1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Защита от увольнения в Германии и Франции: социальное завоевание или тормоз для экономики?

07.09.2005

Сегодня мы поговорим о защите от увольнения – в Германии и во Франции. Как относиться к законам, существенно ограничивающим возможности предприятий расторгать трудовые отношения со своими работниками? Это социальное завоевание или тормоз для экономики? И почему нынешнее французское правительство изменило соответствующий закон, а немецкая оппозиция в случае победы на предстоящих выборах намерена пойти тем же путём?

Итак, ключевое для сегодняшней передачи слово звучит по-немецки так: Kündigungsschutz. Дословный перевод: защита от увольнения. Этим термином в Германии обозначают один из краеугольных для немецкой социальной системы законов, в котором чётко прописаны права наёмного работника на своё рабочее место и, соответственно, регламентируется процедура расторжения трудового контракта.

«Меня вышвырнули на улицу, потому что мне уже не тридцать», - с горечью восклицает немолодой лирический герой песни, которую исполняет Удо Юргенс. Песня эта была написана в 70-е годы и сегодня практически забыта, хотя сам Удо Юргенс в Германии по-прежнему весьма популярен. Просто её содержание за последние три десятилетия утратило всякую актуальность: в сегодняшней ФРГ просто так «вышвырнуть на улицу» рабочего, тем более с большим стажем, фактически невозможно. Потому что действует Kündigungsschutzgesetz – закон о защите от увольнения. Об его основных положениях я попросил рассказать кёльнского адвоката Норберта Гинтена.

Закон о защите от увольнения применяется в том случае, когда на предприятии занято более десяти наёмных работников. Тогда работодатель, в принципе, имеет право уволить сотрудника только из-за каких-то его конкретных действий или по производственным причинам. После получения уведомления об увольнении наёмный работник в течение трёх недель имеет возможность подать жалобу в суд по трудовым спорам.

Таким образом, даже сравнительно маленьким фирмам, не говоря уже о больших концернах, необходимо иметь для увольнения работника весьма весомые и юридически обоснованные, убедительные для суда причины.

Чаще всего увольнения происходят по производственным причинам. Например, падают доходы предприятия. Однако перед тем, как приступить к увольнениям, работодатель должен убедительно доказать производственную необходимость такого шага.

Работодатель также обязан, согласно первой статье закона о защите от увольнения, учитывать социальные факторы. Это трудовой стаж и возраст работника, его обязательства по содержанию других лиц, а также возможная его инвалидность и её степень. Если социальные факторы не были учтены, то увольнение считается противоправным и трудовой контракт остаётся в силе.

Иными словами, при вынужденном сокращении штатов предприятие в соответствии с законом обязано увольнять прежде всего молодых и холостых, старшие, семейные и инвалиды теряют работу в последнюю очередь. А квалификация работника при этом какую-то роль играет? – спросил я Норберта Гинтена.

Квалификация определённую роль играет. Если какой-то наёмный работник благодаря своим знаниям или навыкам предприятию крайне необходим – и предприятие может это доказать, то для такого работника, даже если он молодой и холостой, разрешается сделать исключение. Это вытекает из тех изменений, которые были внесены в закон о защите от увольнения к 1-му января 2004 года.

Таковы установленные законом рамки для увольнения по производственным причинам. А какими могут быть индивидуальные причины? Что должен совершить в Германии наёмный работник, чтобы предприятие получило право отказаться от его услуг? По словам Норберта Гинтена, уважительной причиной считается, например, частое отсутствие сотрудника из-за болезни.

Однако и в данном случае работодатель всё это должен доказать – а также представить прогноз возможных невыходов на работу в будущем. Работодателю надо убедительно показать, что ему очень сложно иметь дело с наёмным работником, который то и дело болеет.

Законом предусмотрена также возможность увольнения за некачественную работу или за воровство на рабочем месте.

Такому увольнению должно предшествовать предупреждение, то есть работодатель обязан чётко указать наёмному работнику на то, что при повторном случае тот получит уведомление об увольнении.

На кого же не распространяется защита от увольнения? – попросил я уточнить Норберта Гинтена.

Предприятия, на которых занято менее 10 наёмных работников, под действие закона о защите от увольнения не подпадают. Здесь работодатель имеет право увольнять по собственному усмотрению, учитывая только предписываемые законом сроки для расторжения трудового договора. Исключение составляют лишь те сотрудники, которые к 31-му декабря 2003 года уже работали на данном предприятии. Если оно насчитывало тогда более пяти работников, то они подпадают под действие закона о защите от увольнения.

Вы уже, наверное, заметили, что мой собеседник, кёльнский адвокат Норберт Гинтен, будучи профессиональным юристом, подробно излагает положения закона, но никак не оценивает и не комментирует их. Так что придётся сделать это мне. И авторы данного закона, и утверждавшие его депутаты германского бундестага наверняка руководствовались благородными и гуманными соображениями. Однако на практике их детище превратилось в серьёзный тормоз для немецкой экономики, поскольку забюрократизировало рынок труда, сделало его крайне негибким. И большие, и маленькие фирмы в Германии стали боятся нанимать новых людей, потому что любую кадровую ошибку исправить крайне трудно – без дорогостоящих судебных разбирательств не обойтись. В Германии не случайно все последние годы росло число безработных и одновременно – число сверхурочных часов на предприятиях: оказалось, что фирмам намного выгоднее платить надбавки имеющимся сотрудникам, чем нанимать новых, которые тут же подпадут под действие закона о защите от увольнения. Всё это в конце концов осознало и правительство Герхарда Шрёдера, сформированное социал-демократами и зелёными – и решилось на первые робкие изменения. Давайте вновь послушаем Норберта Гинтена.

К 1-му января 2004 года закон о защите от увольнения был изменён путём принятия закона о реформе рынка труда. В частности, изменениям подверглась так называемая оговорка о малых предприятиях. Тот порог, после которого начинает действовать данный закон, увеличился с 5 до 10 работников - я уже говорил об этом. К тому же теперь работодатель обязан предлагать увольняемому отступные. Однако компенсации и раньше предлагали просто для того, чтобы разойтись полюбовно.

В заключение я попросил кёльнского адвоката Норберта Гинтена рассказать, как в других странах регламентируется увольнение работников.

В США, а также в Швейцарии, защиты от увольнения практически не существует. Это широко известно. Там действует система „hire and fire“ – предприниматель по собственному усмотрению «нанимает и увольняет» сотрудников. А вот в Голландии преграды для увольнения работника достаточно высоки. В частности, перед тем, как объявить о предстоящем увольнении, работодатель должен заручиться одобрением ведомства по труду или суда. Предприниматели в Испании и Италии также обязаны назвать очевидные причины для увольнения. В Великобритании преграды, опять-таки, ниже, зато отступные там более высокие.

А вот у Германии и Франции в вопросе защиты от увольнения до недавних пор было очень много общего… Было, потому что ровно месяц назад французское правительство пошло по тому пути, по которому хотят двинуться и немецкие христианские демократы и либералы, если через полторы недели сумеют выиграть выборы. Я попросил нашего корреспондента Дмитрия Глуховского рассказать о реформе, которая продолжает будоражить французское общество.

Сегодня безработица – самый страшный бич французской экономики и главный враг правительства этой страны. Каждый десятый трудоспособный француз не может найти работу. Во французской республике что-то неладно: армия безработных насчитывает 2.700.000 человек, однако при этом рынок труда испытывает полумиллионный дефицит рабочих рук.

Доминик де Вильпен, возглавивший кабинет министров 8 июня этого года, сразу же пообещал бросить на борьбу с безработицей все силы и «выиграть битву за рабочие места» любой ценой. Ради этого было решено, по крайней мере, временно отказаться от запланированного снижения налогов и пойти на другие непопулярные меры – продление рабочей недели и отмену некоторых социальных гарантий.

4 августа де Вильпен с гордостью представил флагман обещанных преобразований – так называемый «Контракт новых наймов» (Contrat nouvelles embauches – CNE). Именно на него правительство возлагает самые серьёзные надежды на оживление мелкого и среднего бизнеса. Ввиду тяжести положения правительство ввело его в силу не парламентским путём, а чрезвычайным декретом.

Причина безработицы во Франции не только в низких темпах экономического роста, но и в чрезвычайно жёстком трудовом законодательстве, принятом ещё при социалистах. Оно установило, в частности, 35-часовую рабочую неделю и крайне негибкую систему найма и увольнения сотрудников. Ограничение в 35 часов ввело ещё в 2000 году правительство Лионеля Жоспена, надеясь, что это подтолкнёт бизнес к найму дополнительной рабочей силы.

Однако расчёт не оправдался, так как социалисты хотели одновременно дать наёмным работникам гарантии сохранности рабочего места. После определённого срока работы на предприятии с сотрудником было необходимо подписать бессрочный контракт, после чего его увольнение становилось делом практически невозможным. А если это всё-таки происходило, компания обрекала себя на выплату крупных денежных компенсаций. Такие выплаты могли продолжаться несколько лет – пока уволенный не устраивался на новое место.

В итоге, несмотря на нехватку рабочих рук, компании просто боялись нанимать новых сотрудников, которых они потом не могли бы уволить. В особенности это касалось малого бизнеса.

Получилось так, что важнейшие завоевания профосюзов - 35-часовая неделя и гарантии сохранения рабочего места – привели к тому параличу, который разбил французскую экономику. Французы сложившейся ситуацией недовольны, но это вовсе не означает, что ради борьбы с безработицей они готовы идти на жертвы. Проведенные опросы показывают, что три четверти жителей страны выступают против увеличения продолжительности рабочей недели. А планы правительства по повышению гибкости системы найма вызвали ожесточённое сопротивление профсоюзов. Когда кабинет министров покусился на 35 часов, профсоюзы вывели на улицы сотни тысяч человек. А сейчас образ врага трудящихся воплотился для французских левых в «Контракте новых наймов» - сокращённо КНН.

Итак, что же это за документ? Главное отличие КНН от двух уже существующих видов договоров о найме – контракта с определённым сроком действия и бессрочного контракта – заключается в том, что в первые два года работы наниматель имеет право без объяснения причин в любой момент уволить сотрудника, предупредив его всего за две недели; или за месяц, если он проработал дольше полугода.

При этом компенсация, которую предприятие будет должно выплатить уволенному сотруднику, будет одноразовой и составит всего 8% от всех заработанных им с начала контракта денег. Официально новый договор является бессрочным, и это позволило Доминику де Вильпену с гордостью говорить о том, что КНН защищает права как предприятий, так и служащих.

КНН должен придать второе дыхание прежде всего малому бизнесу. Он затрагивает только компании, в которых работает не больше 20 наёмных сотрудников. Однако таких предприятий во Франции насчитывается 2 миллиона 300 тысяч, на них приходится 96% всего частного бизнеса в стране и больше трети всех существующих рабочих мест. Если благодаря новому договору хотя бы одна десятая часть этих компаний решит нанять ещё одного сотрудника, это позволит устроиться на работу почти четверти миллиона французов. Ассоциации предпринимателей уже очень положительно отозвались о нём.

Но вот французские левые восприняли инициативу правительства в штыки. Тот факт, что КНН оказался фактически навязан наёмным работникам и профсоюзам, вызвал настоящую бурю негодования. Некоторые профсоюзы, в частности, второй крупнейший в стране – CGT – пообещали не сдаваться и бороться до конца против «Контракта новых наймов».

Зная традицию общественных протестов во Франции, трудно прогнозировать, кто выйдет из этого противостояния победителем. Доминику де Вильпену остаётся только надеяться, что положительный эффект от его спорной инициативы французы ощутят уже в ближайшее время. В противном случае, даже всё обаяние и аристократический шарм нового премьера не помогут ему удержаться на посту.