1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Информационная политика и информационная безопасность

28.10.2002

Наша тема сегодня, как и все последние дни, связана с трагедией заложников, захваченных 23-го октября в театральном центре на Дубровке в Москве. Трагедия их не кончилась после штурма. 117 заложников (это последние официальные цифры) погибли во время штурма и почти все – от применённого спецподразделениями газа. Сотни людей находятся в больницах, из них 45 – в критическом состоянии. И по–настоящему помочь им врачи не могут, потому что до сих пор неизвестно, какое именно отравляющее вещество или наркотическое вещество было применено. Более или менее конкретная информация по этому поводу поступает из Мюнхена. Здесь находятся в клинике двое немцев, которые были в числе заложников. Токсиколог, профессор Томас Цилкер говорит, что речь вряд ли идёт о боевом отравляющем веществе нервно–паралитического действия, потому что его следы можно обнаружить в организме. Но это не хлороформ и не эфир, которые используются в качестве наркоза. Скорее всего, во время штурма театрального центра применили аналогичный хлороформу газ, но в очень высокой концентрации. Немецкие заложники – девушка восемнадцати лет и сорокалетний мужчина – почти мгновенно потеряли сознание. Передозировка, очевидно, и стала причиной смерти 115–ти заложников. Профессор Цилкер критически отозвался об информационной политике российских властей, которые до сих пор скрывают от людей, какой именно газ был применён, и не пускают к находящимся в больницах освобождённым заложникам их родных и близких.

Информационной политике я уделю сегодня особое внимание. Буквально с самого начала официальные представители российских властей заявляли: требования чеченцев, захвативших заложников, нельзя выполнить хотя бы потому, что переговоры о мире вести в Чечне не с кем. С Масхадовым? Но он–то и спланировал захват, чему есть неопровержимые доказательства. Но доказательств – за исключением невразумительного фрагмента непонятно по какому поводу сделанной видеозаписи – никто до сих пор не предъявил. А вот что говорит по этому поводу другая сторона, а именно – вице-премьер в кабинете Масхадова Ахмед Закаев:

«Неадекватная реакция российского руководства, выраженная МИДом России по поводу Всемирного чеченского конгресса, демонстрирует отношение российских властей ко всему чеченскому народу. Россия, пытаясь интегрироваться в европейское сообщество, в тоже время забывает о том, что приоритетными ценностями в Европе являются демократические свободы, а не наличие боеголовок. Такая реакция не может способствовать разрешению конфликта. До тех пор, пока руководство России не осознает, что не бывает целого народа террористов, и что чечено-российский конфликт не имеет силового решения, будут продолжаться эти войны. Я обращался к тем, кто находился в здании театра и удерживал людей. Я считаю, что российское руководство имело возможность не допустить массового убийства в этом здании. Не были использованы все шансы для того, чтобы бескровно закончить эту драму. Безусловно, что это наша общая трагедия, общая боль. И как бы сегодня российская пропаганда не пыталась увязать эту ситуацию с Масхадовым или с официальными структурами власти, эта политика обречена на провал. Я вас уверяю, что Масхадов узнал об этом через средства массовой информации. Я не скрываю, что были предложения принять политической решение по переносу боевых действий на территорию противника, но это решение было отвергнуто Масхадовым. И группа, которая объявилась в Москве, действовала абсолютно автономно. В своей непричастности к этой акции мы сможем убедить международное сообщество».

Ахмед Закаев находится сейчас в Копенгагене, где сегодня открылся Всемирный чеченский конгресс (так его назвали организаторы). Официальная Москва очень болезненно и очень резко реагирует на проведение этого конгресса. Наш корреспондент Борис Вайль следит за его ходом.

«Этот всемирный чеченский конгресс, открывшийся в понедельник в Копенгагене, планировался еще месяц назад. Организаторами этого конгресса были две датские организации: одна – центр по изучению Холокоста и геноцида, существующая на средства, выделяемые датским правительством, и независимая организация, которая называется в поддержку Чечни. Вот эти две организации и чеченская диаспора заграницей решили еще месяц назад собрать в Копенгагене этот конгресс. Сюда приехали не только чеченцы, есть и русские. Что касается представителей из Чеченской республики, то представителей промосковской администрации здесь нет. Здесь есть официальный представитель президента Масхадова – он же вице-премьер Чеченской республики Ахмед Закаев. Здесь есть представители чеченской диаспоры из разных стран, есть политики из Литвы, выступал Руслан Хазбулатов, были представители «Солдатских матерей России», организации «Союз матерей Чечни», некоторых правозащитных организаций из различных стран, много представителей датских организации, в их числе руководитель партии «Народных социалистов». Цель конгресса явствует уже из названия «Всемирный чеченский конгресс за мирное решение русско-чеченского конфликта». Причина кризиса в российско-датских отношениях в том, что Путин и министерство иностранных дел России были страшно недовольны тем, что в Дании состоится такой конгресс. Они сделали заявление, что это будет иметь самые серьезные последствия для датско-российских отношений. А участников конгресса называли пособниками террористов. Датское правительства, даже если бы оно этого хотело, не смогло бы отменить частное мероприятие. Конгресс организован не датским правительством. И здесь говорят, что российская сторона просто плохо понимает, что такое демократия. А на конгрессе речь идет о том, как прийти к миру, как сесть за стол переговоров Масхадову с одной стороны и российским властям с другой. Во вторник будет принят ряд документов: «Обращение ко всем чеченцам», Меморандум «О российско-чеченской войне и необходимости установления мира» и «Заявление об отношении к терроризму и к событиям в Москве 23-26 октября». Эти документы пока существуют только в проекте, они еще будет обсуждаться во вторник».

Ну что ж, подождём решений конгресса, окончательных редакций его заявлений – в том числе и заявления о московской трагедии. Но, судя по последним заявлениям официальных представителей российских властей – от президента до заместителя генпрокурора, ждать политического решения чеченской проблемы и окончания войны не приходится. А именно этого требуют западные политики в своих заявлениях, резко осуждая, разумеется, захват заложников и терроризм вообще. Наши давние радиослушатели, наверняка, помнят комментарии Бото Кирша, немецкого политического обозревателя, эксперта по Восточной Европе. Он в течение многих лет возглавлял русскую редакцию «Немецкой волны». Вот что он думает о трагедии последних дней и о чеченской проблеме:

Трагедия московских заложников ставит, среди прочих вопросов, и вопрос (возникающий уже не в первый раз) об информационной политике российских властей. Официальной, открытой цензуры пока ещё нет. Однако за редкими исключениями самые массовые из средств массовой информации – телевидение и радио – находятся в подчинении у президентской администрации. Согласно провозглашённой президентом Путиным доктрине «информационной безопасности», всё, что связано с безопасностью государства, приоритетно по отношению к свободе печати. Нельзя, например, порочить честь армии и других силовых ведомств (это непатриотично). О чести каждого отдельного человека, о демократических правах индивидуума, о личности и речи нет.

О том, как всё это проявляется на практике, россияне могут судить по тому, что происходит сейчас. Как и в случае с подводной лодкой «Курск», официальная информационная политика властей сводится к лживым или полуправдивым заявлениям. Сразу после штурма вообще не шла речь о применении газа, употреблялся эвфемизм «спецстредства». Теперь власти вынуждены были признать, что речь идёт о газе, но о каком именно – остаётся государственной тайной. Больницы, где лежат пострадавшие во время штурма заложники, оцеплены милицией, как театральный центр на Дубровке 23–26 октября. Правду о штурме и о жестокости действий российских спецподразделений пытаются скрывать как можно дольше.

Всё это заставляет вспоминать события в Афганистане в конце 1979 года. Тогда «Альфа» штурмовала президентский дворец в Кабуле и в канун штурма тоже были применены «спецсредства». Советские врачи, работавшие в Афганистане и вызванные во дворец, установили отравление. Они не знали, что повар афганского президента Иди Амина был агентом КГБ и его снабдили специальными препаратами из секретной лаборатории Лубянки. Позже его ликвидировали. А участников операции наградили. В общем, в борьбе против врага, как говорится, все средства хороши.

Спустя десять лет газ «Черёмуха» вместе с сапёрными лопатками был применён во время разгона мирной демонстрации в Тбилиси. Десятки людей попали в больницы с диагнозом «отравление» и «поражение верхних дыхательных путей». Врачи не знали, как им помочь, потому что был неизвестен состав применённого десантниками и подразделениями внутренних войск газа. Более того: в течение восьми дней военные вообще отказывались признать, что применили «спецсредство». И снова в результате никто не был за это наказан.

Афганская авантюра закончилась распадом Советского Союза. Чем обернётся для России чеченская война? Генерал Александр Лебедь, договорившийся в своё время о мире с чеченцами, много раз подчёркивал, что на террор нельзя отвечать террором. Талантливый полководец может выиграть битву против вражеской армии. Но когда против тебя воюет весь народ, полководческое искусство оказывается бесполезным. Такие войны проигрывали все: от Наполеона до Гитлера. В таких войнах пришлось сложить оружие и американцам (во Вьетнаме), и Советскому Союзу (в Афганистане). А как решит президент Путин?

Хочется надеяться, что ответ на этот вопрос не так очевиден, как кажется с первого взгляда.