1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Книги

Знаток России - о природе путинизма

В Германии вышла новая книга политолога и историка Вальтера Лакёра о России, ее конфронтации с Западом и опасных идеологических мечтателях.

Все говорят о Путине - а в новой книге Вальтера Лакёра, известного историка и политолога, идет речь о путинизме. Она так и называется: "Путинизм". Разумеется, роль личности в истории Лакёр не отрицает, но избегает как излишней демонизации, так и излишней "харизматизации" нынешнего российского президента, как это делают некоторые его коллеги. Путин, по мнению автора, - символ и воплощение новой российской политики "твердой руки", общественно-политического порядка, который, возможно, будет определять характер целой эпохи. Лакёр утверждает, что, не будь Путина, в эпоху постсоветского хаоса появилась бы другая аналогичная фигура. Люди нуждались в стабильности и порядке, а Путин гарантировал определенную стабильность и порядок. "До той поры, пока все идет хорошо", - добавляет Вальтер Лакёр.

Мессианские комплексы

Об этом "пока" и прогнозах на будущее - чуть позже, а сначала - о том, как 93-летний политолог и историк, отлично знающий Россию и много раз там бывавший, оценивает ее настоящее. Как подчеркивает, в частности, газета Welt, Лакёр совершенно не согласен с характеристикой России как "Верхней Вольты с ракетами". По его убеждению, в стране установился авторитарный режим, который, однако, вынужден учитывать интересы различных влиятельных групп ("новой аристократии"). Автор книги прямо говорит о диктатуре, которую, однако, поддерживает абсолютное большинство населения, о культе вождя, который, однако, не принимает сталинских масштабов. Все эти "однако" придают режиму, диктатуре, культу личности определенные смягчающие черты. Что их ожесточает - это, по мнению автора, мессианские комплексы сегодняшней российской верхушки.

Обложка книги

Обложка книги

Идеологическая база путинизма, как ее определяет Вальтер Лакёр, - это современная модификация так называемой "русской идеи". Автор подробно останавливается на таких ее аспектах, как превращение Русской православной церкви фактически в государственную церковь, на консервативно-националистической философии Ивана Ильина и воззрениях неоевразийцев во главе с Александром Дугиным, на популярных теориях заговоров... Все это нашло своих поклонников и в российской власти, и в широких кругах населения. Общественное согласие в России, подчеркивает Лакёр, зиждется на антизападных, антилиберальных и великодержавных настроениях, которые давно укоренились в российском историческом сознании.

Поэтому для историка и политолога очевидно: в обозримом будущем демократических изменений в России ждать не приходится. Политический расчет Путина на дестабилизацию Восточной Европы, чтобы таким образом снова вернуть потерянное после краха Советского Союза влияние, с пониманием и даже восторгом поддерживает огромное количество россиян. А то, что такой курс неизбежно ведет к опасной конфронтации с Западом, для многих даже желательно: это только укрепляет менталитет осажденной крепости, веру в то, что Россия находится и всегда находилась в кольце врагов, что "русский путь" - особый путь.

Младший брат Китая

Лакёр показывает - причем весьма впечатляюще - приемы, которыми пользуется власть для подкармливания этих настроений, выдумывая врагов там, где их нет. Речь идет не только о пропагандистских трюках и прямой лжи, но и о более глубоких вещах - например, о философии евразийцев, политические и идеологические ориентиры которых просто-напросто выдуманы: это воображаемый Восток и воображаемая Азия. Реальность - и прошлая, и, тем более, настоящая - выглядит совершенно по-другому. Отталкивая Европу, с которой Россия могла бы и дальше развивать отношения равноправных партнеров, российская верхушка мечтает о братании с Китаем. Но для Китая, не сомневается Лакёр, она будет в лучшем случае младшим братом.

Контекст

Что же ждет Россию, по мнению автора книги? Каких-либо демократических изменений в обозримом будущем он не ожидает. Разговоры о том, что Путина могут свергнуть его же соратники, которые тесно связаны с Западом экономическими интересами, учат в местных интернатах и университетах своих детей, покупают недвижимость и так далее, Лакёр считает несерьезными. Силовикам присуща преданность, лояльность, причем, как отмечает политолог, прежде всего не по отношению к Путину, а по отношению к идее, к системе, которую он воплощает. Но поддержка лояльности и силовиков, и прочего народа держится в значительной мере на финансовой подпитке, а ее размеры зависят от цен на нефть и газ. Пока с ними все более или менее в порядке, и холодильник, перефразируя известные слова, не восстает против телевизора. Пока...

Более актуальной проблемой для России представляется политологу дезориентированная молодежь, которая уже сейчас в значительной массе своей симпатизирует националистам и даже откровенным фашистам. С другой стороны, проблемой может стать недовольство регионов - в первую очередь тех, где преобладает мусульманское население. Причем наиболее активная, перспективная, интеллигентная часть российской молодежи все больше стремится на Запад. После оккупации Крыма, войны на востоке Украины и обвала рубля эта тенденция еще более усилилась. Пресловутая утечка мозгов и настроения оставшихся затрудняют модернизацию, в которой так нуждается Россия.

Вальтер Лакёр

Вальтер Лакёр

В общем, картина нарисована весьма безрадостная. По мнению Лакёра, единственный луч света в этом темном царстве конфронтации - это, как ни парадоксально, Запад. Историк напоминает, что "остполитик" Вилли Брандта (Willy Brandt), то есть политика сближения с СССР и странами Восточной Европы, началась в 1969 году, всего через год после оккупации Чехословакии, осмелившейся мечтать о свободе, войсками стран Варшавского договора, всего через год после самой крупной военной операции в Европе после 1945-го. Как бы ни оценивать эти весьма смелые исторические параллели, нужно заметить, что они отдают некоторой беспомощностью: автор книги предлагает Западу сделать какие-то шаги, потому что от России он уже не ожидает никаких.