1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Защита личных данных нуждается в поддержке правительства Германии

В пятницу, 4 апреля, в Берлине на конференции по защите персональных данных было принято заявление к правительству с призывом строго соблюдать баланс между безопасностью и свободой личности.

default

В одном из полицейских участков Дюссельдорфа

4 апреля в Берлине на ежегодной конференции федерального и земельных уполномоченных по защите персональных данных было принято заявление с требованием строго соблюдать баланс между безопасностью и свободой личности.

Граница не должна быть размытой

В Германии есть закон, призванный охранять права граждан на неприкосновенность их личной жизни. Он регламентирует, кому и при каких условиях разрешено получать, хранить и анализировать персональные данные жителей страны. Спорных моментов множество. В каком случае полиция имеет право прослушивать телефонные разговоры подозреваемых и вести за ними слежку? Кто и как может распоряжаться базами данных недобросовестных должников, пользователей интернета, членов различных клубов и общественных организаций, магазинных воришек?

Следить за соблюдением закона обязаны уполномоченные федерального правительства и немецких земель. По итогам очередной конференции в Берлине они обратились к властям с призывом не собирать без ясной цели и особой нужды сведения на граждан. Необходимо соблюдать баланс между требованиями безопасности, о которых должно заботиться государство, и свободой личности, говорится в заявлении, которое приняли уполномоченные.

Компьютер - друг или враг?

Среди злободневных вопросов, которые они обсудили, была спорная тема так называемых онлайн-обысков. Министр внутренних дел ФРГ Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble) предложил проводить удаленные обыски компьютеров лиц, подозреваемых в совершении преступлений. Правозащитники встревожились. В итоге конституционный суд выдвинул жесткие ограничения на проведение таких обысков. Федеральный уполномоченный Петер Шаар (Peter Schaar) выразил удовлетворение этим шагом, отметив, что органы государственной власти последнее время все активнее пытаются накапливать информацию о гражданах, в том числе в ходе автоматизированного наблюдения за ними. Уполномоченные по защите персональных данных подробно обсудили и еще одну тему, вызвавшую крупный скандал.

Речь идет о слежке за сотрудниками торговой сети Lidl. В супермаркетах этой компании были установлены видеокамеры, которые фиксировали буквально каждый шаг работников. Когда и как часто они ходили во время рабочего дня в туалет? Не было ли свидетельств их интимной связи друг с другом? Кто из сотрудников ведет себя наивно, а кто профессионально непригоден? На все эти вопросы детективное агентство, которому поручили слежку, давало подробный ответ.

Под " колпаком" у шефа

Такие действия вызвали шквал критики. Почувствовав, что перегнули палку, менеджеры Lidl пошли на попятный, свалили ответственность на "слишком ретивых" детективов и даже обещали, что полностью прекратят видеонаблюдение. Впрочем, репутации фирмы уже нанесен серьезный урон. По словам Петера Шаара, события в Lidl - вершина айсберга: наблюдение ведется не только в торговых сетях. "Если у меня на рабочем месте есть компьютер, то я пользуюсь им, выхожу в интернет, отправляю электронную почту, - пояснил Шаар. - Таким образом, вся информация может быть собрана и использована. Есть фирмы, которые так и поступают".

При этом однозначной правовой базы, которая бы запрещала, либо разрешала такое наблюдение, нет. Петер Шаар вновь призвал к принятию закона по защите персональных данных лиц, работающих по найму. Закон помог бы регламентировать сбор информации в отдельных, четко описанных случаях, когда это необходимо. Например, когда сотрудника обоснованно подозревают в воровстве. Впрочем, полностью остановить слежку никакой закон не сможет. В этой связи Петер Шаар выступил за создание между работодателями и сотрудниками атмосферы доверия и определенной культуры в том, что касается охраны личных данных.

Олег Зиньковский

Архив

Контекст