1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Религия и церковь

Иоанн Креститель

Иисус Христос назвал Иоанна Крестителя величайшим пророком из рожденных женами. Семь раз в году Православная Церковь чтит его память, а иконографическая традиция в многочисленных образах раскрывает смысл его служения на земле. Два из них являются основополагающими.

На самом раннем изображении, дошедшем до наших дней, последний ветхозаветный пророк предстает таким, каким могли видеть его жители Палестины в начале первого века, когда 30-летний Иоанн впервые появился в долине реки Иордан. Горящие внутренней силой глаза пристально глядят прямо в душу из-под гривы нечесаных волос; одежда из верблюжьего волоса едва прикрывает худое, смуглое тело аскета, проведшего в пустыне не один год.

На более поздних иконах Иоанна изображают уже в ангельском виде. Его одухотворенный лик обращен к Спасителю; праздничные одежды, ниспадающие мягкими складками, подчеркивают стройность и невесомость фигуры, едва касающейся обнаженными стопами поверхности земли. Поставленные рядом столь разные изображения не исключают друг друга, а лишь усиливают образ. Соединенные же на одной иконе они зримо отражают динамику внутреннего роста подвижника. Образ пророка-отшельника с ангельскими крыльями за спиной поражает и удивляет своей парадоксальностью.

Так 20 веков назад воспринималось явление пророка и иудеями. Своим необычным видом Иоанн привлекал внимание одних и пугал других. Одни видели в нем восставшего древнего пророка Илию, другие же воспринимали его как безумца. Но прошло совсем немного времени, и люди стали искать встречи с этим странным человеком, чтобы с замиранием сердца услышать в раскатах его громкого голоса всего несколько фраз: "Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему".

Слова потрясали, ибо со времен Моисея каждое поколение евреев жаждало услышать их. Знали евреи и о том, что Мессия родится в их народе, ибо Сам Всевышний, обращаясь к патриарху Аврааму, сказал: "И благословятся в семени твоем все народы земли". Ожидание из поколения в поколение поддерживали пророки, возжигая огонь веры в сердцах богоизбранного народа в дни радости и в дни великих испытаний.

К моменту выхода Иоанна Крестителя на служение вера начала слабеть. Бог молчал, более 400 лет не являлись в мир носители Его воли. Мертвящий дух охватил Ветхозаветную Церковь. Разложение шло с самого верха, правящей партии саддукеев, в число которых входили и первосвященники. Утратив страх Божий, они превратили храм, являвшийся центром духовной жизни иудеев, в место наживы. Утопая в неслыханной роскоши, первосвященники не заботились о своей пастве, даже о рядовых священнослужителях, которые жили в нищете. Железной рукой держались они за традицию и обряд, останавливая всякое движение духа, жестоко пресекая любые попытки нововведений.

Образованная часть иудейского общества, книжники и фарисеи, искали спасение в славном прошлом Израиля. Делом своей жизни они почитали изучение и толкование священных книг, приписывая при этом внешнему благочестию спасительную силу. В строгом соблюдении всех предписаний Торы фарисеи полагали найти себе оправдание перед Всевышним. На неграмотный народ учителя Закона смотрели с великим презрением, полагая их неспособными войти в Царство Небесное. Все, что лежало за пределами Торы, фарисеи почитали злом, все нееврейское вызывало у них страх и отторжение. Они мечтали лишь о славных временах царя Давида и восстановлении мощного еврейского государства. Так, все больше и больше замыкаясь в своем узко национальном мирке, духовные лидеры иудейского общества предали забвению вселенскую миссию, возложенную на них Самим Богом.

Именно в этот переломный период истории и появился Иоанн Креститель. Он стал рычагом в Божиих руках, а люди из всех слоев общества, способные любить и верить, точкой опоры. Иоанн говорил не привычными цитатами из Торы, а живым, образным, полным внутренней силы языком. Его проповедь была столь действенна, что привела в движение всю Палестину. С молниеносной быстротой стала распространяться молва, что восстал пророк, возвещающий наступление Мессианской эры.

Иоанн, которому суждено было поколебать ось мира, был плоть от плоти своего народа. Он принадлежал к славному священническому роду левитов. Священник Захария, которому сам Архангел Гавриил предсказал чудесное рождение сына, был уверен, что мальчик займет его место у алтаря, ибо, согласно Евангелию от Луки, Архангел сказал о нем: "…он будет велик пред Господом; … и многих из сынов Израилевых обратит Господу Богу их; и предъидет пред Ним в духе и силе Илии, чтобы возвратить сердца отцов детям, и непокоренным образ мыслей праведников, дабы представить Господу народ приготовленный".

Знал Захария и имя своего будущего сына - Иоанн, что значит "благодать Божия". Иоанну суждено было возвестить наступление эры благодати, но не в храме, где был убит его отец. Нарушая традицию, будущий пророк ушел в пустыню, ибо не верил, что Бог живет лишь в славном прошлом, замурованный навеки в книгу Закона. Он хотел услышать голос Всевышнего или умереть. Долгие годы смирял себя Иоанн в безводной и безлюдной пустыне и, наконец, услышал призыв Господа на служение. Ему предстояло объединить народ перед лицом грядущего Мессии.

Пройдя суровую школу духа, Иоанн хорошо осознавал, как непросто будет иудеям, отягощенным суевериями и предрассудками, принять живое слово. Возглашая радостную весть о приближении Царства Небесного, пророк призвал народ к покаянию, этому сильнейшему средству, которое дает возможность подняться над заблуждениями прошлого, принять настоящее и с надеждой вступить в будущее. Иудеи хорошо знали силу покаяния. На протяжении веков за грехи народа каялись пророки.

Иоанн призвал к личному покаянию. Люди громко называли свои грехи, а Креститель в знак очищения омывал их священными водами Иордана. Пророк проповедовал и крестил в том месте, где много веков назад 12 колен Израилевых впервые, перейдя через Иордан, вступили в Землю Обетованную. Здесь же суждено было иудеям первыми шагнуть в новую эру.

Врачуя человеческие души, Иоанн напряженно вглядывался в каждого. Он ждал Мессию. Окруженный шумной и многочисленной толпой, Креститель был при этом трагически одинок. Никого из тех, кто должен был встать рядом, не было с ним - ни священников, ни учителей Закона. Они видели в нем лишь заклятого врага, посмевшего самочинно посягнуть на священную традицию.

Но именно этому человеку было уготовано не только указать на Мессию людям, но и стать первым свидетелем Откровения Святой Троицы. Иоанн видел раскрывшиеся Небеса и Духа Божия, Который сходил в виде голубя на Иисуса. Он слышал голос Бога-Отца: "Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение". Неслучайно Иоанна Крестителя называют первым Евангелистом, ибо он первым назвал Иисуса Христа Сыном Божиим.

На некоторых иконах пророка изображают с евхаристической чашей, в которой лежит Божественный Младенец, готовый к жертве. Чаще в его руке можно видеть свиток, на котором начертаны слова, произнесенные им при виде Иисуса: "Вот Агнец Божий". Разбивая стереотипы, Иоанн противопоставил Мессии торжествующему Мессию страждущего, берущего на себя грехи мира ради спасения человеческого рода.

У ног Крестителя можно видеть и другую чашу, в которой покоится отрубленная голова самого Иоанна, ибо и ему, величайшему из всех, не удалось избежать трагической судьбы древних пророков. Длительное время любовь людей охраняла праведника, но примириться с появлением лидера такого масштаба власть не могла. Ирод Антипа, правитель Иудеи, отдал приказ схватить Иоанна, бесстрашно обличавшего перед иудеями образ жизни самого властелина и его семьи.

Брошенный в темницу крепости Махерон, Креститель мог хорошо видеть поднимающуюся за Иорданом гору Нево, на которой, по преданию, умер пророк Моисей, так и не вошедший в Землю Обетованную. Иоанну суждено было разделить и его судьбу. Он лишь подошел сам и подвел богоизбранный народ к заветной двери, открыть которою мог только Сын Божий, Иисус Христос.

Иродиада, незаконная жена правителя Ирода, хитростью и коварством добившаяся смерти Предтечи, получив голову пророка, в знак торжества над ненавистным обличителем, проткнула его язык иглой. Но победить она была уже бессильна. Мертвый Креститель стал еще опаснее живого. С момента расправы над праведником власть в Палестине уже не знала покоя, томимая страхами и недобрым предчувствием. Вскоре его место занял еще более сильный обличитель – Иисус из Назарета, в Котором власть с ужасом видела восставшего из мертвых Иоанна Крестителя.

Даже отрубленная голова пророка, брошенная в бесчестное место, не исчезла бесследно. Тайно погребенная на Елеонской горе она трижды являлась в самые сложные периоды христианской истории. Каждое обретение нетленной главы пророка вызывало в человеческих сердцах мощный прилив духа, что давало возможность выстоять в дни гонений и внутрицерковных нестроений.

Новозаветная Церковь почитает Иоанна Крестителя своим великим святым. Его образ присутствует в каждом православном храме, занимая центральное место в деисусном ряду по левую руку от иконы Спасителя. Перейдя в вечность, Иоанн Предтеча продолжает свое служение, молясь за всю Ветхозаветную Церковь, за богоизбранный еврейский народ, который в большинстве своем не смог принять Мессию.

На иконах за спиной крылатого пророка можно видеть ставшее символом древнего Израиля дерево, у корней которого видна секира. В 70-ых годах 1 века нашей эры величественный храм Соломона был разрушен римскими войсками. Почти все жители Иерусалима, отчаянно сопротивляясь могучему противнику, погибли. Оставшиеся же в живых рассеялись по всей земле.

Выходя за рамки исторического времени, икона предупреждает каждый народ о великой опасности ошибочного понимания собственного предназначения, а каждого человека о тяжелых последствиях богоотступничества. Сквозь века звучит грозный голос Иоанна Крестителя: "Сотворите достойный плод покаяния, ... уже и секира при корне дерев лежит; всякое дерево, не приносящее добрый плод, срубают и бросают в огонь".