1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Интеграция иностранцев в Германии

17.01.2002

Сегодня я попросил наших корреспондентов рассказать о разных аспектах интеграции иностранцев в Германии. «Интеграция» - слово какое-то, анонимное, что ли, а потому и скучное. А на самом деле за ним стоят реальные люди, их шансы найти своё место в новых жизненных условиях. Начнём с репортажа Тины Хюттель о курсах немецкого языка для беженцев в Берлине:

«Я приведу примеры: я не могу приехать, потому что у меня нет машины. Я пошёл домой, потому что мне пора. А теперь давайте скажем все вместе: мне надо собирать чемодан, потому что я еду в отпуск».

В классе проходят придаточные предложения. Вот только последний пример выбран, пожалуй, не совсем удачно. Потому что ученики - это люди, добивающиеся политического убежища в Германии. Им не до отпуска. И чемоданы собирать не надо, потому что они и без того уже сидят на чемоданах, дожидаясь решения, получат ли они вид на жительство в Германии или нет. А пока они живут в сборных домиках, получают талоны на питание и пытаются чем-то себя занять. Вот тут-то и помогают бесплатные уроки немецкого языка, которые ведут студенты Берлинского университета. Катарина рассказывает, как всё начиналось:

«Я наивно полагала, что здесь все беженцы ходят на курсы немецкого языка, что всё это четко организовано. Знаете, «немецкий порядок». Но как оказалось, многие уже годами живут в Германии, и ни слова не говорят по-немецки. Как они должны разобраться в нашей жизни? Как они должны объясняться с чиновниками, которые решают их вопрос? Как им вообще выбраться из этого гетто?»

И вот Катарина и 8 её сокурсников развесили в городке для беженцев объявления на 10 языках с предложением приходить на курсы. Самое странное, что против выступило руководство городка, мол, всё равно никто на эти курсы не придёт, зачем же тогда выделять помещение для занятий? Но уже на первый урок собралось 50 человек - иранцы, белорусы, конголезцы. В классе много игрушек, потому что многие мамы приходят вместе с детьми. Вместе и учатся. Официальных курсов немецкого языка для беженцев катастрофически не хватает. А платить за частные уроки большинство из них не в состоянии. Например, молодой врач из Ирана Шатман:

«Мы получаем по 80 марок в месяц. На это нельзя купить уроки немецкого, нельзя заплатить. Очень дорого. Я долго искал и мне повезло: я нашёл Катарину».

Студенты работают совершенно бесплатно. Причём только уроками они не ограничиваются. Приходится оказывать и практическую помощь: сходить с учениками к врачу, написать письмо или официальное заявление:

«Два часа занятий в неделю - это не проблема. Проблема в том, что складываются дружеские отношения. Это прекрасно, но это отнимает очень много времени. Потому что у людей уйма проблем. И очень трудно провести черту: вот я здесь я ещё могу помочь, а дальше - это уже не в моих силах».

А дружбы действительно складываются прекрасные. Нередко уроки заканчиваются за чашкой чая и с песней.

"Хадж" с "Милли Гёрюз" - это совсем другой "хадж"?

А вот другая тема: для правоверного мусульманина «хадж», паломничество в Мекку - священная обязанность. Как организуются такие поездки для мусульман, проживающих в Германии? Об этом рассказывает Маргарете Штайнхаузен:

В конце января наступает традиционный месяц паломничества в Мекку. Всего за год поклониться святыням ислама приезжает до трёх миллионов человек со всего мира. Правительство Саудовской Аравии даже вынуждено ограничивать приток паломников, потому что Мекка не в состоянии всех принять. Какая квота выделена для Германии, никто сказать точно не берётся. Однако до сих отказов в визах не было, так что каждый проживающий в Германии мусульманин может совершить хадж, если здоровье и средства ему это позволяют. А средства нужны немалые. Большинство паломников покупают организованные туры с переводчиками и заранее оплаченными экскурсиями. Такие путёвки предлагают не только туристические фирмы, но и, например, турецкий исламский центр «Милли Гёрюз» в Кёльне. Вот как рекламирует услуги центра его президент Мехмет Эрбакан:

«Преимущества организованной поездки, особенно с религиозным союзом, состоит в том, что надо знать местные условия. Это ведь не отпуск на Мальорке. Нужна организация на месте. В Мекке надо пройти целый ряд формальностей. Кроме того, многие паломники недостаточно знакомы с религиозными традициями и обязанностями. Они не знают, где, в каких местах какие молитвы уместны. Как себя должен вести паломник. Всё это им подсказывают наши гиды. Они владеют арабским языком и получили религиозную подготовку».

А ещё центр «Милли Гёрюз» гарантирует медицинское обслуживание на месте. для этого в Мекке создан собственный медпункт с врачами и санитарами, которые говорят по-турецки или хотя бы по-немецки. Это важно, ведь жара и гигантское скопление народа способствуют распространению инфекций. Исламский центр организует и автобусные поездки из Мекки в памятные места, где побывал пророк Магомет. В общей сложности такая путёвка стоит около 1.800 евро. В среднем для центра «Мили Гёрюз» это годовой оборот в более чем 10 миллионов евро. У эксперта по исламу Ахмета Шеньюрта это вызывает озабоченность:

«Проблемы возникают, когда такие группы, как например, «Милли Гёрюз»и им подобные, которые добиваются, скажем так, установления иного государственного строя в Европе, когда такие группы с помощью вполне легального бизнеса проводят свои политические цели. Мы знаем, что«Милли Гёрюз» в прошлом оказывала финансовую поддержку запрещённой в Турции партии исламских фундаменталистов. Кто

поручится, что деньги на это пошли только из членских взносов, а не из паломнического бизнеса?»

Мехмет Эрбакан на такие обвинения отвечает:

«Мы - религиозное объединение. У нас 700 мечетей. «Хадж» - это священная обязанность каждого правоверного. Он должен совершить паломничество хотя бы один раз в жизни. И проводить такие поездки должны исламские организации. Это наша обязанность. Но с коммерческой точки зрения паломнические поездки никакого интереса не представляют».

Ахмет Шеньюрт в такую бескорыстность не верит. Он указывает, что на рынке паломнических поездок жестко конкурируют около 30 различных исламских организаций:

«Пока ислам для политиков в Германии остаётся, скажем так, религией иностранцев, это создаёт условия для теневой экономики. И мы имеем лишь смутное представление о том, что там творится. Кто контролирует финансовые потоки? Куда идут эти деньги? Какие политические цели при этом преследуются? Ещё в 1995-ом году одно маленькое туристическое агентство обвинило организации исламских фундаменталистов вне добросовестной конкуренции. Например, центр «Милли Гёрюз» уверяет, что только организованный ими «хадж» признаётся действительным. Или вот такой рекламный лозунг: «хадж» с «Милли Гёрюз» - это совсем другой«хадж». Вот и понимай, как знаешь».

Президент исламского центра «Милли Гёрюз» Мехмет Эрбакан только пожимает плечами: реклама есть реклама, таковы законы свободного рынка.

Что делают полицейские в мечети

И, в заключение, послушайте репортаж нашего берлинского корреспондента Роберта Юнга. Он вместе с группой полицейских отправился на экскурсию в мечеть:

Нет, они не полицейские, они пока только учатся. А в мечеть в берлинском районе Нойкёльн, где проживают в основном турки, их привели не на экскурсию, а на учёбу. Четыре дня они занимаются историей ислама, знакомятся с традициями и особенностями жизненно турецких сограждан. Инструктор Герхард Людер объясняет курсантам внутреннее устройство мечети, рассказывает, почему здесь нет образов, почему молитву нужно творить лицом на восток. А после службы курсанты засыпают его вопросами. Например, откуда он всё это знает, и какой конфессии принадлежит:

«Знаете, я бы так сказал, я не христианин, я сын Авраамов. Но давайте вернёмся к нашим занятиям. Работу с иностранцами мы начали ещё в 1971 году. Но для этого надо знать культуру и традиции других народов. Только так можно избавиться от предрассудков и предубеждений».

Герхард Людер много лет проработал полицейским в Нойкёльне. Сейчас он на пенсии и много времени отдаёт изучению Ислама. И хотя он немусульманин, в мечети его давно считают своим. Он - своего рода почётный член общины, уверяет переводчик мечети Фикред Юнал. Но будущих полицейских после терактов в Америке интересует совсем другой вопрос: почему ислам, если верить заявлениям террористов, объявил священную войну всему миру? Господин Юнал терпеливо объясняет:

«Войну ведут не религии, войну ведут отдельные личности, которым это выгодно. А религией они прикрываются, как ширмой, чтобы завербовать себе в подручные как можно больше малограмотных и непросвещённых людей».

В программу семинара кроме посещений мечети и культурных центров иностранцев, проживающих в Германии, входят и ролевые игры. Например, разыгрывается такая ситуация: надо целый день провести в окружении, где никто не понимает ни слова по-немецки. Предполагается, что это поможет будущим полицейским понять психологическое состояние многих иностранных сограждан. А как оценивают итоги семинара сами курсанты?

«Мы вообще-то должны ~о всем относится непредвзято. Равные права для всех, как записано в Конституции. И поэтому я не согласен с таким подходом, что это, мол, иностранные сограждане, значит, и отношение к ним должно быть особое. Нет, равные права и обязанности для всех, кто живёт в Германии. Вот так я и буду ко всем относиться».

Вот и всё на сегодня. Спасибо нашим авторам Тине Хюттель, Маргарете Штайнхазен и Роберту Юнгу. Спасибо Вам, дорогие радиослушатели за то, что Вы настроились на «Немецкую волну». Всего Вам доброго.

Тина Хюттель, Маргарете Штайнхаузен, Роберт Юнг, Александр Варкентин