1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Книги

Из генерала в садовники: судьбы советских чекистов в Восточной Германии

Почти тысяча имен чекистов, работавших в Восточной Германии в первое послевоенное десятилетие, и их достаточно подробные биографии приводятся в книге, которая вышла сейчас в Берлине. Почему не в Москве?

Знак Почетного чекиста

Около пятнадцати лет продолжалась работа над этим толстым томом, который только что вышел в берлинском издательстве Metropol при участии российского общества "Мемориал". Автор книги, российский историк Никита Петров называет в ней имена почти тысячи сотрудников НКВД и МГБ, которые в первое послевоенное десятилетие помогали устанавливать в Восточной Германии коммунистическую диктатуру.

Никита Петров

Никита Петров

В книге "Сотрудники советских органов госбезопасности в Германии" приведены биографии чекистов: где служили, в каком звании, чем занимались в Германии, что с ними стало после возвращения на родину... Эта информация, которая, на первый взгляд, кажется еще более сухой в переводе на немецкий язык, при внимательном чтении часто оказывается необыкновенно увлекательной. То легендарного нелегала встретишь, то палача-садиста, отсидевшего пятнадцать лет после падения Берии, то земляка и соратника Брежнева, для которого служба в ГДР стала трамплином для дальнейшей карьеры, то генерал-лейтенанта, награжденного орденами Ленина и Красного Знамени и в 60-е годы работавшего садовником в одном из подмосковных санаториев...

Чекистов с подобными судьбами, работавших в Восточной Германии и заканчивавших свой трудовой путь гардеробщиками в театре, сторожами, кладовщиками, немало. Правда, куда больше бойцов невидимого фронта, которые, как говорят их биографии, работали позже кадровиками в самых разных учреждениях - от простого ЖЭКа до киностудии "Мосфильм". Информации в книге очень много, она подробна, помещены и фотографии чекистов. В каких архивах работал Никита Петров? С этим и другими вопросами мы обратились к автору книги.

Никита Петров: Самая большая сложность состояла в том, чтобы вообще найти фамилии этих людей. Мы понимали: был аппарат советской секретной службы, который подменял собой еще не появившиеся тогда органы госбезопасности Восточной Германии, ГДР. До создания "штази" – еще пять лет, а в советской оккупационной зоне уже с 1945 года действуют чекистские опергруппы, которые занимаются проведением политических репрессий. Но единого списка этих советских чекистов, который можно было бы откуда-то взять и потом с ним работать, не существовало.

Поэтому приходилось их фамилии искать в Государственном архиве Российской Федерации, где хранятся списки на отправку в спецлагеря, которые подписаны начальниками оперативных групп, где хранятся бумаги, подписанные начальниками оперсекторов НКВД, а потом, после переименования, МГБ в Германии. В общем, сначала решалась эта сложная задача – собрать фамилии, должности, звания этих людей, а уж потом искать биографические сведения (в частности, в партийных архивах) и дополнять это ведомственными приказами по НКВД/МГБ... Это многоуровневая работа.

Deutsche Welle: Вы свободно работали в архивах, вам никто не чинил препятствий?

- Там, где я мог работать, мне не мешали. Но доступ не был полным. Если бы доступ был полным, то и книга бы получилась более полной, более строгой. А так есть определенные лакуны, которые, к сожалению, эта книга не закрывает. Не закрывает именно потому, что, скажем, архив государственной безопасности в Москве, нынешний архив ФСБ, закрыт.

- Даже данные об этом периоде: с 1945 по 1954 годы?

- Закрыты и материалы более раннего времени. Архив ФСБ – это абсолютно недоступное для исследователей ведомство. Оно не подчиняется российским законам об архивном деле, хотя должно.

Тюремная решетка

Бывшая тюрьма КГБ в Потсдаме

- Вы изучали не только биографии работавших в Восточной Германии сотрудников госбезопасности, но и их жизненный путь, что несколько больше, чем просто биографические данные...

- Для чего вообще нужно издавать биографии, тем более биографии такого большого числа людей, да еще под одной обложкой? Дело в том, что это – самостоятельный материал, который дает уже вполне конкретную почву для социо-исторических исследований. То есть уже можно понять: что за контингент, что за публика, откуда взялись, чем закончили…

Так вот: Германия для многих стала и вершиной их карьеры, и в то же время – ее завершением. Потому что в СССР многим из них потом уже не оказывали политического доверия. Более того: получилось так, что очень большой контингент чекистов, которые работали в Германии на следственной работе, в итоге оказались на работе в милиции. То есть вернувшись в СССР в начале пятидесятых годов, когда постепенно сокращался этот аппарат в ГДР и функции все больше и больше передавались гэдээровской госбезопасности, многие, так сказать, скатились до работы в милиции или вообще были уволены.

- К ак "бывшие за границей"?

- Во-первых, как бывшие за границей. Во-вторых, работая в Германии, большинство из них допускало всевозможные нарушения. Я не имею в виду здесь нарушения законности в ходе политических репрессий. Это-то как раз было в порядке вещей, начальство не наказывало. А вот тяга к обогащению, да еще с использованием служебного положения, невоздержанность в быту, как говорили, то есть всевозможные пьянки, гулянки, - на это смотрели более или менее строго.

В конце концов, работа за границей имеет свою специфику, а Восточная Германия, несмотря на то, что была советской зоной оккупации, все-таки оставалась заграницей. И побывавшие там работники уже не считались достаточно благонадежными. И найти им работу, что называется, по специальности после возвращения на родину было непросто. В милицию – пожалуйста, в ГУЛаге – пожалуйста, но не в органы госбезопасности.

Здание КГБ/ФСБ на Лубянке

Здание КГБ/ФСБ на Лубянке

- Действительно, в книге можно найти массу примеров, когда работавших в Германии чекистов увольняли, например, "за аморальное поведение", "хищения социалистической собственности", "нарушения принципов советской торговли", "пьянство на рабочем месте" , "половые связи с подчиненными". Это все прямые цитаты из приказов по НКВД/МГБ, которые в книге вынесены в подстрочные примечания. Но почему эта книга, рассказывающая о советских чекистах, не вышла по-русски? Не находится издательства, не хватает денег?

- Ну, во-первых, я сам не очень торопился, чтобы эта книга сразу и на русском языке вышла, потому что всегда есть, что улучшить. Я сторонник того, чтобы была возможность здесь еще что-то доработать, там еще что-то найти... Были, конечно, и денежные проблемы. Но, в конце концов, на русском книга тоже будет издана. Я надеюсь, что в следующем году мы это сделаем.

Беседовал Ефим Шуман
Редактор: Дарья Брянцева

Nikita Petrov
"Die sowjetischen Geheimdienstmitarbeiter in Deutschland".
Metropol Verlag, Berlin 2010

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме