1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Игорь Яковенко: Отключить Россию от интернета - легко

Известный российский журналист Игорь Яковенко считает, что властям в Кремле проще отключить Россию от интернета, чем пытаться вводить тотальный контроль над СМИ. Интервью DW.

Бурную реакцию вызвала в России пятничная публикация деловой газеты "Ведомости" о планах российских властей в экстренных случаях отключать страну от глобального интернета. На сообщение отреагировали и в Кремле. Возможность отключения России от всемирной Сети там, с одной стороны, опровергли, но, с другой, - заявили о необходимости отвечать на угрозы для национальной безопасности. Известный российский журналист, глава созданного в 2014 году российского профсоюза "Журналистская солидарность" Игорь Яковенко в разговоре с DW озвучил последствия возможного отключения от Всемирной паутины, и сказал, чему, по его мнению, угрожает свобода интернета в России.

DW: Какой была ваша реакция на сообщение о планах российских властей в экстренных случаях отключать Россию от интернета?

Игорь Яковенко: Реакция крайне негативная. Потому что мы до сих пор пребывали в уверенности, что северокорейский вариант для нас невозможен. Нам казалось, что те люди, которые стоят во главе России, да, хотят навсегда укрепиться у власти и хотят воровать, но они хотят пользоваться благами западной цивилизации.

Игорь Яковенко

Игорь Яковенко

Выяснилось, что ничего невозможного нет. Война, которую Россия ведет на Украине и последствия аннексии Крыма оказались настолько тяжелыми, что мы живем уже совсем в другой стране. Она готова на самые крайние меры, в том числе и на полную изоляцию от мира. Одна за одной идут меры, которые могут по-настоящему закрыть страну. Я уже не говорю о запрете СМИ с участием иностранного капитала. Целый ряд качественных СМИ будут просто ликвидированы.

Ну а этот электронный железный занавес, о котором в понедельник будут договариваться на Совете безопасности, - крайняя мера, которая переведет нашу страну в другое положение - окончательного изгоя, большой и опасной Северной Кореи. Я думаю, что следующим шагом будет запрет на свободу передвижения.

- Что подобные меры будут означать для СМИ - усиление государственного контроля над ними?

- Никакого тотального контроля быть не может. Это один из двух распространенных мифов. Миф первый - что не существует технической возможности закрыть страну. Второй - что можно тотально контролировать, не закрывая страну. Проконтролировать сотни миллионов сообщений между десятками миллионов людей невозможно. Тут единственный вариант - закрыть страну от глобального интернета. Это очень просто. Невозможно контролировать интернет, но убить, сломать очень легко.

И египетский, и сирийский авторитарный лидеры сделали это быстро - в течение одного дня, это точно. Достаточно дать команду операторам связи, чтобы они просто отключили. Вообще, сломать - легко. Поэтому если такое политическое решение будет принято, то оно будет реализовано, думаю, в течение нескольких часов. Я надеюсь, что на это не пойдут. Последствия будут очень серьезными.

- Дмитрий Песков, комментируя эти планы, сказал, что, мол, отключать Россию от интернета не будем, но нужно реагировать на угрозы национальной безопасности. Как вы считаете, отключение может повысить национальную безопасность России?

- Знаете, сам термин абсурден в данном случае. Если говорить реально, то главная угроза национальной безопасности – это сама политика нынешних российских властей. Если переводить с "кремлевского" на русский, то речь идет об угрозе этой агрессивной, имперской, деградирующей политики. Да, наличие интернета и свобода информации, конечно, создают угрозу для них.

Я бы разделил тут национальную безопасность и опасность для тоталитаризма. Неслучайно Советский Союз исчез с лица земли меньше чем через год после того, как в СССР был принят закон о печати - 12 июня 1990 года. Они это понимают хорошо и пытаются защитить не страну, а свой курс. Вопрос другой – сможет ли такая громадная страна существовать в формате Северной Кореи. Но это вопрос уже следующей ступени.