1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Игорь Макар: "Белорусскому спецназу была дана команда на мою ликвидацию"

Бывший сотрудник белорусского спецназа Игорь Макар передал "Немецкой волне" записи своих бесед с командиром "Алмаза" Николаем Карпенковым и главой МВД Белоруссии Владимиром Наумовым. Эксклюзивное интервью.

default

Бывший сотрудник белорусского спецподразделения ''Алмаз'' Игорь Макар

Бывший сотрудник белорусского спецподразделения по борьбе с терроризмом "Алмаз", старший лейтенант милиции Игорь Макар передал радиостанции "Немецкая волна" записи бесед, тайно сделанные им в ходе встреч с командиром СПБТ "Алмаз" полковником Николаем Карпенковым и министром внутренних дел генерал-лейтенантом Владимиром Наумовым.

Из записей следует, что в 2006 году власти Белоруссии использовали в том числе и противозаконные методы борьбы против кандидата в президенты от оппозиции Александра Козулина, в команде которого во время предвыборной кампании работал и Игорь Макар.

За два дня до президентских выборов Макар был вынужден покинуть Беларусь и получил политическое убежище в одной из стран Евросоюза. "Немецкой волне" удалось связаться с бывшим сотрудником "Алмаза".

"Немецкая волна": Что привело вас в команду Александра Козулина?

Игорь Макар: Александр Козулин – порядочный, умный человек. Я его уважаю за его стойкость, целеустремленность и умение добиваться чего-то не только для себя.

- Каковы были ваши обязанности в команде Козулина?

- Обеспечение его личной безопасности. Я ездил вместе с Козулиным во все его заграничные командировки. Кроме того, я отвечал за вопросы безопасности в его партии.

- Почему глава МВД Владимир Наумов и командир "Алмаза" Николай Карпенков захотели с вами встретиться?

- Я думаю, лишь потому, что они, наверное, были уверены в том, что я пойду им навстречу, расскажу много о Козулине. Ну, и такая информация, им, естественно, значительно упростит работу.

- Как вы отнеслись к их предложению?

- Отрицательно. Я человек очень правильный и педантичный. Я понял, что на меня оказывается очень серьезное давление. После этого я поговорил по этому поводу с Козулиным. Он мне сразу сказал: "Игорь, делай все правильно. Соглашайся на их предложение, но информацию давать им надо такую, которая нам не нужна". Козулин объяснил, какую именно информацию.

Естественно, я сразу же поехал к Карпенкову. Поговорил с ним, у него глаза загорелись, он мне сказал, что все будет хорошо, и что готовится встреча. Я не понял – какая встреча. Сразу даже подумал, учитывая ситуацию, что это будет встреча с Лукашенко. Поэтому я переспросил, а Карпенков ответил, что имеется в виду встреча с его шефом. Я понял – с Владимиром Наумовым.

Видимо, это было давно запланировано, Карпенкову надо было сначала меня сломать. После моей беседы с Владимиром Наумовым я давал прослушать ее запись человеку, который очень близок к Наумову, тесно с ним общается. Он совсем немного послушал и сказал: "Да, Игорь, это – Володя. 100 процентов. Я поражаюсь, но он почему-то здесь очень откровенен. Но это - он. Он здесь ничего не врет".

Потом я дал послушать эту запись Александру Козулину, который очень удивился услышанному. А 17 марта Козулин мне неожиданно заявил: "Игорь, ты уезжаешь в Евросоюз". Я был в шоке, потому что на выборы мы кое-что готовили. Но вот так вот все получилось.

- Ваш разговор с министром Владимиром Наумовым – со стороны он похож на вербовку.

- Это была стопроцентная вербовка. Могу даже сказать больше. Ко мне приезжал один человек от моего близкого знакомого, который служит сейчас в "Алмазе" на очень хорошей должности. Так вот, гость передал мне такую информацию от моего знакомого. Если бы я согласился на их предложение, то есть начал бы сотрудничать, отдал бы весь имевшийся у нас компромат на госчиновников взамен на паспорт, деньги и хорошую работу в Москве, то ничего бы этого на самом деле не произошло. Так как существовало указание сверху – как только пройдут выборы, то я, скорее всего, исчез бы. "Алмаз" выезжал полностью вооруженным на мое задержание, команда была им дана на мою ликвидацию. Но я на запланированную встречу для передачи компромата не явился.

- Какое у вас сложилось впечатление после общения с главой МВД и командиром "Алмаза"? Был ли у властей какой-то заранее подготовленный план по противодействию избирательной кампании Александра Козулина?

- Конечно, сто процентов. Еще месяца за два до выборов я поставил на "прослушку" всю команду Козулина. Там было процентов 60 людей, которые готовы были работать с властями. И они это делали. А некоторые всю информацию о планах Козулина передавали властям. На встрече мне даже сам Наумов сказал: "Все, что происходит у вас, вы только что-то подумали, решили, а мы уже это все знаем". В принципе, я Козулину это говорил, но он на это реагировал спокойно, мол, пусть говорят.

- Сколько всего у вас было встреч с Карпенковым и Наумовым?

- С Карпенковым было пять встреч, а с Наумовым – одна.

- И вам все удалось записать?

- Да, все.

- Почему вы рискнули сделать запись всех разговоров с Карпенковым и с Наумовым?

- Я просто пошел ва-банк. Прослужив практически шесть лет в "Алмазе", я знаю, как это все делается. Просто была нужна маленькая хитрость. Какая именно, к сожалению, вам рассказать не могу, оставлю пока при себе.

- Что произошло дальше после всех этих встреч?

- Затем было 2 марта, инцидент в ДК железнодорожников, где Александра Козулина избили. Мы поехали в Москву, дали интервью радиостанции "Эхо Москвы", я назвал фамилии всех тех, кто задерживал и избивал Козулина.

Потом у меня была беседа с Карпенковым. Он угрожал мне тюрьмой, если я не уйду из команды Козулина. В конце он мне сказал: "Пожалей свою мать". После всего этого мне терять стало нечего. Конечно, Карпенков также говорил: "Погоны тебе дадим, восстановишься в отряде, если захочешь - поедешь бизнесом заниматься в Москве, все будет нормально".

Но это неправильно. Есть определенные принципы. И когда я сейчас просматриваю записи того, что проходило во время избирательной кампании… Это ужасно, страной управляет такой человек, все настолько коррумпировано… Это надо кому-то делать. Я на это был готов.

- Почему вы решили обнародовать эту информацию только сейчас?

- Потому что после выборов я дал понять властям - если в отношении Козулина не будут приняты какие-то положительные меры, то я это все обнародую. Ничего такого не происходит, к тому же в тюрьме к Козулину очень плохо относятся, его даже избивают.

Я позвонил знакомым, меня пригласили к Олегу Алкаеву (бывший начальник минского СИЗО №1, ныне проживает в Германии, куда эмигрировал, опасаясь преследования со стороны белорусских спецслужб – ред.), после чего я сразу и обнародовал все материалы.

- После того, как вы оказались в Германии, были какие-либо попытки со стороны белорусских властей выйти на контакт с вами?

- Нет, я вообще ни с кем не общаюсь из Беларуси. У меня нет таких контактов. Поэтому, я думаю, меня найти очень сложно. Конечно, если бы у них было желание, я думаю, они бы меня нашли, может быть.

- А после обнародования информации о встречах с Наумовым и Карпенковым также не было никаких попыток со стороны белорусских властей выйти с вами на связь?

- Были, но я на это не пошел.

Беседовал Владимир Дорохов

Справка

Контекст

Архив