1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Израиль: новые власти и выходцы из СССР

30.01.2003

«Победа Шарона – это разочарование для тех, кто хочет мира», – так прокомментировала газета «Файнэншл таймс» итоги состоявшихся в Израиле парламентских выборов. Возможно, газета несколько сгущает краски – но, в любом случае, большинство экспертов уверены в том, что израильское руководство будет действовать решительно и жестко. И в отношении палестинцев, и в отношении Ирака, если тот решится нанести удар по израильтянам. А вот то, насколько жестко будет действовать Шарон, пока остается неясным.

Первые четкие представления о дальнейшем курсе премьер-министра Израиля, партия которого победила на выборах, мы получим после формирования нового правительства страны. Соответствующие переговоры сегодня идут полным ходом.

Кого же намерен Ариэль Шарон пригласить в новое правительство, и что говорят политологам итоги выборов в Израиле? Рассказывает наш корреспондент Александр Ступников.

Прошедшие в Израиле всеобщие выборы, как почти в один голос заявляют политические аналитики, выявили не только серьезную победу правых сил, но и ряд новых тенденций в обществе. Во-первых, в ходе выборов правящая правая партия Ликуд получила почти 400 тысяч новых голосов и завоевала 37 мест в Кнессете. С другой стороны, оппозиционная ведущая партия страны - социал-демократическая Авода - потеряла 275 тысяч своих сторонников, впервые за всю историю страны получив рекордно малое число мандатов – всего 19. То есть средний израильтянин проголосовал за идеологию продолжения бескомпромиссной политики по отношению к палестинцам и за готовность поставить идеологические интересы выше интересов экономических. И это при том, что двухлетняя палестинская Интифада истощила экономику Израиля и продолжение конфронтации явно не будет способствовать реальному выходу из кризиса, в котором сегодня оказалась страна. Оглушительную победу на выборах одержала молодая светская партия Шинуй, которая завоевала в Кнессете 15 мест. Это центристская партия, которая резко выступила против религиозного засилья в стране под антиклерикальными лозунгами. Шинуй неожиданно для многих стала третей политической силой в Израиле, причем за эту партию впервые голосовали многие репатрианты из бывшего Советского Союза. Характерно, что опять же впервые за последние десять лет репатрианты, которые обычно голосовали активнее, чем коренные израильтяне, на этот раз выборы проигнорировали. Только 61 процент избирателей – выходцев из бывшего Советского Союза – опустили свои бюллетени при голосовании. Единственная оставшаяся партия репатриантов Исраэль баАлия потерпела сокрушительное поражение, получив в Кнессете всего два мандата. В предыдущем израильском парламенте у этой партии было 4 места. Это заставило лидера партии Натана Щаранского сделать нетипичный ход – отказаться от своего мандата в пользу не проходящего в израильский парламент коллеги. Другая партия репатриантов в блоке «Национальное единства – Наш дом» Авигдора Либермана Израиль получила всего 7 мест в Кнессете. Это, наконец, подтолкнуло об силы начать в четверг конкретные переговоры об объединении, чтобы попытаться войти в будущее правительство единым представительством.

О последствиях прошедших в Израиле выборов для живущих там выходцев из Советского Союза я и хочу поговорить – причем с человеком, который, пожалуй, одним из первых почувствовал на себе эти последствия. Юрий Штерн вошел в состав нового Кнессета, получив одно из 7 мест от партии «Национальное единство – Наш дом Израиль». В предыдущем составе Кнессета он являлся председателем фракции. Что же теперь изменилось для выходцев из СССР?

- Да, к сожалению, эти выборы ослабили русскоязычное представительство в Кнессете, прежде всего, из-за того, что репатрианты пришли на выборы в меньших количествах, чем должны были, то есть процент голосовавших среди них был ниже примерно на 15 процентов, чем в среднем процент израильского населения. Поэтому и число депутатов, представляющих нашу общину, уменьшилось. Удельный вес в политике русскоязычных уменьшился психологически, не голосующие ослабили общий фронт, который мы могли бы создавать в Кнессете по тем вопросам, которые касаются социальных проблем, проблем абсорбции, и проблем нашего населения в разных коридорах власти, и проблем, связанных с взаимоотношением Израиля и странами СНГ – экономических, политических и т.д.

А теперь вернемся к вопросу о формировании нового правительства Израиля. Войдет ли Ваша партия в состав новой коалиции во главе с Шароном?

- Если это будет правая коалиция, то она просто без нас не может возникнуть. У нас семь мандатов и большинство правого лагеря в Кнессете держится на нас. Само по себе определение коалиции как коалиции правого лагеря включает отказ от идеи создания палестинского государства, потому что рационально мыслящий человек знает, что Палестинское государство это не более чем переиздание - знаете, как писали в книгах, «расширенное и дополненное». Та арафатовскоая Палестинская автономия, которая была создана по Ословским соглашениям, очень быстро превратилась в страшную машину террора, направленного против наших граждан. Нет никакого смысла, никакого оправдания в сторону этого эксперимента. И на этой базе мы хотим создать коалицию.

Сейчас Ваше выступление, другие выступления представителей правого лагеря, очень часто многие наблюдатели берут в качестве доказательств того, что победа правых сил, победа Шарона на этих выборах – это удар по мирному процессу с палестинцами. Вы согласны с таким определением?

- Я не согласен с определением, что то, что у нас с палестинцами – это мирный процесс. Это не мирный процесс, это была серия односторонних уступок, которая привела нас не к миру, а к террору и войне. Поэтому избрание правых сил – это усиление тех голосов в нашей, надеюсь, и в мировой политике, которые видят всю иллюзорность этого так называемого мирного процесса, и говорят, что для того, чтобы преодолеть террор, надо прежде всего победить его, раздавить его машину, разрушить его инфраструктуру, уничтожить его политический строй, который называется Палестинской автономией, привести к новой расстановке сил в нашем регионе. Тогда можно говорить о какой-то стабилизации ситуации.

Последние два года Шарона, когда предпринимались попытки, как Вы говорите, раздавить террор, для некоторых стали свидетельством того, что для некоторых такая радикальная позиция не только не улучшает ситуацию, но и еще больше закручивает спираль насилия. Судя по всему, Вы делаете другой вывод из опыта Шарона.

- Дело в том, что опыт Шарона, это опыт не делания, это опыт непринятия той позиции, о которой я говорю. Он даже еще не начал настоящую войну против террора, он продолжает переводить деньги в Палестинскую автономию, а это деньги террора. Он не ведет соответственно международной кампании за прекращение финансирования палестинских властей. У нас не задействована пропаганда и на арабском языке, ни на европейских. У нас не предприняты попытки подавить пропагандистскую палестинскую машину ненависти, ведь Палестинское радио вещает на волнах, которое переданы Израилем по соглашению и в нарушении этого соглашения эти волны обслуживают пропаганду ненависти и войны. Поэтому никаких по-настоящему серьезных даже военных мер не было предпринято, были отдельные ответные операции. Мы же говорим о полноценной войне, задача которой – выиграть. Это то, чего Шарон до сих пор не сделал, и это необходимо для победы на террором.

А вот – еще одна точка зрения на значение итогов последних выборов в Израиле. «Немецкая волна» взяла интервью у советника израильского правительства по внешней политике и бывшего посла Израиля в Германии Залмана Шоваля. Господин Шоваль, как, по вашему мнению, повлияет победа Шарона на мирный процесс с палестинцами?

- Видите ли, я не могу однозначно ответить на этот вопрос, ведь очень много зависит от палестинцев. Большая часть из них сегодня отдает себе отчет в том, что пока у власти стоит Ясир Арафат, собственно, шансов как на установление мира, так и на создание Палестинского государства нет. Это немного напоминает английскую загадку: "Что было прежде - курица или яйцо?" Как устранить Арафата для того, чтобы возобновить мирный процесс, или как возобновить мирный процесс пока существует Арафат? Есть вселяющая надежду теория, что после успешной войны против Саддама Хусейна ситуация на Ближнем Востоке улучшится, а именно, палестинцы поймут, что Запад во главе с американцами более не в состоянии терпеть террор и поддержку террористической деятельности. И, быть может, исходя из такой совершенно новой ситуации на Ближнем Востоке, также и умеренные лидеры палестинцев - а такие есть - осознают, что сегодня есть шанс прийти к компромиссу с Израилем. Особенно потому, что Шарон выиграл эти выборы и располагает возможностями также пойти на компромиссы - чего не смог бы себе позволить на его месте более слабый премьер-министр.

Важнейшим внешнеполитическим вопросом является сейчас, конечно же, ситуация вокруг Ирака. Какую позицию может занять здесь новое израильское правительство?

- Еврейский народ обладает долгой памятью. Мы знаем, что произошло в 30-х годах при Гитлере. Конечно, мы опасаемся войны. Однако, совершенно очевидно, что если Саддам Хусейн еще на протяжении нескольких лет останется у власти в Багдаде, то к тому моменту он может представлять собой гораздо большую опасность, чем сегодня. Ведь Хусейн убийца, у Хусейна агрессивные намерения, и если его, так сказать, оставить в покое, то в его распоряжении через два-три года окажется ядерное оружие, как и химическое с бактериологическим, которые у него уже есть. Поэтому Израилю предстоит "выбрать одно из двух зол". Однако быстрая война, скорее всего, лучшее решение, чем война через несколько лет, когда исходящая от Ирака угроза будет гораздо серьезнее.