюллера. Я познакомил вас с его аргументами, чтобы показать: тезис о «войне ради нефти» не такой уж бесспорный, как кажется на первый взгляд... Тем не менее нефть, несомненно, играет важную роль в этом конфликте, хотя порождён он прежде всего проблемами в геополитической области и в области безопасности. Послушайте аналитический материал Владимира Тарасова о сегодняшнем дне и возможном будущем иракской нефтяной промышленности.

В экономике Ирака главную роль играет добыча и переработка нефти. Сельское хозяйство, являвшееся ранее основой экономики, сегодня большого значения для формирования валового внутреннего продукта не имеет. За исключением, пожалуй, доходов от плантаций финиковой пальмы, поскольку Ирак обеспечивает 80% мирового спроса на рынке фиников. Но основной статьей дохода государственного бюджета является все-таки нефтяная рента. Достаточно сказать, что Ирак обладает вторыми в мире /после Саудовской Аравии/ запасами нефти и что экспорт «черного золота» обеспечивает 95% всех валютных поступлений в страну.

Таким образом, Ирак, как и другие страны-члены ОПЕК, нуждается в странах-импортёрах, от состояния экономики которых, в конечном итоге, зависит и его собственное благополучие. Но зависимость эта – взаимная: постоянный приток дешевой нефти в значительной мере способствует процветанию западных стран.

В настоящее время роль регулятора цен в интересах западных стран выполняет Саудовская Аравия. Во-первых, Саудовская Аравия обладает самыми большими в мире разведанными запасами нефти. Во-вторых, население страны невелико и в ней нет бедных, как в других нефтедобывающих странах - таких, как Индонезия или Нигерия. Это означает, что Саудовская Аравия может позволить себе продавать нефть по низким ценам. А поскольку она контролирует достаточно большую долю рынка, она может влиять на другие государства ОПЕК в целях поддержания приемлемого для Запада уровня цен.

Однако после 11 сентября ситуация начала меняться. Большинство террористов, участвовавших в нападение на Нью-Йорк и Вашингтон, оказались саудовцами, как и предполагаемый организатор терактов Бен Ладен. Кроме того, государственной религией в Саудовской Аравии является Ваххабизм, фундаменталистская версия ислама. Пока Саудовская Аравия не причислена американской администрацией к «оси зла», но многое указывает на то, что отношение США к ней охладело.

«После 11 сентября 2001 года стало ясно, что США больше не могут полагаться на своего стратегического партнера – Саудовскую Аравию, которая стала не только оплотом воинствующего ислама, но и экспортером фундаменталистских идей. Поэтому США нужно было подумать, как обеспечить прямой доступ к запасам нефти в Персидском заливе минуя Саудовскую Аравию.

И Ирак – страна, обладающая вторыми в мире запасами нефти и природного газа, – вполне может заменить Саудовскую Аравию. Нужно только учитывать, что иракская нефтедобывающая и перерабатывающая промышленность сегодня пока еще не в состоянии выйти на тот уровень производства, на котором находится Саудовская Аравия».

...подчёркивает Андрэ Гэрбер, эксперт по Ближнему и Среднему Востоку Фонда имени Фридриха Эберта в Бонне.

В самом деле, народному хозяйству страны был нанесен огромный ущерб – захват Кувейта и война в Персидском заливе в 1991 году стоили Ираку около 100 миллиардов долларов. Усугубили положение санкции ООН – торговое эмбарго и запрет на иностранные инвестиции:

«В 1991 году был введен режим санкций ООН против Ирака. Этот режим препятствует восстановлению важнейших отраслей иракской экономики – таких, как телекоммуникации или водное хозяйство. Поэтому сегодня экономика Ирака находится в плачевном состоянии».

Разрушена инфраструктура, пропускная способность трубопроводов сильно упала по сравнению с довоенным временем. На нефтедобывающих и перерабатывающих предприятиях используется устаревшая техника, запасных частей катастрофически не хватает. Ремонт оборудования на действующих предприятиях зачастую производится с помощью запасных частей, снятых с машин на уже закрытых заводах.

Существенные изменения в режиме санкций произошли лишь в 1996 году, напоминает эксперт Фонда имени Фридриха Эберта Андрэ Гэрбер:

«С 1996 года действует программа ООН «Нефть в обмен на продовольствие». В ней четко предписано, как должны распределяться доходы от продажи иракской нефти. 25% направляется на выплату компенсаций за ущерб, нанесенный во время войны с Кувейтом. 13% средств поступает в распоряжение курдов Северного Ирака. 1% расходуется на координацию международной помощи Ираку. Оставшаяся сумма, примерно 12 миллиардов долларов в год, со специального счета ООН идет на оплату контрактов на поставку в Ирак товаров и услуг».

Однако далеко не все товары и услуги разрешено покупать. Существует список товаров двойного назначения – товаров, которые могли бы быть применены для военных целей. И такие товары запрещено поставлять в Ирак. Кроме того, у иракских нефтяных компаний нет доступа к последним, современным технологиям добычи и переработки нефти. Зачастую они вынуждены прибегать к сомнительным технологиям добычи, которые хотя и позволяют на какое-то время повысить производительность месторождения, но в конечном итоге ведут к деградации резервуаров.

В настоящее время Ирак способен производить около 3 миллионов баррелей нефти в день, вместо 6 миллионов, которые, согласно иракским данным, можно было бы добывать, если бы в своё время в экономику страны было бы вложено 30 миллиардов долларов. Санкции ООН блокировали дальнейшее развитие иракского потенциала - процесс превращения 250 миллиардов баррелей гипотетических запасов нефти в запасы разведанные был приостановлен. Достаточно сказать, что с 1970 года в Ираке не проводилось систематических геологических исследований.

«Если же привлечь в страну прямые иностранные инвестиции, можно будет восстановить разрушенную нефтяную промышленность. На это, конечно, понадобится время. Существуют различные подсчеты относительно того, сколько времени займет процесс увеличения объемов добычи нефти. В любом случае, за два года вполне можно добиться увеличения добычи нефти на 30-40%».

И вот тогда Ирак, действительно, сможет составить серьезную конкуренцию Саудовской Аравии.

Но сначала в Багдаде должна произойти смена власти, большинство экспертов придерживаются мнения, что пока там правит Саддам Хусейн, на отмену санкций ООН и приток иностранных инвестиций в Ирак надежды мало. Но если смена власти все-таки произойдёт - кто выиграет и кто проиграет от такого развития событий?

В числе проигравших оказались бы ближайшие соседи Ирака: Иран, Иордания и Сирия, которым Ирак в обход санкций продает нефть по демпинговым ценам. Иордания, к примеру, получает от Ирака всю необходимую для обеспечения своих нужд нефть наполовину бесплатно, наполовину на 40% дешевле рыночной цены, а Сирия благодаря импорту иракской нефти в состоянии продавать собственную нефть на международных рынках. Кроме того, потеряет верный источник дохода и североиракский Курдистан, если перестанет функционировать нефтепровод на колесах – бензовозы, беспрерывно курсирующие между Ираком и Турцией. После отмены санкций контрабандная торговля нефтью потеряла бы экономическую привлекательность.

А выиграли бы в первую очередь неамериканские компании, давно готовые начать разведку и добычу нефти и ждущие только сигнала ООН. К октябрю 2002 года Ирак заключил несколько многомиллиардных сделок с компаниями из Франции, России и Китая. По сведениям Deutsche Bank, общая стоимость контрактов на разведку и разработку новых месторождений составляет 37 миллиардов долларов. Французский нефтяной концерн Total, например, обладает правами вести разведку и добычу сразу на двух крупных месторождениях. Аналогичные права на ещё одно важное месторождение получил российский концерн «Лукойл». В общей сложности Ирак продал неамериканским компаниям права на добычу около 40 % разведанных запасов страны. Как отмечает Андрэ Гэрбер, эксперт по Ближнему и Среднему Востоку Фонда имени Фридриха Эберта...

«Франция, Россия и Китай имеют в Ираке большое стартовое преимущество относительно прав на разведку и разработку нефтяных месторождений перед большой четверкой американских и английских нефтяных концернов, которые контролируют две трети остального нефтяного рынка. Я имею в виду, прежде всего, ЭксонМобайл (ExxonMobile) и Бритиш Петролеум (BP)».

Кстати сказать, еще в апреле 2002 года две российские фирмы - Татнефть и Зарубежнефть - получили одобрение на бурение 45 скважин на трёх нефтяных полях. Вообще примерно 30% иракской нефти покупают сегодня именно российские фирмы: Колымнефтегаз, Машиноимпорт, Роснефтеимпекс, Сиданко, Союзнефтегаз и российско-белорусская фирма Славнефть.

«И раз уж речь зашла о России, надо вспомнить давнюю историю сотрудничества между Ираком и бывшим СССР. В том числе, естественно, и в области военной техники, за поставки которой Ирак все еще должен России около 7 миллиардов долларов. В этом тоже заключается абсолютно понятный экономический интерес России к Ираку».

Однако надо ясно понимать, что вернуть этот долг нынешний, экономически слабый Ирак не может. Восстановить же экономику Ирака не позволяют санкции ООН, которые вряд ли отменят, пока страной правит Саддам Хусейн. По этой же причине невозможна реализация договоренностей о разведке и добыче нефти, которые Ирак заключил с Россией, Францией и Китаем.

Естественно, что в случае успеха военной операции по свержению режима Саддама Хусейна американские и английские компании получат прямой доступ к иракской нефти. И, скорее всего, это позволит им занять доминирующее положение на рынке. Тем не менее крупномасштабное освоение резервов Ирака, несмотря на конкуренцию между французскими, русскими, китайскими - и англо-американскими компаниями, в любом случае будет отвечать интересам стран-потребителей.

С этой точки зрения, смена режима в Ираке была бы полезна всем:

«Это принесет пользу, естественно, не только США, но и мировой экономике, всем индустриальным странам мира, однако это усилит зависимость всех индустриальных стран от политики США», -

считает Андрэ Гэрбер, эксперт по Ближнему и Среднему Востоку Фонда имени Фридриха Эберта в Бонне.

  • Автор Владимир Тарасов, Андрей Гурков "Немецкая волна"
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/3Ntl
  • Автор Владимир Тарасов, Андрей Гурков "Немецкая волна"
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/3Ntl