1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Иванов взял узбекских гастарбайтеров "в заложники"

Эксперт полагает, что вице-премьер России С. Иванов добивается от Ташкента решения вопроса о поставках ИЛ-76 и урана в обмен на толерантное отношение к мигрантам из Узбекистана.

default

Важные договоренности между Москвой и Ташкентом. В ходе визита

вице-премьера России Сергея Иванова были подписан пакет документов по миграции. Это далеко не маловажный факт, учитывая сотни тысяч мигрантов из Узбекистана, работающих в России. Но только ли ради этого приезжал Иванов в Ташкент? Мой коллега Михаил Бушуев выяснял этот вопрос вместе с независимым российским экспертом Павлом Фельгенгауэром.

Вице-премьер России Сергей Иванов уже сейчас выполняет гораздо более обширные функции, чем позволяют его формальные полномочия, говорит российский эксперт Павел Фельгенгауэр. Вот и его визит в Ташкент – задача, которая под силу разве что упраздненной в России должности вице-президента:

- Он приехал вести очень серьезные переговоры с узбекистанским руководством, с президентом Исламом Каримовым. У нас есть ряд проблем с Узбекистаном, которые требуют решения, причем одно из них по возможности быстрое. Это контракт, который пару лет назад подписала Россия с Китаем о поставке большой партии транспортных самолетов Ил-76. В советское время они собирались в Ташкенте на производственном объединении имени Чкалова. Сейчас этот контракт завис самым печальным образом. Договор подписала Россия, но сделать должны были в Ташкенте и в основном из советских комплектующих, поэтому думали, что будет дёшево, да еще и выгода будет. А сейчас узбекистанские товарищи отказываются выполнять этот контракт, говорят, что и цена не подходит и комплектующих у них нет на столько самолетов. И мы сейчас китайцам вынуждены говорить, что вообще не в состоянии выполнить подписанные соглашения. Что очень серьезно ухудшает отношения между Россией и Китаем не только в области торговли оружием, но и вообще резко ухудшает атмосферу. Надо как-то что-то решать, - у нас были заявления, давайте перенесем производство Ил-76 в Воронеж, но китайский контракт это не спасет.

Другой важный вопрос, который назван в официальной сводке сотрудничеством в атомной энергетике, - это покупка Россией урана в Узбекистане. Павел Фельгенгауэр формулирует российскую точку зрения и объясняет, как, по его мнению, связаны вопросы атомной энергетики и миграции:

- Мы бы хотели закрепить за собой узбекский уран, тут есть тоже проблема, потому что цена на уран на мировом рынке выросла в несколько десятков раз. Мы хотели бы не просто его «закрепить», но и чтобы цена была не рыночная. А вот в этих серьезных переговорах основной аргумент российской стороны – это именно миграционная политика. Это сейчас у нас традиционно со странами СНГ, откуда к нам приезжают гастарбайтеры, - что если нам не пойдут на уступки, то мы начнем гонять узбеков и не пускать их, но не только узбеков, - граждан Узбекистана, и не давать им возможность работать в России. А в России работает их очень много. То есть это увязанные вещи.

Эксперт указывает на то, как в российских СМИ подчеркивается разница между числом въехавших мигрантов – называется цифра в полмиллиона узбекистанцев в текущем году и двумя тысячами человек, которые получили официальное разрешение на работу. Такие цифры назвал Константин Ромодановский, глава Федеральной миграционной службы России, тоже посетивший Ташкент. Павел Фельгенгауэр комментирует:

- В свое время с Таджикистаном мы даже угрожали ввести визовый режим, чтобы поставить президента Рахмона, который тогда был Рахмоновым, на колени. Тогда это удалось, с Грузией такая же вот тактика не помогла. Но это традиционная наша политика, что раз они к нам едут зарабатывать, то мы можем выкручивать им руки, поскольку если перекрыть эту возможность для жителей Узбекистана, то там могут быть различные социальные взрывы, в очень бедном Узбекистане. Правда, такие взрывы нам тоже не нужны (смеется ), - но, в общем это такая вот советского стиля жесткая очень торговля. Наверно даже не принята нигде в других странах такая политика, состоящая из ультиматумов и угроз. Иногда удается договориться, поскольку и с той, и с другой стороны стола сидят добрые советские товарищи, которые привыкли к такому способу ведения переговоров.