1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Глобус

Индонезия: семейный отдых и проблемы безопасности

25.09.2002

«Остров богов» – так называют во многих туристических проспектах индонезийский остров Бали. И, судя по всему, путеводители не обманывают: по крайней мере, мне нередко приходилось встречать туристов, вернувшихся оттуда и в самых лестных тонах отзывавшихся о своем отдыхе. Причем, речь шла не только о территории острова, но и о других регионах Индонезии. Ява, Суматра, Калимантан – одни названия навевают представления об экзотическом и увлекательном путешествии. Впрочем, объективности ради вынужден добавить: у иностранных гостей в этом раю есть одна немаловажная проблема, и эта проблема – личная безопасность.

Индонезия мало знакома широкой публике – и, может быть, поэтому существует немало заблуждений, касающихся этой страны. Нередко приходится наблюдать удивление на лицах тех, кто вдруг слышит, что Индонезия – довольно большая страна в Юго-Восточной Азии, население которой по численности превосходит, например, российское и составляет более 200 миллионов человек. Индонезийское государство расположено на 17 с половиной тысячах островов, находящихся между Индийским и Тихим океанами и образующих крупнейший в мире архипелаг. И, наконец, еще один малоизвестный факт: в Индонезии, где господствующей религией является ислам, живет больше мусульман, чем в любой другой стране мира.

Впрочем, перечисленные сухие данные едва ли дают представление о красоте страны и ее привлекательности для иностранных гостей. Говорит представитель министерства по культуре и туризму Индонезии Мира Гунаван:

- Я думаю, особенность Индонезии в том, что это крайне многообразная страна. Это большая страна со множеством культур и очень разнообразной природой. Соответственно каждый из наших курортов имеет свою целевую группу на туристическом рынке. Например, Индонезия идеально подходит для отдыха семьей – но вместе с тем, к нам едут и любители водного спорта. Откроют много нового для себя и поклонники культурного туризма.

И, тем не менее, несмотря на множество достопримечательностей, прекрасный климат и высокий уровень сервиса за минувший год число иностранных туристов в Индонезии сократилось. В качестве одной из причин власти страны называют возникшую на Западе после терактов 11 сентября общую настороженность в отношении поездок в исламские страны. Но сводить всё к 11 сентября было бы тоже неверно. Из сообщений средств массовой информации становится очевидно, что на территории Индонезии есть несколько реальных конфликтов, которые могут - по крайне мере, теоретически - представлять опасность для жизни туристов. Для примера достаточно назвать ситуацию на Молуккских островах, где уже несколько лет идет противостояние живущих там христианской и мусульманской общин. Впрочем, опасности поджидают и в считающихся более пригодными для отдыха иностранных гостей регионах. Так, США, Великобритания и Канада недавно предостерегли своих граждан, отправляющихся в популярную среди туристов Джогьякарту. Дипломаты имеют информацию о том, что иностранцы могут стать там жертвами терактов. Напрямую источник угрозы в официальных заявлениях не назван, но география таких дипломатических «предупреждений» поразительным образом совпадает с местами особой активности в Индонезии исламских экстремистов.

Официальные лица в Джакарте, признавая наличие проблем в ряде регионов страны, решительно выступают против поспешных обобщений и распространения опасных для туристов зон на всю территорию страны. Говорит Мира Гунаван:

- Безопасность в большинстве мест у нас гарантирована. В стране есть лишь несколько очагов религиозных конфликтов, а на всей остальной территории Индонезии у туристов нет проблем с личной безопасностью.

Конечно, тут самое время напомнить о том, что Индонезия состоит из множества островов, разбросанных по огромной территории, и что, например, на Бали никакой угрозы туристам от исламских экстремистов нет. Но, как известно, имиджу страны вредят сообщения о конфликтах даже в самых отдаленных ее регионах, а психология играет при выборе места отдыха не меньшую роль, чем реальные факты. Словом, властям Индонезии придется приложить еще немало усилий, чтобы многие индонезийские острова получили столь же лестные названия среди туристов, как и «остров богов» Бали.

США: долой фаст-фуд или биг-маки и кока-кола под огнем критики

А сейчас предлагаю сменить тему и совершить небольшое кулинарное путешествие в США. У кого-то это предложение может вызвать усмешку: никакой национальной кухни у американцев нет, а всё, что они могут нам предложить – это биг-маки да кока-кола. Не спешите с выводами. К национальной кухне мы обратимся чуть позже, а сперва предлагаю поговорить о всё тех же биг-маках. Их вкусовые качества оставим в стороне, и обратимся к отношению американцев к фаст-фуду, т.е. тому, что мы привыкли считать одним из символов их страны. Отношение это сегодня оказывается вовсе не столь однозначно, как нам казалось до сих пор. Подробности – в сообщении, подготовленном Анастасией Сорвачевой.

«Курение опасно для Вашего здоровья», - лозунг вчерашнего дня. Теперь враг американцев не сигарета, а фаст-фуд. Оснований для ненависти ко всякого рода биг-макам у жителей США предостаточно. Критически настроенные американцы считают себя самым толстым народом в мире. Как утверждает статистика, 60 процентов населения Соединенных Штатов весят больше нормы, а некоторые эксперты, занимающиеся вопросами здравоохранения, даже называют ожирение настоящей эпидемией.

Словом, теперь граждане свободной страны решили, что больше не хотят безвольно наблюдать, как их накачивают калориями. В США объявлена война фаст-фуду. СМИ развернули целую рекламную кампанию, где в крайне невыгодном свете представлены предприятия быстрого питания. Способ воздействия на население выбран излюбленный – шок. Еще недавно таким же образом велась борьба с курением: вызывающие ужас кадры с больными раком людьми обошли мир и повергли в трепет не только граждан Америки. Теперь под прицельным огнем оказались чипсы и гамбургеры. Антирекламные ролики этих продуктов мало сказать, что нелицеприятные: вначале камера показывает зрителю какую-то бесформенную розовую массу. Потом камера несколько отдаляется, и из трещащего по швам платья выглядывает бесформенное тело:

- Вы видели ее тело? – Действительно, хочется плакать!

Говорит женский голос за кадром. Довольно жестоко. Но, как считают американцы, действенно. Такие вызывающие отвращение рекламные ролики стали первым оружием в борьбе с ожирением и его причиной – фаст-фудом. Второе, не менее действенное оружие – судебные иски. Всё чаще от людей, страдающих избыточным весом, в соответствующие инстанции поступают жалобы на предприятия быстрого питания и требования возместить моральный ущерб.

И тем не менее... Что и говорить: американцы любят фаст-фуд, они любят гамбургеры, биг-маки, кока-колу, поп-корн, чипсы и картошку фри. И им не так-то легко отказаться от всех этих привычных, но, как выясняется, не очень полезных продуктов.

Говорит представитель Центра по защите прав потребителя при Союзе пищевой промышленности Джон Дойл:

- Честно говоря, я думаю, что американцы сыты наставлениями по поводу того, что они должны есть и что не должны. Людей делают толстыми не калории, а лень. Каждый имеет право на выбор, что ему есть.

Отметим, впрочем, что этот выбор производители продуктов питания «поддерживают» 30 миллиардами долларов – примерно такая сумма ежегодно инвестируется в рекламу фаст-фуда в Америке. К этому нужно прибавить еще около 750 миллионов долларов, которые компании тратят на установку в американских школах и университетах автоматов с гамбургерами и газированными напитками.

К слову сказать, в США ожирением страдает уже около 4 процентов детей в возрасте до 11 лет. Причем болезнь носит ненаследственный характер. По словам некоторых врачей, сегодня даже у пятилетних детей иногда обнаруживаются симптомы вызванных ожирением болезней сердца. Если так пойдет и дальше, то скоро в Америке нормальным явлением станет сердечный приступ у ребенка.

Не случайно, ряд экспертов предлагает ввести санкции против предприятий быстрого питания. Например, налог на закусочные фаст-фуд или запрет на рекламу их продуктов, рассчитанную на детскую аудиторию. Что же касается взрослых, то в борьбе с искушениями фаст-фуда им придется положиться на собственную волю.

Слушая об этой борьбе с фаст-фудом (значение которой я, кстати, не стал бы преувеличивать), возникает естественный вопрос: а какова альтернатива? Существует ли вообще национальная американская кухня? Знатоки расходятся во мнениях по этому поводу. Но вот что несомненно, так это то, что в США есть регионы, имеющие свою, крайне своеобразную кухню, да и в целом живущие не совсем так, как, согласно широко распространенному мнению, живет Америка. Пример тому – один из южных штатов США Луизиана. Подробности – в сообщении Глеба Гаврика.

Кулинарное искусство – один из последних бастионов французско-испанско-африканского культурного сообщества, вот уже более двухсот лет проживающего на территории американского штата Луизиана. Почти каждый в этих местах – истинный гурман и поклонник добротной и, вместе с тем, чрезвычайно изысканной местной кухни. Эта культурная традиция, ставшая неотъемлемой частью луизианского быта, позволила многим поварам, выходцам из этих мест, завоевать себе репутацию непревзойденных мастеров, не имея при этом какого-либо специального образования.

Многие асы поварского искусства из Луизианы – каджуны, потомки прибывших в восемнадцатом веке в Канаду французских эмигрантов. Однако после победы Британии над Францией в войне в Новом Свете им пришлось искать новое пристанище, и в 1765 году они нашли себе приют в труднодоступных болотистых областях Луизианы. Там их оставили в покое на протяжении целых 150-ти лет, в результате чего им вплоть до 20го века удалось сохранить свою культурную самобытность.

На становление каджунского национального характера повлияли суровые природные условия новой родины. Ураганы, наводнения, лихорадка и малярия угрожали жизни местных жителей круглый год, так что сам факт выживания каждый раз был поводом для настоящего праздника. Основными занятиями каджунов были охота и рыбалка, а, как известно, охота не всегда бывает удачной. В тяжелые дни в ход шли рыбьи головы, чешуя и кости. Это и положило начало традиции приготовления густых супов в чугунных горшочках.

Тем временем в самом крупном поселении Луизианы – Новом Орлеане - начал формироваться городской элемент луизианской культурной мозаики. Город был основан французами в 1718 году и назван в честь тогдашнего регента Франции Филиппа Орлеанского (прославившегося, по иронии судьбы, как раз своим сластолюбием и чревоугодием). Спустя примерно полвека Людовик 15-тый передал французские владения у устья реки Миссисипи своему кузену, королю Испании Карлу Третьему. Испанцы предоставили местным жителям практически полную самостоятельность. За сорок лет испанского правления город превратился в процветающий торговый центр со сложившейся многонациональной общностью, состоявшей из французов, испанцев, немцев, индейцев и африканцев, с французским в качестве основного языка общения.

В начале 19 века Луизиана перешла к Соединенным Штатам Америки. Впрочем, большинство местных жителей, уже называвших себя к тому времени «креолами», были с этим не согласны. Они настаивали на сохранении французского языка и вовсе не собирались смешиваться с англосаксами, которые, с их «аристократической» точки зрения, совсем не умеют наслаждаться жизнью. Новоприбывшие с севера были, в свою очередь, совершенно шокированы местными вольностями. Новый Орлеан со своими театрами, ипподромами, танцевальными залами, казино и борделями казался им «современной Гоморрой». Различия оказались настолько непреодолимыми, что на протяжении десятилетий город был разделен на две половины, в каждой из которых был свой мэр, свой полицейский аппарат и т.д.

Началом заката креольской культуры послужило поражение Луизианы в гражданской войне Севера и Юга. Американизация Луизианы достигла кульминации к 1916-му году, когда пришельцы с севера добились большинства в парламенте. Тогда-то и была изменена конституция, в результате чего французский язык был запрещен в школах и общественных учреждениях, несмотря на то, что по-французски в то время говорило 85 процентов населения, проживавшего на берегах Нижнего Миссисипи.

И все-таки Новый Орлеан до сих пор обладает неповторимым, свойственным только этому городу колоритом. Новый Орлеан – это родина джаза и своеобразной кухни, являющейся одним из самых ярких напоминаний о былой культурной самобытности. Основой для нее послужила кулинарная традиция Западной Африки, привезенная сюда африканскими поварами, преимущественно из Гамбии и Сенегала. Повара в домах в Новом Орлеане исходили, прежде всего, из европейских вкусов своих хозяев, при этом приспосабливаясь к продуктам Нового Света и обогащая рецептуру особенностями своей национальной традиции. В результате возникла кулинарная смесь, аналогов которой не сыщешь во всем мире. Из всех творений местных мастеров суп Гамбо – самое прославленное блюдо. Для его приготовления используется рыба, креветки или раки, в других вариантах – мясо или колбаса.

«Red Beans and Rice» («Красную фасоль с рисом»), напротив, отличает простота приготовления. Выросший в этих краях Луи Армстронг якобы даже подписывал свои письма «red beans and ricely yours», что можно перевести как «Ваш фасолево-рисовый». Специальные колбаски и сардельки, придающие этому блюду особую привлекательность, несмотря на свои французские названия, напоминают о немецкой традиции, являющейся также одной из составных частей креольской кухни.

И даже сэндвичи, пришедшие с севера вместе с янки, приобрели в Луизиане особую изысканность. Несмотря на название «Po‘ Boys» («Бедные мальчики»), их наполняют здесь приправленными креветками, устрицами или ростбифом. Всё это и многое другое - неповторимая по своему разнообразию и самобытности кухня Нового Орлеана.