1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Зимняя распродажа

26.01.2009

Сегодня у нас три темы: мы побываем в школе в Берлине, где ученикам велено говорить по-немецки даже на переменах, посмотрим, как церкви в Германии пытаются справиться с финансовыми затруднениями, и отправимся на распродажу зимней одежды в Бонне. Вот, давайте со школы и начнём:

Ни слова по-турецки, нигде!

Вот, под таким заголовком турецкая газета «Хюрриет» поместила возмущенный репортаж из реальной школы имени Гувера в берлинском районе Веддинг. Ученики и учителя не успевают давать интервью журналистам. Чем прославилась школа? А тем, что полтора года тому назад школьный совет, в который входят педагоги, ученики и их родители постановил: ученики в школе, не только на уроках, но и на переменах должны говорить только по-немецки. Почему в школе в столице Германии пришлось принимать такое решение? А потому что из 370 учеников меньше 40 называют немецкий своим родным языком. 90 процентов учеников - дети из семей мигрантов. На переменах ученики сбивались в отдельные группы. Турки - сами по себе, арабы, албанцы, немцы - все сами по себе. Вот и возникла идея ввести немецкий как язык общения между всеми. Директор школы Ютта Штайнкамп объясняет:

«У нас было две цели. Во-первых, чтобы наши ученики лучше владели немецким. Это важно для них самих, чтобы после школы получить профессию и найти работу. А, во-вторых, ребята в школе говорят на 10 разных языках. Это автоматически приводит к разделению по этническому признаку. Нужен был единый язык общения не только на уроках, но и на переменах».

Ученики поначалу и не возражали. Тем более что никаких драконовских мер педсовет и не вводил:

«Ну, они нам всё время напоминают, что надо говорить по-немецки. Только в особых случаях, когда учитель сделал замечание, а ты и дальше говоришь по-турецки, он может заставить переписать параграф из постановления».

Разногласия среди учеников начались после того, как на эксперимент обратили внимание журналисты и политики. Одни стали требовать, в принудительном порядке ввести такие же правила во всех немецких школах, где много детей мигрантов, другие стали возмущаться: да ведь это же чистой воды дискриминация, заставлять детей говорить по-немецки на переменах. Перемены - их свободное время, как хотят, так пусть и говорят. Эти аргументы подхватили и некоторые ученики:

«Я считаю, это бред какой-то, что нас заставляют на переменах по-немецки говорить. На уроках - да, это нормально. Мы в школе учим немецкий. Но на переменах я с друзьями хочу говорить по-турецки. Это моё право».

Председатель школьного совета, ученик 10-го класса Ассад на это возражает:

«Мы считаем, что это хорошо, потому что мало кто из иностранцев нормально по-немецки говорит. Надо грамматику учить, надо не только говорить без акцента, но и писать без ошибок. Мои родители тоже за это, хотя они сами немецкий плохо знают. Дома мы всё равно по-своему говорим, а в школе - по-немецки».

Музыка нас плавно переводит к другой теме. Церкви в Германии переживают не самые лучшие времена. Прихожан всё меньше, а вместе с ними - и денег. Во многих городах пустуют принадлежащие церкви здания. Только в эссенском епископстве из 350 католических церквей предполагается закрыть 96. Как пытаются церкви справиться с финансовыми затруднениями? Что делать с пустующими церковными зданиями?

Ресторан под сводами церкви?

Представитель эссенского епископства по связям с общественностью Ульрих Лота уверен, что трудности католической церкви связаны не с оскудением веры, а с демографией:

«Насколько я могу судить, положение у нас в Эссене особо тяжелое, потому что здесь, как нигде, сказываются последствия демографического развития. С момента образования епископства в 1956-ом году мы потеряли около трети прихожан. Причина не в том, что люди отказываются от веры, а в демографическом развитии. Вот так и получается, что вся наша инфраструктура рассчитана на полтора миллиона верующих католиков, а осталось их меньше миллиона. Чем меньше паства, тем меньше будет приходов, и, соответственно, действующих церквей…»

В результате принято решение укрупнить приходы и к 2008-ому году закрыть 96 церквей. Что делать с ними, пока не ясно. Ведь содержать даже не действующую церковь - это огромные расходы. Сходные проблемы и у евангелической церкви. В прошлом году синод евангелической церкви Вестфалии вынужден был принять небывалое решение: не выплачивать рождественские премии своим рабочим и служащим. Представитель евангелической церкви Вестфалии по связям с общественностью Андреас Дудерштедт признаёт:

«У нас есть отдельные церкви и другие здания, которые мы просто не можем больше использовать. Чтобы Вы могли представить себе масштабы, напомню: у нас 900 церквей и часовен. Из них 30 сейчас используются в светских целях».

А что означает «используются в светских целях»? Вот, например, в одной из бывших церквей в городе Билефельде сегодня разместился ресторан под названием «Счастье и блаженство». Три церкви пришлось просто снести. Чтобы этого избежать, евангелическая церковь идёт на передачу церковных зданий представителям других конфессий:

«Да, конечно, это же первая мысль, которая приходит в голову. Я могу вам привести много примеров. В первую очередь мы ведём переговоры с православными или другими христианскими общинами. Так храмы могут ещё послужить своему изначальному предназначению. Сейчас ведутся переговоры о том, чтобы передать одну церковь под синагогу. Что из этого выйдет, не знаю. Но проблема остаётся, и нам волей-неволей придётся искать какие-то новые пути и возможности использования церковных зданий, которые не противоречили бы их предназначению».

Большой интерес к церковным зданиям проявляют растущие и достаточно богатые мусульманские общины. Но католическая и евангелическая церкви приняли совместное решение: не передавать здания церквей под мечети.

Ну, а теперь, вперёд, на распродажу. Холода из России добрались и до Германии, за окном минус десять, а реклама на улицах во весь голос кричит: «Зимняя одежда по бросовым ценам»!

Налетай, народ, подешевело!

«Мода осенне-зимнего сезона, для дам, и для господ! Скидки до 70 процентов. А сегодня - дополнительная скидка: 20 процентов! Не упустите случая, ещё раз скидка: 20 процентов!»

Альберто Санс - зазывала. Зазывает он в один из магазинов модной одежды в Бонне. А на витрине магазина огромными буквами написано: «Зимняя распродажа». Но, позвольте, и летняя и зимняя распродажи в Германии были отменены ещё два года назад. Теперь каждый магазин и каждая фирма могут устраивать распродажи по сниженным ценам вне зависимости от сезона, хоть круглый год. Но сезоны-то остались. Держать на складах зимнюю одежду до следующей зимы - себе дороже. И кто гарантирует, что она не выйдет из моды? Вот большинство менеджеров и владельцев магазинов и держатся за давнюю традицию летних и зимних распродаж. Правда, называют их по-разному. Вот, например, директор огромного универмага в Бонне Ханс-Гюнтер Куглер избрал такую тактику:

«У нас всё начинается с сезонной распродажи, это уже со скидкой. Потом - финальный забег, цены ещё раз падают. Надо же очистить помещения для новой весенней и летней коллекции. Вот у нас зимнего товара ровно на три недели осталось. А потом для нас начинается летний сезон. В этом году торговля получше идёт, чем в прошлом, хотя всё равно покупатели каждый цент считают».

А где они, покупатели? Время десятый час утра, а в универсаме почти пусто. Только в отделе дамских брюк несколько пожилых женщин нерешительно разглядывают и ощупывают товар:

«Вот эти брюки стоили 60 евро, а теперь цену скинули до 20. Ну, я думаю, надо брать, тут ошибки быть не может».

Ошибка, конечно, может быть. Дело в том, что многие шустрые фирмы закупают специально для распродаж товар сомнительного качества. На товарных ярлыках выставляются какие-то заоблачные исходные цены. Потом эти цены перечёркиваются, и проставляются более или менее реальные суммы. Вот и получаются баснословные скидки в 70 и больше процентов. Так что, вполне возможно, что брюки на самом деле больше 20 евро никогда и не стоили. Как только начинаются распродажи, по немецкому телевидению тут же идут репортажи о таких махинаторах. Вот покупатель и сомневается. Хотя не стоит обвинять все торговцев скопом. На распродажах действительно можно купить хорошие фирменные вещи за треть цены. Только времени на это потребуется уйма. А у кого оно есть? Вся надежда на выходные. А тем временем Альберто Санс неустанно зазывает у входа в магазин:

«Вы выбираете как минимум 3 вещи по сниженным ценам. А потом у кассы получаете дополнительную скидку - целых 20 процентов. У нас скидка на скидку»!

Ах, вот оно что, чтобы эту самую дополнительную скидку получить, надо целых три вещи купить. И тут нас, покупателей, за простаков держат! Может быть, поэтому голос зазывалы звучит безо всякого энтузиазма, словно под фанеру.

Передачу мне помогли подготовить Аксель Баркхаузен, Стаматис Ассимениус и Петер Хилле.