За прилавком - одни старики | Германия из первых рук | DW | 29.04.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

За прилавком - одни старики

28.04.2005

Сегодня мы побываем в супермаркете, где работают одни старики. Кроме того, попытаемся разобраться, имеют ли смысл видеокамеры, которые следят за каждым жителем Германии в тех же супермаркетах, на бензозаправках, перед банкоматами, да мало ли где ещё. Но сначала - животрепещущий вопрос: сколько стоит плюнуть на улицу Кёльна?

Плюнь и заплати

Плюнул, попался - плати от 15 до 30 евро.

Бутылку выпил, мимо урны бросил - плати 25 евро. Вообще, плохие манеры на улицах Кёльна - дорогое удовольствие. Особенно, если тебя застукает Марайке Лянгнер или кто-то из её 70 коллег. Они отлавливают всех нарушителей и прямо на месте преступления выписывают штраф. А как реагируют на это провинившиеся?

«70 процентов - с полным пониманием. Они безропотно платят штрафы. А вот процентов 30 - это неподдающиеся. Эти никак не хотят понять, почему нельзя на улице мусорить, окурки бросать, плеваться. Мол, а дворники на что? Ну, с такими приходится иногда и поскандалить.»

В дополнение к правилам дорожного движения и уголовному кодексу городские власти Кёльна составили целый каталог нарушений общественного порядка. А на днях повысили штрафы за эти нарушения. Ганс Остер, руководитель городского ведомства общественного порядка, уверяет, что цель повышения штрафов - не только пополнить городскую казну:

«Мы хотим, чтобы Кёльн стал чище, поэтому и наказываем нарушителей. Окурки, бумага и прочий мусор на улицах, собачьи кучки, плевки - всё это неэстетично и негигиенично. А ещё эти дамы и господа - в основном господа, конечно, -которые справляют нужду прямо там, где им приспичило…»

И это в Кёльне, городе карнавала, где пиво течёт рекой. Но во время карнавала Кёльн всё равно на осадном положении. А вот весь остальной год блюстителям общественной чистоты и гигиены предоставлена возможность самим определять размеры штрафа. Например, за уже упомянутое отправление малой нужды:

«Раньше у нас за это был единый прейскурант: 10 евро. Но потом мы убедились, что есть настолько наглые нарушители, что и 35 евро - как раз в пору. Если, например, человек среди бела дня, да прямо на улице, сами понимаете… А вот если в скверике, за деревом, то можно и 10 евро ограничиться.»

Тут, правда, в каталоге наблюдается вопиющая несправедливость: с людей берут от 10 до 35 евро, а вот собачья кучка может обойтись хозяину в круглую сумму от 35 до 250 евро. Правда, помечать столбы и деревья собакам пока не запрещено. Но кто знает, может быть, городские власти Кёльна и до этого додумаются. Деньги ведь не пахнут.

«Старший брат» всё видит. «Старший брат», в данном случае - камера наблюдения в общественных местах. Таких видеокамер в Германии появляется всё больше - в магазинах, на автозаправочных станциях, на перекрёстках. Считается, что видеонаблюдение - эффективный метод борьбы с преступностью. Но стоит ли овчинка выделки?

«Старший брат» видит всё

Вас снимают в магазине. Вас снимают перед банкоматом. Вас снимают днём и ночью. Вас снимают во всех общественных местах. Одни говорят, ну и пусть снимают, меня не убудет. Другие спрашивают: а куда, в чьи руки попадают все эти видеозаписи, в каких целях их могут использовать? Но, давайте по порядку. В Европе лидером по введению видеослежки стала Великобритания. Сегодня в общественных местах страны установлено около 4 миллионов камер наблюдения. А началось всё в феврале 1993-го года. В торговом пассаже в Ливерпуле пропал двухлетний ребёнок. Видеокамера зафиксировала его похищение. Ребёнок был найден мёртвым. Убийцами оказались два одиннадцатилетних мальчишки. Это удалось установить с помощью видеозаписи. С тех пор видеонаблюдение считается прямо-таки чудо-средством в борьбе с преступностью. В Германии возможности наблюдения ограничиваются законом о защите личных данных. И, тем не менее, число камер слежения неуклонно растёт. Например, в баварском городе Регенсбурге полиции разрешили устанавливать камеры наблюдения во всех общественных местах. Но стоит ли овчинка выделки? Вот это и попытались выяснить социологи и криминалисты в рамках общеевропейского проекта «городской глаз». Участником проекта стал и немецкий социолог Леон Гемпель:

«Давайте рассмотрим регенсбургский опыт. Если всерьёз разобраться, это же курам на смех. Весь вопрос в том, как подсчитать эффективность. Если исходные данные - 2 преступления в год, а с помощью видеокамер удалось предотвратить одно, Вы можете в полным правом говорить, что преступность снизилась на 50 процентов. Вот в Регенсбурге говорят, что уровень преступности удалось снизить на 4 процента. Но это только в специфических местах, например, в больших подземных гаражах, то есть, в закрытых помещениях, в местах, где есть ведомственная охрана. Надо же учитывать, что одно дело - заснять преступление, а другое - схватить преступников с поличным или даже предотвратить преступление.»

Считается, что само наличие видеокамер имеет превентивное воздействие. Но, указывает Леон Гемпель, профессиональные преступники давно уже научились прятаться от камер, а сексуальных маньяков или, например, преступников, которые находятся в состоянии аффекта, никакие видеокамеры не отпугнут. Однако не только полиция, но и частные предприниматели всё шире внедряют системы видеонаблюдения. В этом Леон Гемпель усматривает дополнительную проблему:

«Я бы сосредоточил видеонаблюдение в руках полиции. Причём я обязал бы полицию регулярно оценивать результаты наблюдения, определять его эффективность с тем, чтобы убрать камеры в местах, где они не нужны. А для частных предпринимателей надо создать единую законодательную базу, и ввести лицензии на видеонаблюдение. Мне, как частному лицу, может быть, неважно, что меня где-то в одном магазине сняли на видеокамеру. Но когда меня постоянно снимают в самых разных общественных местах, мне всё-таки хотелось бы знать, где меня снимают, зачем, как долго будет храниться эта информация и как она будет использована.»

Среди безработных в Германии непропорционально много людей старше пятидесяти. Считается, что они медлительны, не поспевают за новшествами, часто болеют. А так ли это?

За прилавком одни стрики

Супермаркет «Нетто» в городе Нойруппин покупатели так и называют «магазином стариков».

«Ах, вы сахар ищете? Ну, давайте, вместе пойдём, поищем. Только не волнуйтесь, никуда этот сахар от нас не денется.»

Супермаркет большой, пожилому человеку в нём и заплутаться недолго. Продавец Ральф Грёшель терпеливо катит тележку покупательницы мимо рядов с кошачьим питанием, мимо риса и макарон прямо к сахару. А заодно помогает выбрать диетический сорт йогурта. Перед кассой выстроилась целая очередь. Чтобы скоротать время, покупательнице предлагают чашечку кофе, разумеется, без кофеина - пожилым людям надо за давлением следить. Большинство покупателей здесь - пенсионеры, район такой. Между тем, сам Ральф Грёшель не намного моложе - ему 54 года. По профессии он повар. Потом несколько лет был безработным. И вот уже два года работает продавцом. Самая молодая работница супермаркета - его директор, Моника Гиссен. Ей всего 48 лет. Когда ей предложили набрать в штат супермаркета исключительно пожилых безработных, она сначала перепугалась:

«Ну, считается ведь, что пожилые без конца болеют, жалуются на жизнь, приходят на работу позже, уходят раньше… На самом деле всё наоборот. Мои сотрудники работы не боятся и на больничном бывают реже, чем молодые. Ральф вот как-то даже с рукой на перевязи на работу вышел.»

И покупатели довольны обслуживанием в «магазине стариков»:

«Они очень внимательные, всегда помогут. В других супермаркетах тебе и слова-то человеческого не скажут.»

Гизела Мишель сидит за кассой. Работа нервная и тяжелая. За день добрую тонну товаров приходится поднять и отсканировать. А платят мало, после всех вычетов остаётся около 1000 евро в месяц. Но деньги - не самое главное:

«Я два с половиной года просидела дома. Потом и муж потерял работу. Мы чуть с ума не сошли. А тут я среди людей, всех покупателей уже по имени знаю.»

Гизеле 58 лет. А на вид гораздо меньше. За время работы в супермаркете она постройнела на целых 15 килограммов. Покупатели это заметили, и не скупятся на комплименты. Вот только с очками проблемы: очень часто их приходится одалживать пожилым покупателям, которые не могут цены на товарах разглядеть. Тогда Гизела, в свою очередь, тоже у кого-нибудь очки напрокат берёт. Ну, понятное дело, с возрастом дальнозоркость у всех развивается.

Спасибо нашим авторам Ингрид Ломмер, Сузанне Гупта и Айгюль Чизмечиоглу.