1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

Из истории «большой восьмёрки»

Официально «большая семёрка» превратилась в «восьмёрку» в 1998 году на встрече в Бирмингеме - правда, лишь на политическом уровне. А вот вопросы финансов и валютной политики и в дальнейшем обсуждались без участия России.

default

Несмотря на обострившиеся в последнее время конфликты, лидеры стран «большой восьмёрки» и сегодня считают целесообразным существование клуба сильных мира сего

Valery Giscard d'Estaing und Helmut Schmidt 1977

Валери Жискар д´Эстен (слева) и Гельмут Шмидт

История «большой восьмёрки» восходит к 1975 году. Первый саммит – тогда ещё «шестёрки» – состоялся в 1975 году по инициативе президента Франции Валери Жискар д´Эстена и канцлера ФРГ Гельмута Шмидта. В замке Рамбуйе в пригороде Парижа собрались руководители шести ведущих индустриально развитых государств мира – Германии, Франции, Великобритании, Италии, Японии и США, - чтобы в неформальной атмосфере обсудить вопросы мировой экономической политики. Годом позже, после присоединения Канады, неформальный клуб сильных мира сего превратился в «большую семёрку». На саммите 1992 года в Мюнхене было решено привлечь к этим консультациям и Москву. Через два года, в последний день саммита в Неаполе, в обсуждении политических вопросов – наравне с лидерами стран «большой семёрки» – участвовал уже и Борис Ельцин.

Официально «большая семёрка» превратилась в «большую восьмёрку» в 1998 году на встрече в Бирмингеме - правда, только на политическом уровне. А вот вопросы финансов и валютной политики и в дальнейшем обсуждались без участия России. Саммит 1999 года в Кёльне вошел в историю благодаря решению списать долги беднейшим странам мира на сумму в 70 миллиардов долларов США. А вот состоявшаяся двумя годами позднее встреча в верхах в Генуе приобрела печальную известность – из-за массовых беспорядков и ответных жестких действий итальянской полиции. В столкновениях между демонстрантами и стражами порядка погиб один человек, более пятисот шестидесяти получили травмы. Всё это породило дебаты о том, есть ли вообще смысл в проведении подобных саммитов. Мол, соответствуют ли затраты достигнутым в итоге результатам. Но тогдашний канцлер ФРГ Герхард Шрёдер решительно отверг все сомнения на этот счёт.

Полную версию сообщения, подготовленного журналистом Рольфом Венкелем, слушайте в информационно-аналитической программе «Хроника дня».

Контекст