1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

За кадры решили всё

Первые декабрьские дни в Таджикистане ознаменовались приходом настоящей снежной зимы, масштабными кадровыми перестановками в правительстве и реформированием системы госуправления.

Согласно указу президента Эмомали Рахмонова, количество министерств и государственных комитетов сокращено на треть - с 25-ти до 17-ти. Прекратили своё существование и многие комитеты при правительстве. Функции упразднённых органов исполнительной власти, а их 26, переданы новообразованным министерствам и ведомствам. Кроме того, при президенте создана совершенно новая структура - Агентство по борьбе против коррупции и экономических преступлений. Нигора Бухари-заде – с подробностями, в рамках нашей постоянной рубрики.

Изменения в структуре центральных органов исполнительной власти, в частности, сокращение и перераспределение функций органов исполнительной власти положительно повлияют на работу системы госуправления, в целом, считает независимый социолог Фируз Саидов. Чем проще и совершенней эта система – тем меньше бюрократии. Сокращается армия чиновников – бюджет меньше тратит на их содержание. Не будет и дублирования, поскольку ответственность за функционирование той или иной сферы теперь возложено на одно ведомство, а не на несколько, как это было раньше, говорит Фируз Саидов:

- Сокращение органов госуправления, во-первых, повлечёт за собой уменьшение бюджетных средств на их содержание, которые правительство может направить в социальную сферу и другие отрасли. Во-вторых, Таджикистан – небольшая страна, и существование многих министерств, который зачастую дублировали некоторые задачи, было неэффективным. Особенно влияние этих министерств на органы местной власти, на регионы было незначительным, потому что одну и ту же задачу частями выполняли несколько министерств, что, в конце концов, приводило к невыполнению многих задач, которые ставились правительством. Теперь многие министерства, которые раньше дублировали друг друга, слились. Например, министерства сельского хозяйства и охраны природы – они совместились. Или министерство промышленности присоединено к министерству экономики. Это правильно, потому что при переходе к рыночной экономике главная функция государства заключается в регулировании развития экономических процессов. Большая часть промышленных предприятий приватизирована, и функции министерства промышленности сведены к минимуму.

Вместе с тем, по мнению некоторых экспертов, реструктуризация системы исполнительной власти в Таджикистане сама по себе ещё не является толчком для развития социально-экономических и демократических преобразований в республике. Политолог-правовед Шокир Хакимов считает, что действия таджикского руководства направлены на укрепление исполнительной власти, в то время как законодательная и судебная ветви власти остаются несамостоятельными и подконтрольными правительству:

- У меня есть глубокие сомнения по поводу эффективности проведения этой реструктуризации. Для того чтобы добиться действительно кардинальных перемен и качественных изменений в социально-экономической политике Таджикистана необходимо решить комплексные проблемы. В частности, нужно усилить роль парламента в системе власти, а, как известно, он у нас фактически однопартийный и практически не в состоянии контролировать деятельность органов исполнительной власти, а гражданское общество находится на начальной стадии формирования. В таких условиях ожидать существенных изменение невозможно.

Большинство вновь назначенных членов правительства – хорошо знакомые общественности лица. На своих должностях остались прежний премьер-министр Акил Акилов и два его зама – Хайриниссо Мавлонова и Асадулло Гуломов, главы министерств обороны, финансов, образования, транспорта и коммуникаций. По мнению Шокира Хакимова, новый состав правительства практически «не помолодел» - на смену прежним министрам пришли такие же номенклатурные работники старого поколения. А некоторые просто перекочевали из одного ведомства в другое. Хакимов полагает, что при подборе кандидатур учитывались регионально-местнический фактор и степень личной преданности высшему руководству страны:

- Ключевые должности опять-таки заняли те, кто имели посты в прежних правительственных структурах. При подборе и расстановке кадров сохранился прежний подход, то есть, прежде всего, принципы местничества и преданности. Допустим, Гулоджон Бобоев, Шерали Гулов и другие приближенные к окружению президента сохранили свои высокие посты – просто переместились из одного министерства в другое. В таких условиях, в решении социально-экономических проблем, конечно же, сохранятся прежние подходы.