Импортозамещение: экономическая необходимость или политический жест? | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW | 11.01.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Импортозамещение: экономическая необходимость или политический жест?

Спустя полтора года после введения программы импортозамещения эксперты по-разному оценивают сокращение российского импорта. В каких сферах оно эффективно, а в каких - бессмысленно?

Курс на импортозамещение российский президент Владимир Путин провозгласил в августе 2014 года - одновременно с объявлением запрета на ввоз в Россию из западных стран "отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия". Рядовые зрители российских государственных телеканалов, да и многие обыватели в Германии считают, что российская программа импортозамещения стала ответом Москвы на экономические санкции Запада. Так думают и некоторые аналитики в ФРГ и в России.

Но сколько на самом деле в этом шаге политики, а сколько - сугубо прагматичного подхода? Каким оказался макроэкономический эффект импортозамещения? Спустя полтора года после появления программы DW подвела ее промежуточные итоги.

"Экономическое шаманство"

Руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН, доктор наук Евгений Гонтмахер, убежденный, что "Россия никогда не будет самодостаточной экономической страной", называет импортозамещение ХIХ веком. Он сравнивает Путина с немецким экономистом того времени Фридрихом Листом (Friedrich List), которого, в свою очередь, именует "певцом изоляционизма". Ученый не видит "ничего страшного" в том, чтобы Россия была всего лишь звеном в мировой цепочке производства добавленной стоимости.

Евгений Гонтмахер

Евгений Гонтмахер

Так считает и адвокат Андреас Кнауль (Andreas Knaul), представляющий интересы зарубежных, в первую очередь средних немецких фирм в России. Он ратует за всемирное разделение труда, когда "каждый делает то, что у него получается лучше всего". Что же касается российской политики импортозамещения, то он считает ее не экономической философией, а "экономическим эквивалентом шаманства", в которое "верить заставляют всех". 20 сфер, в которых Россия намерена стать мировым лидером, в том числе, в автомобилестроении, производстве станков и промышленного оборудования, Кнауль называет "иллюзорным, политически мотивированным представлением людей, отвечающих сейчас в России за экономическую политику".

К чему приводит политика импортозамещения, эксперт убедился в Узбекистане. "Туристам там хорошо. Ташкент, Самарканд, Бухара… Красиво, - говорит он. - Но если внимательнее взглянуть направо и налево, понимаешь, что это экономическая катастрофа".

Критические сферы российской экономики

Другой точки зрения придерживается глава Германо-российской внешнеторговой палаты (ГРВП) Михаэль Хармс (Michael Harms). По его словам, правительство любой страны заинтересовано в создании в ней добавленной стоимости, квалифицированных рабочих мест и, соответственно, увеличении налоговых поступлений в казну. На 80 процентов, полагает эксперт, импортозамещение в России имеет экономическое обоснование, и только на 20 - политическое и пропагандистское.

Михаэль Хармс

Михаэль Хармс

Но с пониманием относится он и к российской озабоченности обеспечением экономической безопасности. Указывает, в частности, на тот факт, что от 70 до 90 процентов семенного фонда России - это импорт. "Если перекрыть России доступ к импорту в этой сфере, то ее сельское хозяйство очень быстро встанет", - сказал Михаэль Хармс в интервью DW.

Еще одной критической сферой Хармс считает российскую финансовую инфраструктуру, некоторые части программного обеспечения. Целесообразно, с его точки зрения, развивать в такой большой стране как Россия также отечественное машино- и станкостроение, производство товаров широкого потребления. "Куда это годится, - спрашивает он, - что примитивное пластмассовое ведро или лейка в московском магазине - китайского производства?"

Но вот, например, в фармакологии Хармс считает идею импортозамещения иллюзорной. "В мире доминируют примерно 20 фармакологических концернов, - пояснил он, - каждый из которых вкладывает в разработку всего одного препарата миллиарды евро или долларов и потом продает его по всему миру, в том числе и в Германию". Так что это не специфика России, и стремиться к полному импортозамещению в этой сфере просто невозможно, констатирует он.

Контекст

Проблема, считает Михаэль Хармс, в том, что на фоне постоянного поиска врагов даже разумная инициатива становится кампанейщиной, превращается в патриотический лозунг. "Все встали в ряд и все пытаются отрапортовать об успехах в импортозамещении, - сетует он. - А имеет ли это смысл или не имеет, совершено не играет роли".

Обвал рубля как "драйвер" роста

Сопредседатель Круглого стола промышленников России и Европейского Союза (КСП), председатель правления ОАО "Роснано" Анатолий Чубайс никакой политической составляющей в курсе на импортозамещение вообще не видит. Он называет его "серьезным драйвером для экономического роста", который начал бы работать и без указания президента.

Причина - девальвация рубля. Как поясняет Чубайс, она сама по себе, без всяких "политических призывов и страстей" привела к тому, что "значительное количество импортируемых в Россию товаров оказались в зоне очень жесткой конкуренции с российскими производителями, которые способны объективно по параметрам цена - качество заместить своих иностранных поставщиков".

Институт экономических исследований ifo из Мюнхена оценивает ситуацию в российской экономике более дифференцированно. Одно дело - девальвация рубля, в результате которой, говорится в институтском прогнозе на 2016-2017 годы, "повысилась рентабельность некоторых экспортных отраслей российской экономики, в частности, горнодобывающей, металлообработки и химической индустрии".

А другое - например, аграрная и пищевая промышленность, которым, по оценке ifo, помог и административный запрет на импорт западных продуктов питания. Политика же импортозамещения, констатируют аналитики института, "обеспечила российским производителям дополнительные конкурентные преимущества, особенно в том, что касается государственных тендеров".

Новости

Контекст