1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Изгнанные - коллективная вина и коллективная жертва? (1)

22.11.2003

Немцы, чеченцы, поляки, ингуши, греки, чехи, венгры - список народов и национальных групп, изгнанных в ХХ веке в Европе со своих исконных территорий, можно продолжать долго. Поэтому, когда нынешним летом вдруг заговорили о том, что пора бы создать мемориал изгнанных народов и научно-исследовательский центр при нём, предложение вызвало широкий интерес. Однако, присмотревшись повнимательнее, многие энтузиасты поостыли и даже стали противниками этой идеи. Более того, вокруг неё всё сильнее разгораются споры, в которые втянуты как политики и интеллектуалы, так и совсем простые люди в Германии, Польше, Австрии, Чехии. Об этих спорах и пойдёт речь в этой и ряде других передач.

Первая проблема (в связи с созданием мемориального центра изгнанных) заключается в том, что идея его создания принадлежит немецкому Союзу изгнанных (Bund der Vertriebenen), представляющему и защищающему интересы и взгляды примерно 20 миллионов этнических немцев, живших столетиями на территории Силезии, Судет, Восточной Пруссии, Румынии, и изгнанных оттуда после Второй мировой войны в наказание за преступления нацистов, к которым многие этнические немцы примкнули в годы гитлеровской оккупации. Фактически на этнических немцев была возложена коллективная вина, после чего они стали коллективной жертвой. Эта неоднозначность уже вызывает массу споров и возражений, которые особенно сильно проявляются в Германии и Чехии в связи с "проблемой судетских немцев" и декретами Бенеша. Так, недавно в Чехии был принят закон, который касается президента Бенеша и состоит всего из одной строчки: «Признать заслуги президента Бенеша перед государством.» Что означает эта формулировка и каков её смысл? Ведь если задуматься, то на самом деле президент Бенеш был фигурой довольно противоречивой и трагической: именно при нём Чехословакия дважды оказалась "сбитой" с демократического пути развития: он был президентом в 1938 году и вынужден был под давлением мирового сообщества сдать Чехословакию без боя Гитлеру. В 1948 году Бенеш под давлением Сталина вынужден был сдать страну коммунистам. А между 45м и 48м годами он подписал декреты, которые до сих пор сеют семена раздора между Чехией и её соседями. Кроме того, декреты Бенеша являются центральным пунктом спора, который уже много лет ведётся между Чехией и союзами изгнанных. Как говорит Николай Савельев, автор этой передачи....

Значимость декретов Бенеша в истории чешского государства можно выразить следующим образом: они объявляют недействительными все законодательные акты, принятые в Чехословакии в 1938-1945 годах, т.е во время гитлеровской оккупации. Декреты Бенеша объявили незаконными и все произошедшие во время войны изменения имущественных отношений.

«Декрет № 5. Параграф 1. Любые переводы собственности и все правовые акты, касающиеся изменения собственности на имущество движимое и недвижимое, общественное и частное, заключённые после 29 сентября 1938-го года под влиянием оккупации или же национальных, расовых и политических гонений, объявляются недействительными.»

Декрет №5 был принят 19 мая 1945 года, через десять дней после освобождения Праги. Этим же декретом лица немецкой, либо венгерской национальности без всяких объяснений объявлялись политически неблагонадёжными. Но, если обратиться к историческим документам, то станет ясно, что под удар своих соотечественников поставил Гитлер. Его подпись стоит под распоряжением, принятым в отношении Чехословакии в 1939 году, сразу после аннексии.

«Параграф 2, пункт 1: Жители протектората, которые принадлежат к немецкой национальности, становятся немецкими подданными, а также гражданами Рейха, согласно постановлению закона о гражданах Рейха от 15 сентября 1935-го года (Сборник законов Рейха 1, стр. 1146). На них также распространяются постановления о охране немецкой крови и немецкой чести. Одновременно они подпадают под юрисдикцию Рейха. Пункт 2: Остальные жители Чехии и Моравии становятся поддаными Протектората Богемия и Моравия.

Прага, 16 марта 1939 года. Собственноручные подписи: фюрер и рейхсканцлер Адольф Гитлер, рейхсминистр внутренних дел доктор Фрик, рейхсминистр заграничных дел Рибентропп, рейхсминистр и председатель рейхсканцелярии доктор Ламмерс.»

Таким образом, все живущие в Чехословакии немцы превратились в граждан Рейха. Парадоксальным образом, получается, что и декреты президента Бенеша тоже опираются на это постановление Гитлера.

«Декрет № 33, от 2 августа 1945 г. Параграф 1, пункт 1. Граждане Чехословакии немецкой или венгерской национальности, которые согласно предписаниям иностранных оккупационных властей стали немецкими или венгерскими подданными, лишились тем самым чехословацкого гражданства. Пункт 2. Остальные граждане Чехословакии немецкой или венгерской национальности лишаются чехословацкого гражданства в день вступления в действие этого декрета.»

Процесс дискриминации немцев и венгров завершён: со 2-го августа 1945 года они больше не являются чехословацкими гражданами. Стоит отметить, что декрет касается не только их, но и вообще всех колаборантов, в том числе чехов и словаков:

«Пункт 5. Чехи, словаки и представители других славянских народов, подавшие в период наивысшей угрозы республике заявление на получение немецкого или венгерского гражданства, не будучи вынужденными к этому никаким давлением или особыми обстоятельствами, лишаются чехословацкого гражданства в день вступления в действие этого декрета.»

Для того, чтобы сохранить чехословацкое гражданство, лояльный к Чехословацкой республике немец должен был отказаться от своей национальной принадлежности и «записаться» чехом или словаком:

«Параграф 1, пункт 3. Этот декрет не касается немцев и венгров, которые в период наивысшей угрозы республике в официальном порядке записались чехами или словаками.»

Стоит ли добавлять, что такой поступок в обстановке тех лет был практически нереален. Будучи таким образом лишёнными гражданства, немцы и венгры были задним числом исключены из права участвовать в земельной реформе и претендовать на любую собственность на территории обновлённой Чехословакии. Начатая уже в июне земельная реформа стала прежде всего конфискацией их имущества.

«Декрет № 12, от 21 июня 1945 г. Параграф 1. Пункт 1. В целях проведения земельной реформы незамедлительно и без компенсации конфискуется земля, находящася в собственности а) всех лиц немецкой или венгерской национальности, независимо от гражданства, б) предателей и врагов республики любой национальности и гражданства, проявивших свою враждебность к республике в 1937-1945 гг. Пункт 2. К лицам немецкой и венгерской национальности, которые активно участвовали в борьбе за сохранение территориальной целостности и освобождение Чехословакии, пункт 1 не относится и земля у них не конфискуется.»

Понятно, что по сравнению с общей массой относительно мирных граждан, активных участников партизанского движения и антифашистского подполья среди немцев и венгров оказалось очень мало. Все остальные были лишены права собственности на территории Чехословакии. В течение года все декреты Бенеша были ратифицированы чехословацким парламентом и получили статус законов, опять таки—задним числом. Это означает, что в момент совершения наиболее жестокостей, в мае-июне 1945 года, сразу же после окончания войны, массовое изгнание не имело под собой законного обоснования, а получило его позже, уже после того как стало фактом. Вооружённые группы партизан и повстанцев сами начали стихийно изгонять немцев и венгров из их домов сразу же после освобождения. Нетрудно, пожалуй, понять эту жестокость, если вспомнить дотла сожжённые Лидице, сотни тысяч замученных в концлагерях чешских евреев, десятки тысяч угнанных на работы в Германию, тысячи казнённых подпольщиков, студентов, писателей...

Этот аргумент союз изгнанных обычно выносит за скобки, говоря, что не может быть коллективной вины. Более того, в прошлом году, когда министр внутренних дел Германии Отто Шили попытался напомнить на ежегодном съезде изгнанных о вине Гитлера, то был освистан. Вопрос ставится так: чехи совершили преступление, учинив самосуд над немцами, изгнав их. Однако, нельзя вырывать отдельные эпизоды из контекста истории, нельзя забывать, что в августе 1945 года на Потсдамской конференции было принято заявление представителей Великобритании, Советского союза и Соединённых Штатов:

«Параграф 13. Упорядоченное перемещение немецкого населения. Правительства трёх государств всесторонне рассмотрели этот вопрос и пришли к выводу, что немецкое население и его элементы, остающиеся в Польше, Чехословакии и Венгрии, необходимо переместить на территорию Германии. Участники конференции единогласно поддерживают мнение, что перемещение должно проводиться упорядоченно и по-человечески.»

Дело выглядит так, что страны-победительницы согласились с принципом этнической чистоты государств, который сегодня, почти 60 лет спустя, кажется нам спорным и неприемлемым. Но стоит напомнить, что прецедент создал тот же Гитлер, который в 1938 году в Мюнхене требовал изменения чехословацкой границы в пользу Рейха под тем предлогом, что все этнические немцы должны проживать в границах своего государства. Если вдуматься, то спор о включении территории Судет в состав Чехословацкой республики восходит даже не ко Второй, а ещё к Первой мировой войне, в которой Германская и Австро-Венгерская империи потерпели поражение. В результате этого Германия лишилась некоторых своих территорий, а Австро-Венгрия и вовсе исчезла с карты Европы.

Поэтому многие (в Чехии, в Европе) считают, что требования пересмотреть декреты Бенеша—это продиктованные немецким национализмом попытки стереть из памяти будущих поколений следы двойного поражения Великогерманской идеи в ХХ веке.

Отмена декретов, таким образом, открыла бы возможность пересмотреть в судебном порядке и имущественные отношения прежде всего в районе чешско-немецкого, чешско-австрийского, а может быть и словацко-венгерского пограничья в пользу законных наследников некогда экспроприированных и изгнанных из страны владельцев. Одной из первых попыток в этом направлении является серия из 157 судебных исков, поданных гражданином Аргентины князем Францем Ульрихом Кинским с требованием возвращения ему имущества его отца, который, как официально считается до сих пор, был фашистским колаборантом.

Франц Ульрих Кинский родился в 1936 году. Два года спустя умер его отец, а в 1940 году, когда Францу было всего 4 года, вдова князя Кинского уехала с детьми в Аргентину. Сразу же после окончания войны всё имущество его отца, формально принадлежавшее теперь его 9-тилетнему сыну, находящемуся с матерью в Аргентине, было конфисковано народным комитетом в пользу государства. Говорит адвокат князя Кинского Йозеф Чепек:

«У нас имеются однозначные доказательства того, что при конфискации народный комитет набросился на имущество отца моего клиента без законных оснований, не принимая во внимание даже факт существования законных наследников. Не понимаю, как могло вестись судебное разбирательство с человеком, который на тот момент уже 5 лет как умер? Самое смешное, что так и было записано в протоколе заседания: разбирательство по делу такого-то, умершего 5 лет назад. Это только одна из иллюстраций того, в какой обстановке велись судебные дела и проводилась конфискация.»

Если бы не было декретов Бенеша, то баснословное, можно сказать, имущество в размере около миллиарда евро князю Кинскому пришлось бы вернуть. Но у чешского суда есть аргумент: на момент конфискации 9-летний князь Кинский считался немцем. Его адвокат с этим, разумеется, не согласен:

«В случае Кинских конфискация проводилась по декрету номер 12, который распространялся (за рядом исключений) на всех немцев. Но мой клиент не подходит под определение немца, содержащееся в пункте 6 этого декрета. Мой клиент не является немцем ни субъективно, ни объективно: он никогда не называл себя немцем, а также не был и не мог быть членом никаких немецких организаций и партий.»

И действительно: ведь Кинский воспитывался в Аргентине, образование получил в Бостоне, имеет аргентинское гражданство. Так имели право народные комитеты конфисковать его чешское имущество или нет? Министр культуры Чехии Павел Достал убеждён, что имели:

«То, что господин Кинский являлся в то время немцем, независимо друг от друга доказали три юридические экспертизы. Мы попросили нескольких адвокатов высказать своё мнение по поводу национальной принадлежности Франца Ульриха Кинского. Независимо друг от друга все три пришли к выводу, что поскольку он в то время был немцем, на него распространялось правовое действие декретов президента Эдварда Бенеша. Судите сами: если его мать была в нацистской партии, она не могла не быть немкой. Его отец тоже был немцем, значит их сын автоматически считался немцем.»

Однако отец Кинского всегда считал себя чехом - так утверждает адвокат Йозеф Чепек,:

«Каждый, кто утверждает, что отец моего клиента не был чехом, должен предъявить доказательства, например, какой-либо документ, в котором было бы написано, что чех Кинский стал с точки зрения гражданского права немцем Кинским.»

Пока таких доказательств нет, судебные разбирательства продолжаются. В трёх случаях иски были отклонены, причём именно на основании декретов Бенеша. Но уже сам факт обращения Кинского в суд по делу о возвращении наследства создаёт, по мнению министра Достала, неприятный прецедент:

«За проходящим в Чехии делом Кинского с интересом следят в Германии определённые круги, которые всё ещё мечтают о пересмотре имущественных вопросов и у которых случай с Кинским вызывает некоторые надежды. Не могу сказать, что это радостная для нас информация. В список имущества, на возвращение которого претендует Кинский, включён и дворец Кинских на Староместской площади в Праге, где сейчас находится Национальная галерея. Государство инвестировало в реконструкцию этого здания более миллиона евро.»

Сегодняшние обитатели бывших княжеских земель не видят ситуацию так однозначно негативно:

«Некоторые из нас были бы рады, если бы имущество возвратили Кинским. Тогда окрестные леса и заповедники, где раньше разводили фазанов, вернулись бы в прежнее состояние, за ними снова бы начали ухаживать лесники. Те же, кто пользуется его бывшим имуществом, не хотят, чтобы у них его отобрали.»

Представители старшего поколения единогласно выступают, как против отмены декретов, так и против каких-либо извинений перед немцами за их изгнание из Чехословакии.

«Знаете, мы, представители старшего поколения, помним войну и оккупацию, а также отношение судетских немцев к нам и их поведение. Когда те из нас, кто был насильно увезён в Германию, пытались бежать оттуда через границу домой, на нас устраивали облавы, как на зайцев. Это была банда, и теперь им здесь нечего делать.»

Наоборот, молодые люди не имеют ничего ни против немцев, ни против реституций, ни против недавнего открытия офиса судетонемецкого землячества в Праге, которое вызвало бурю негодования, прежде всего среди ветеранов антифашистского сопротивления. Вот как комментирует создавшуюся ситуацию бывший диссидент, а ныне сенатор Ян Румл—один из немногих чешских политиков, который выступает за диалог с судетонемецким землячеством:

«После моей встречи с господином Поссельтом и открытия офиса землячества в Праге поднялась невообразимая истерия. Мне лично видится в этом какая-то неуверенность в себе на чешской стороне, проявление ограниченности и отсутствия у нас политической культуры. Как можно называть этот шаг попыткой реабилитации профашистской партии, которая существовала в Чехии до войны? Ведь это же полная бессмыслица!»

(Продолжение следует)