1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Человек и природа

Индия и Китай: экономический бум в ущерб природе

23.01.2006

Весь мир внимательно следит за развитием экономической ситуации в Индии и Китае. В минувшем году валовой внутренний продукт КНР вырос больше, чем на 9 процентов, а в Индии – на семь с половиной процентов. Столь мощные темпы роста не остаются без последствий не только для природы самих этих стран, но и для, например, глобальной энергетики. Возникает вопрос: Если процесс индустриализации в Индии и Китае, в том числе и в смысле использования энергоресурсов, повторит европейский и американский пути развития, то не угрожает ли нам всемирный энергетический кризис? Ведь сегодня население США, потребляющего примерно четверть производимых в мире энергоресурсов, составляет почти 300 миллионов человек, а Китая – один миллиард триста миллионов, то есть больше, чем в четыре раза больше. Легко подсчитать, что если китайцы будут потреблять на душу населения столько же, скажем, нефти, сколько американцы, другим странам просто ничего не останется. То же касается и, например, зерновых культур: если китайцы начнут их потреблять пропорционально в том же объеме, что и европейцы, то размеры импорта зерновых в КНР достигнут 40 процентов от мировых объемов производства. Итак, существует ли сегодня опасность мирового энергетического кризиса? С этим вопросом я обратилась к экономическому обозревателю русской редакции «Немецкой волны», моему коллеге Андрею Гуркову. Вот что он ответил:

ГУРКОВ : Думаю, что это весьма реальная опасность, причем ее масштабы на Западе, как впрочем, и в других странах, еще до конца не осознали. Вопрос лишь в том, будут ли Китай и Индия развиваться по тому же пути. Иными словами, будут ли они использовать те же самые источники энергии. Есть классический пример: ученые в начале двадцатого века подсчитывали, что если движение на улицах Нью-Йорка – а имелись в виду конные повозки – будет развиваться такими темпами, то вскоре Нью-Йорк просто утонет в навозе. Но потом появился автомобиль, произошел некий качественный скачок, и Нью-Йорк в навозе не утонул. Пока, насколько я понимаю, надежда именно на качественный рывок в энергетике, то есть на производство большого количества энергии за счет каких-то других источников, ну и, конечно же, за счет развития атомной энергетики, на которую делает ставку и Китай, и Индия. Тем не менее, опасность того, что Китай, который, как говорили эксперты, весь прошлый год словно пылесос, скупал, или вдувал, втягивал с мирового рынка всевозможное сырье – и нефть, и газ, и металлы – что если Китай и дальше будет так всасывать это сырье, то мы уже в обозримом будущем столкнемся с очень серьезными проблемами.

Андрей, а какие последствия мощный экономический рост в Индии и Китае может иметь для экономики промышленно развитых стран Запада, для их рынков труда и уровня жизни?

ГУРКОВ: Самые разные, и положительные, и отрицательные. С одной стороны, конечно же, бурно развиваются огромные рынки сбыта: в Китае население составляет 1 миллиард 300 миллионов человек, в Индии – один миллиард. Если все они или хотя бы часть из этих потребителей начнет покупать европейскую и американскую продукцию, то это означает на многие годы вперед обеспечение заказов тем компаниям, которые эту продукцию производят. С другой стороны, это, конечно же, конкуренция, потому что нет никаких гарантий того, что Китай и Индия не начнут производить аналогичную продукцию, или похожую продукцию, или ту же самую продукцию по лицензии – и, благодаря дешевой рабочей силе в своих странах завалят этой продукцией весь мир. В результате европейские производители, или работники, которые работают на этих производителей, потеряют свои рабочие места. Так что здесь есть некий баланс, баланс между шансами и риском, и каждая отрасль, каждая страна, в зависимости от своей экспортно-импортной структуры, должна очень внимательно следить за тем, чтобы этот баланс не был нарушен.

… считает экономический обозреватель Анрей Гурков. Подробным анализом развития экономик Индии и Китая и возможных последствий этого развития для окружающей среды занялись эксперты международной неправительственной организации «Всемирная вахта» World Watch Institut. Результаты исследования были опубликованы в январе в специальном докладе. Один из его авторов, сотрудник китайского института China Watch Йиньлинь Лю утверждает, что необходимость искать новые, эффективные источники энергии, к тому же, по возможности, не загрязняющие окружающую среду, осознают и в самих Китае и Индии.

ЙИНЬЛИНЬ ЛЮ: И в Индии, и в Китае понимают, что строить энергетику лишь на использовании ископаемых энергоресурсов дальше невозможно. Поэтому обе страны активно работают над разработкой новых источников энергии.

В настоящий момент в Китае работает 65 миллионов квадратных километров солнечных батарей – это в девять раз больше, чем в Германии. 75 процентов получаемой от солнечной энергии горячей воды производится в Китае. Надежда состоит в том, что в ближайшие годы начнется бум альтернативной энергетики в Индии и Китае, которому будут способствовать и новые технологии.

Бум экономики Китая привел к серьезным проблемам с водоснабжением. Качество питьевой воды в КНР не отвечает принятым нормам.

Не успели утихнуть страсти вокруг химического загрязнения китайских рек, как экологи забили тревогу в связи с новой опасностью, быть может, даже еще более серьезной и более масштабной, чем авария химзавода, в результате которой в реку Сунгари попали сотни тонн химических веществ. Дело в том, что снабжение питьевой водой населения в КНР уже сегодня не отвечает гигиеническим нормам.

Автор популярной в КНР книги «Водный кризис Китая» Ма Джун рисует весьма мрачную картину.

МА ДЖУН: Насколько нам известно, в Китае ежегодно в водоемы сливается 60 миллиардов тонн сточных вод, причем 80 процентов из них – безо всякой очистки. Особенно сильно зараженными оказываются реки, протекающие через крупные города или неподалеку от них. В них доля грязной воды достигает 90 процентов. Положение усугубляется тем, что вода с растворенными в ней механическими примесями, разного рода химическими веществами, бактериями и так далее просачивается через речное дно и попадает в грунтовые воды.

До сих пор государственные средства массовой информации эту проблему замалчивали. Время от времени критически настроенные журналисты, пишущие на локальные темы, ругают «бессовестных капиталистов», которые, в погоне за длинным юанем, загрязняют воду. Однако китайские оппозиционеры, живущие за границей, - например, водный инженер из Дортмунда Ванг Вейлуо, - считают, что виновато правительство в Пекине. По словам Ванга, руководство КНР на протяжении многих лет игнорировало проблему загрязнения водоемов. А когда проблемы водоснабжения становились слишком острыми, оно попросту снижало предъявляемые к питьевой воде критерии качества.

ВЕЙЛУО: Раньше, например, разрешалось использовать воду категории 3 исключительно для орошения сельскохозяйственных полей, но не для питья. А теперь вдруг правительство решило этот запрет игнорировать. В китайских газетах пишут, что питьевая вода в стране в принципе всегда чистая. Тут только одно но: еще двадцать лет назад нормы были совсем другие.

Недавние аварии на расположенных на реках химических заводах, привели, как известно, к повальным отравлениям в городах. Эти факты скрыть уже невозможно. Поэтому региональные власти Китая решили принять кардинальные меры: 63 источника в восточно-китайской провинции Шандонг были в срочном порядке перекрыты, чтобы отравленная соляркой питьевая вода из Желтой реки не попала в питьевые резервуары других регионов. Однако такого рода кардинальные меры приводят лишь к дефициту воды. С точки зрения пекинского эксперта по вопросам водоснабжения Ма Джун, попытки таким путем разрешить ситуацию чреваты еще и с другой точки зрения:

МА ЖДУН : В настоящий момент многие города Китая пытаются создать собственные резервуары питьевой воды, чтобы обеспечить себе отдельное и бесперебойное водоснабжение. Они не думают о том, что грунтовые воды во многих местах загрязнены или что подземные запасы питьевой воды часто бывают исчерпаны. Каждый надеется, что собственный отдельный резервуар с чистой водой его спасет. А вот о реках не заботится никто.

Ввиду серьезности ситуации, многие эксперты требуют ужесточения законов о водных ресурсах в Китае. Однако Ванг Вейлуо настроен скептически:

ВАНГ ВЕЙЛУО: Я сравнил китайское законодательство с законодательствами западных стран: все наши законы включают в себя пункт о сохранении государственной тайны. Ни в одной из западных стран такого нет. В КНР ситуация такова, что все виды информации, в том числе и в области экологии, должны храниться в тайне, если они как-то связаны с государственной тайной. Например, в провинции Джейянг был арестован владелец Интернет-портала Green Watch . Он подозревается в разглашении государственной тайны. Такими методами наше руководство может заставить замолчать кого угодно. И сделать ничего нельзя будет, разве что в отчаяние прийти. А ведь ни для кого не секрет, что мы давно уже пьем грязную воду.

Строительство судоходного канала на юге Индии серьезно угрожает экологическому равновесию в регионе. Экологи и местное население требуют от правительства страны прекратить копательные работы.

А вот в проливе между югом Индии и Шри-Ланка вода очень чистая. Была – до того момента, как индийское правительство не начало там работы по строительству судоходного канала Сетусамудрам. Канал стоимостью 550 миллионов долларов прорежет цепь островов между Индией и Шри Ланка и значительно сократит время плавания между восточным и западным побережьями Индии, ведь сейчас суда, следующие между портами западного и восточного побережий, вынуждены огибать Шри Ланка. Судоходный фарватер между материком и Шри Ланка слишком мелководен из-за рифа, носящего имя "Адамов мост". Проект Сетусамудрам углубит его до 12 метров. Против выступают правительство Шри Ланка и экологи, опасающиеся разрушения среды обитания животных – и людей.

Рыбак по имени Равиндрам стоит на берегу моря и смотрит вдаль. Там, вдали, в проливе между южной оконечностью Индии и Шри-Ланка огромный ковшовый экскаватор выбирает песок и глину со дна морского. Через два с половиной года фарватер должен быть уже прорыт до такой степени, чтобы им могли пользоваться и большие грузовые суда и им не нужно было больше плыть в обход Шри-Ланка. Однако Равиндрам не особенно рад этому такому проявлению технического прогресса.

РАВИНДРАМ: Мы очень беспокоимся. Индийское правительство одобрило этот проект, ну а нам-то как быть? Ведь размеры улова наверняка сократятся. А ведь мы живем рыбной ловлей. Экскаваторы порвали наши сети, мы уже теперь ловим меньше, чем раньше. Не знаю, куда это все ведет. Мы требуем от правительства остановить строительные работы.

Экологические организации также предостерегают от опасных последствий копательных работ. Пролив между Южной Индией и Шри-Ланка знаменит своим видовым разнообразием: здесь обитают кораллы, морские черепахи и находящиеся под угрозой исчезновения морские коровы, или сирены. И вот этот природный рай экскаваторы разрушают, - сетует сотрудник природоохранной организации Coastal Action Network Джезу Ретинам.

РЕТИНАМ: Из-за копательных работ вода становится мутной и солнечный свет не доходит до морского дна. К этому добавляется шум механизмов и ядовитые жидкие отходы, которые сливают прямо в море. То, что многие виды рыб и морских животных покинут эти края, - понятно уже сейчас. К тому же, увеличивается средняя температура воды, это и ученые подтверждают. Это тоже вредно для рыб.

Беда в том, что работы не прекратится и тогда, когда 170-километровый фарватер будет вырыт. В этом Джезу Ретинам совершенно уверен. Ведь течения в этих краях очень быстрые, они будут постоянно намывать в колею песок, который затем придется вновь вынимать. Правительство Индии считает, что как местные рыбаки, так и экологи преувеличивают опасность. Госсекретарь министерства судоходства Индии Аджаи Бхалла, например, утверждает, что специальные службы постоянно следят за тем, чтобы строительные работы не наносили вреда природе. Одновременно он указывает на хозяйственные преимущества проекта.

БХАЛЛА: Одно из преимуществ состоит в том, что улучшится сообщение между восточным и западным побережьем Индии. Благодаря каналу, маршрут сократится на 420 морских миль. То есть плыть придется на 30 часов меньше. По нашим прогнозам, уже в первый год эксплуатации каналом воспользуются 400 судов. Позже их, безусловно, станет больше.

Но экологов эти экономические аргументы не убеждают. Так как фарватер в ширину достигнет лишь 300 метров, крупные суда будут вынуждены пользоваться услугами лоцманов. А это стоит денег, так что, скорее всего, многие капитаны по-прежнему будут плавать в обход Шри-Ланка.