″За державу – не обидно!″ | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 02.03.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

"За державу – не обидно!"

Правозащитнику Сергею Адамовичу Ковалеву 2 марта исполняется 75 лет. Какую роль сыграли правозащитники в истории России? Именно они выработали ориентиры демократического развития страны - считает Гасан Гусейнов.

default

Если сопоставить объем возможностей, которыми располагал Ковалев в те годы, когда он начинал свою общественно-политическую деятельность, и те результаты, с которыми он подошел к этому юбилею, то следует признать: Ковалев и его немногочисленные соратники – правозащитники "первой волны", как называет их Елена Боннэр, - это наиболее успешные политические деятели России второй половины 20-го века.

Кому-то это утверждение может показаться даже не парадоксом, а насмешкой. Сегодня и политики, и наблюдатели как в России, так и на Западе, склонны видеть в правозащитниках поколения Ковалева – проигравших. В самом деле, считают многие, те времена, когда слова "демократия" и "права человека" еще не были замараны "режимом Бориса Ельцина", быстро прошли. Те, кто определял политический климат, наступивший после "августовского путча" 1991 года и после "октябрьских событий" в Москве 1993 года, сегодня отправлены в глубокую отставку. К власти в России, говорят нам, пришли жесткие прагматики с мандатом на силовую государственническую политику. "Мнения либеральных хлюпиков, предателей державных интересов, интересуют разве что политических евнухов из Парламентской ассамблеи Совета Европы или Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе".

Человек без трибуны

Действительно, у Ковалева нет трибуны на родине, редко выступает он и в западных СМИ с оценкой положения дел в России. Те силы, что взяли на себя ответственность за возобновление войны в Чечне в 1999 году, обосновывают свою историческую правоту именно этим аргументом. "Посмотрите, - говорят они, - горстка людей, назвавшихся правозащитниками, просто не пользуется поддержкой населения. Так стоит ли нам, полноправным хозяевам положения, считаться с непопулярными взглядами?"

Говорящим это людям хотелось бы напомнить об одном. Когда в 1974 году Ковалева посадили на 7 лет в лагерь за то, что он призывал к соблюдению прав человека в СССР и неуклонному исполнению советских же писаных законов, у него не было вовсе никакой трибуны. Зато его противник – государственная машина и вечно бдящий КГБ – напротив, заполнял трибуны и залы, чем и кем хотел.

Баланс – в пользу Ковалева

Тридцать лет, прошедшие со дня суда над Ковалевым, не изменили мировоззрения этого человека, а вот СССР перестал существовать, причем, без всяких усилий со стороны правозащитников, но как раз по той причине, на которую не устает указывать Ковалев. Сверхбдящий КГБ проспал то единственное, на что он, по собственной легенде, работал – Советский Союз. Возможно, проспал еще и потому, что не прислушался тогда к Ковалеву. А ведь еще не начиналась война в Афганистане, и сепаратистские движения спали мирным сном.

"Державная идеология в корне противоречит основному принципу современного государства - приоритету права. Между тем современное сильное государство может быть только правовым". За этой простой ковалевской формулой российские власти не слышали тогда, не слышат и теперь диагноза и на наших глазах сбывающегося прогноза.

Да, на стену баланс эффективности политического прогноза не повесишь. Общественное мнение России больше доверяет сотрудникам карикатурно оскандалившейся спецслужбы, чем Сергею Ковалеву. Но выросло поколение людей, которое будет жить в России, защищенной второй главой Конституции – главой, над которой работал Сергей Ковалев и которая гарантирует основные права и свободы человека. Это и дает основания говорить о куда большей политической эффективности деятельности Сергея Ковалева, чем хотелось бы думать карикатурам.