Интервью с главой МИДа Киргизии | Центральная Азия - события и оценки | DW | 04.04.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Интервью с главой МИДа Киргизии

Сегодня в программе "НВ" – Роза Отунбаева.

Сегодня в программе "НВ" – Роза Отунбаева, бывший министр иностранных дел Киргизии при Аскаре Акаеве, затем – один из лидеров оппозиции, а после смены режима – снова глава внешнеполитического ведомства.

Роза Исааковна, чем Вы объясните, что в мире на официальном уровне произошедшую в Киргизии смену власти восприняли, мягко говоря, с осторожностью? Это характерно как для России и стран Центральной Азии, так и для Запада. РО: Я бы не сказала. Перечислю только ряд официальных лиц, которые звонили и справлялись о нас. Несколько дней тому назад мне звонил господин Хавьер Солана, госпожа Кондолиза Райс, мне звонил из НАТО господин Сименс, (он координатор по Центральной Азии), заместитель министра иностранных дел Великобритании господин Раммель, все послы, акредитованные и в Бишкеке, и в Астане. Они готовы оказать нам материальную поддержку, возникающие вопросы гуманитарного характера. Более того, сейчас подряд были визиты Геерального Секретаря ОБСЕ господина Кубиша, и господина Руппеля, действующего председателя ОБСЕ. Все эти визиты были направлены на то, чтобы помочь республике как в политической стабилизации, так и в целом оказать посильную помощь везде, где нужно.

Внешняя политики была, возможно, наиболее успешным сектором работы правительства Аскара Акаева. Как Вы считаете, Вам, как нынешнему главе МИДа, досталось хорошее наследство? РО: Мы не собираемся менять принципиально систему координат во внешнеполитической деятельности. Наше министерство сделало заявление на этот счет. Мы не как Грузия или Киев, (хотя Киев и до этой революции выражал стремление идти в Евросоюз). У нас нет направленности идти в Евросоюз. Мой народ доказал, что он является демократическим по своему духу, и он вновь это подтвердил революцией 24 марта. Демократические нормы.- это универсальные ценности. И здесь, в азиатской части, они имеют точно такое же основание, как и в европейской. А была ли это наиболее успешная часть акаевского режима? Я хочу, чтобы было передано всем слушателям, что очень не трудно выражать мнение такого народа, демократически направленного. У нас были действительно хорошие отношения с Западом, у нас были хорошие отношения с Востоком в силу нашего местоположения.

Как Вы намерены решать проблемные вопросы, в частности, в сфере водопользования и энергетики, с соседями по Центральной Азии? И будет ли пересмотрен договор о передаче ряда территорий Китаю? Подписание этого договора изрядно повредило репутации Аскара Акаева на юге Киргизии? РО: В части Узбекистана, Казахстана я не успела пока вникнуть во все эти вопросы, потому что я была все последние годы вдали от республики и занималась совсем другими делами. Дайте мне время, чтобы как- то вникнуть в эти вопросы. Это наши близкие исторические партнеры, с которыми не разъедешься. Поэтому мы будем решать проблемы в интересах национальных. Так, чтобы это удовлетворяло интересам этих стран также. В части Китая, того договора о границах, который вызвал большие споры в нашем обществе и который является грузом на акаевской политике, то этот вопрос нашел свое окончательное правовое оформление. На сегодня денонсация этого договора, которой требует часть населения, представляется крайне сложной. Я думаю, что сегодня мы должны из этого положения выходить тем, что мы будем активно развивать торгово – экономические отношения с Китаем, создавать новые рабочие места, поднимать жизненный уровень жителей республики, чтобы каждому было на чем заработать хлеб. Когда этот вопрос поднимался, фон был очень негативный - на юге очень мало земли. На этом фоне состоялось подписание этого договора. Люди скандировали с тех пор, что человек, который продал эту землю, должен уйти . У нас еще предстоят выборы и это будет острый вопрос. Но с точки зрения правовой этот вопрос имеет свое окончательное международное оформление.

Роза Исааковна, оппозиция только пришла к власти, еще не все правовые вопросы в связи с этим отрегулированы, но уже очевидно, что недостатка в числе качестве кандидатов в президенты не будет. Вас это не смущает с точки зрения стабильность нынешнего правления? РО: Идет номинация людей. Есть те, кто поспешил себя объявить кандидатом. Обозначился ряд людей, которые собираются идти на выборы. Обществу это дает возможность сориентироваться, какие силы пойдут в бой. Между тем, есть только несколько серьезных претендентов.Есть молодые, которые пробуют себя. Они, наверное, готовятся к следующим выборам. Любая тренировка - она всегда хороша. Ну а то, что их много... Хотелось бы иметь меньше, иметь "консолидированных кандидатов", чтобы не был большой разброс. Электорат сегодня более-менее обозначен. Он имеет свои симпатии, своисклонности. Не хотелось бы делить народ, но законвыборов таков: наверное, будет расслоение уже на первом этапе. Но у меня мнение, что будет четкая консолидация на двух фигурах.

И последний вопрос: Вам, как участнице, не было страшно 24 марта, во время революционных событий в Бишкеке? РО: Не было страшно почему, потому что людей на площадь мы привели сами. Эти люди приехали со всех концов республики. Мы знаем, кого мы привезли. Это нашпростой киргизский народ, Те, кто делал революцию ив Оше и в Джалал - Абаде, были люди из Таласа , из Кочкорки, были баткенцы. Я сама металась по площади, когда завязалась драка с правового фланга. В людей полетели камни, подготовленные заранее криминализированными группами, подготовленными МВД и рядом заказчиков из околоакаевских кругов. (Вот он сидит сейчас в Москве, вне реалий живет. Он, по-моему, никогда не знал народ, и не знает. Он называет их молодчиками. Я глубоко сожалею, что он руководил этим народом столько лет. Сбежал сейчас, говорит только о своей безопасности, еще ярлыки развешивает). И вот эти люди начали кидать камни на толпу. Народ сперва отпрянул . Народ обозленный, голодный, он не имеет работы, а потом в него еще и кидают камни, не дают спокойно там стоять. Я утверждаю, как один из лидеров оппозиции и организаторов: мы вели народ на площадь Ала Тоо. Мы стояли бы на этой площади столько дней и ночей, сколько потребуется, для того чтобы Акаев ушел из офиса. Наш сценарий был подготовлен для долговременной осады. Зачем брать этот Белый Дом ? Нет никакого смысла. Они нам разрушили этот митинг, закидали камнями. Потому что у нас низкая политическая культура власти по отношению к народу, а не народа. И вот эта разъяренная публика пошла против власти, олицетворением которой стал Белый Дом. Совершенно ни у кого не было целей уничтожать или убивать, как Акаев сегодня считает. Это все - блеф. Когда уже к вечеру случилось мародерство и погромы, тогда мы поняли, что плодами революции и самой революцией пользуются все, кому не лень: вот такие воры, мародеры и т.д. Нам было обидно.