1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Интернет-протоколы борьбы с терроризмом?

Правозащитной организации Statewatch, штаб-квартира которой расположена в Брюсселе, удалось получить проект рамочного соглашения стран Евросоюза, который в ближайшие месяцы будет обсуждаться в Европейском Совете.

default

Слежка в Интернете - поможет ли она в борьбе с терроризмом?

После трагических событий одиннадцатого сентября прошлого года в повестке дня международной и национальной политики появилась новая приоритетная задача: борьба с терроризмом. Граждане требуют от правительств своих стран укрепить общественную безопасность. По этой причине во многих государствах уже прибегли, например, к так называемому "растровому поиску" лиц, которых на основе анализа тех или иных критериев можно заподозрить в связях с подпольными экстремистскими организациями.

Другие методы стражей государственного порядка - телефонная слежка, перлюстрация электронной почты и контроль над Интерентом. С помощью этих мероприятий полиция и спецслужбы надеются обнаружить так называемые спящие ячейки экстремистских организаций, а также отдельных потенциальных преступников.

Правоохранительным органам Германии уже сейчас, на основе ныне действующего законодательства, разрешено при наличии официальной санкции следить за электронной коммуникацией подозреваемых лиц.

Планы Евросоюза идут дальше. Правозащитной организации "Стэйтвотч" (Statewatch), штаб-квартира которой расположена в Брюсселе, удалось получить проект рамочного соглашения стран Евросоюза, который в ближайшие месяцы будет обсуждаться в Европейском Совете. Этот документ предусматривает введение единых общеевропейских правил и стандартов контроля за телефонной и электронной коммуникацией. Что это значит?

В гигантских базах данных год (или даже два) должны будут сохраняться все без исключения данные о телефонных разговорах, факсах, электронных письмах и пользовании интернет-ресурсами. Кроме того, проектом документа предусмотрена упрощенная процедура доступа к этим хранилищам информации для следователей и других уполномоченных лиц.

Ни у кого не вызывает сомнения, что такого рода решение, если оно будет принято, будет означать кардинальный отход от прежней европейской политики в области защиты личных данных. Ни у кого не вызывает сомнения, что систематический и профилактический сбор такого рода информации о миллионах законопослушных граждан ведёт в перспективе к подрыву основных прав гражданина: права на защиту частной сферы и личных данных и права на свободу совести.

А дальше - рукой подать до полной прозрачности Интернета и телефонных переговоров, то есть до пока ещё футуристического "прозрачного гражданина", не говоря уже о фактической отмене презумпции невиновности.

Оправдывает ли необходимость борьбы с терроризмом такого рода беспардонное вмешательство в частную жизнь европейцев? С таким существенным ограничением гражданских прав можно было бы ещё согласиться, если бы средства оправдывали цель: лучшую защиту от террористов.

Но надеяться на это, скорей, не стоит. "Растровый поиск" в Германии, в ходе которого были проанализированы горы информации, к большим успехам не привёл. Кроме того, уже сейчас за скромную плату можно приобрести вполне надёжные программы и технические средства, позволяющие эффективно шифровать передаваемую через электронные каналы информацию и анонимно пользоваться Интернетом.

И ещё. При желании (или при необходимости) всегда можно воспользоваться одним из многочисленных способов, позволяющих обвести "всевидящее око" государства вокруг пальца. Например, в Швейцарии можно анонимно купить карту для мобильного телефона, работающего по системе предоплаты. Террористы "Аль-Каиды" такого рода уловками, как известно, уже пользовались.

После терактов 11-го сентября президент США Джордж Буш заявил, что нападение было совершено "на всё свободное человечество". И он поклялся, что США не допустят победы врага в этой войне. Буш имел ввиду, что враг не добьётся "изменения нашего образа жизни и ограничения наших свобод".

В таком случае, следует напомнить, что разговаривать по телефону, пользоваться Интернетом и электронной почтой без присмотра государственных соглядатаев тоже является неотъемлемой частью этих свобод.

Контекст