1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Зачем Узбекистану омбудсмен?

Правозащита или прикрытие властей от "западного" гнева?

default

Как сообщают узбекские информагентства, на 11-е июля в Ташкенте запланировано проведение «круглого стола», посвященного институту омбудсмена в Узбекистане. Вроде как речь там должна идти о том, насколько законодательство республики способствует выполнению правозащитных задач омбудсмена. Формулировки официального пресс-релиза звучат путано, а комментарий в бюро уполномоченного по правам человека Узбекистана «Немецкой Волне» дать отказались. Поэтому пусть не сердятся на нас омбудсмен Сайера Рашидова и ее помощники, если мы что-то упустим из виду, рассказывая об их деятельности.

Для начала, в процессе подготовки этого сюжета, мы решили позвонить по телефону «горячей линии» омбудсмена Узбекистана и пожаловаться на свою судьбу. Поделиться информацией о том, что корреспондентов «Немецкой Волны» аккредитовывать никто в Ташкенте не собирается, а это, естественно, лишает их возможности работать, что в свою очередь, наверное, является нарушением права на труд… Но, как выяснилось, «горячей линии», заявленной на Интернет-странице омбудсмена, уже нет, и жалобы принимаются только в письменной форме, по почте, и ответа ждать – месяц...

Вообще, мы задумались над вопросом, для чего в Узбекистане существует институт омбудсмена? Какими полномочиями наделена Сайера Рашидова? Может ли она реально кому-то помочь в решение некоей конкретной проблемы? Известный правозащитник Талиб Якубов, председатель Общества прав человека Узбекистана, вынужденный покинуть родину и проживающий сегодня за ее пределами, считает, что институт омбудсмена в Узбекистана – это профанация:

- Омбудсмен в стране с авторитарным режимом – это нонсенс. Подобный институт становится щитом между властями и международными демократическими институтами. Омбудсмен как бы берет огонь на себя. И именно это происходит в Узбекистане. Как только в страну приезжает зарубежная делегация, ее сразу ведут к Сайере Рашидовой, которая всеми правдами и неправдами затушевывает ситуацию. Институт омбудсмена в Узбекистане никакого отношения к демократии не имеет.

При этом, согласно официальным ташкентским источникам, омбудсмен занимается рассмотрением жалоб о нарушениях прав и свобод человека и принимает меры по их восстановлению, содействует совершенствованию законодательства Республики Узбекистан, просвещает население по вопросам прав и свобод человека, проводит мониторинг соблюдения прав и так далее. Плюс омбудсмен ежегодно отчитывается перед народными избранниками о своей деятельности, поскольку уполномочен он (а в нашем случае – она) заниматься правозащитной деятельностью парламентом Узбекистана. Отчеты действительно имеются, и подробнейшие. И с ними можно даже ознакомиться на сайте омбудсмена, что мы, кстати, и сделали.

Правда, по словам правозащитника Талиба Якубова, отчеты – отчетами – а дело, как говорится, не идет:

- Я занимаюсь правозащитной деятельностью уже с 1992-го года. И никогда ни от кого не слышал, чтобы омбудсмен кому-то помог. Наоборот. Люди к нам в Общество прав человека приходили и жаловались на бездействие бюро омбудсмена. Они ничего не решает. Она принимает обращения и переправляет их, например, в прокуратуру. И потом ждет! И вообще больше не интересуется судьбой обращений.

Если верить отчету омбудсмена за 2005-й год, опубликованному в Интернете, то в бюро уполномоченного по правам человека поступило более пяти тысяч обращений. Из них больше половины связаны с нарушением прав на свободу, личную неприкосновенность, гуманное обращение, уважение достоинства и справедливое судебное разбирательство. То есть – даже из этого официального, «сухого» документа видно, с чем – самые большие проблемы. Так, около 400 граждан сообщили Сайере Рашидовой о своем несогласии с процессом ведения следствия. Более 200 человек пожаловались на действия сотрудников правоохранительных органов. Цифры в масштабах страны, наверное, не самые огромные, но, как нам кажется, весьма показательные. И, надо полагать, омбудсмен и его помощники направили жалобы далее, на рассмотрение соответствующих органов.

По словам Талиба Якубова, это, конечно, хорошо, что в отчете омбудсмена указано на проблему соблюдения прав и свобод граждан правоохранительными органами, но что дальше?

- Ну, им же надо отчитаться! Эти документы рассылаются в различные международные институты. Им же надо показать, что здесь что-то делается…

Интересно, что в 2005-м году наибольшее количество обращений от граждан поступило к омбудсмену в мае. Как Вы помните, именно в этом месяце были трагические события в Андижане, с разгоном демонстраций и сотнями человеческих жертв…

По словам Талиба Яубова, только из числа членов его организации – Общества прав человека Узбекистана (ОПЧУ) – за решеткой уже находятся десять человек. И с наибольшими проблемами в осуществлении своей деятельности правозащитники столкнулись опять-таки после андижанских событий. А представительство ОПЧУ в Андижане вообще пришлось закрыть…

Дарья Брянцева, «Немецкая Волна»