1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Зачем нужна МКС?

По мнению некоторых ученых, наука от строительства Международной космической станции только проиграла.

default

Что общего между падающими картофельными чипсами и приземляющимся космическим аппаратом? То, что они подчиняются одним и тем же законам аэродинамики! Повсеместно применяемые сегодня упаковочные линии, быстро и аккуратно вдувающие картофельные хлопья в пакеты, сконструированы с учётом опыта, накопленного при разработке космической техники.

На благо человечеству...

Raumfahrt-Tourismus

Однако этим заслуги космической отрасли перед земными отраслями, конечно, не исчерпываются: спутники на геоцентрических орбитах обеспечивают навигацию, телекоммуникацию и прогнозирование погоды, многие технические решения и материалы с необычными свойствами успешно применяются в самых разных сферах нашей повседневной жизни – от геологии до картографии, от медицины до бытовой химии.

Так что вроде бы правы те, кто не устаёт повторять, что освоение космического пространства – вовсе не самоцель и не погоня за престижем, а проводимые в космосе научные исследования служат на благо человечеству.

... и во вред науке

ISS - Internationaler Raumstation

Сегодня, как известно, главное направление этой деятельности – осуществление беспримерного проекта по созданию Международной космической станции (МКС). Станция, общая стоимость которой, согласно проекту, составит от 80 до 100 миллиардов долларов, должна быть готова к 2004-му году. Вот уж, наверное, где учёные смогут развернуться?! Ничего подобного, – считает профессор Йоахим Трюмпер (Joachim Trümper), сотрудник Института космической физики имени Макса Планка в Гархинге близ Мюнхена, – наука от строительства Международной космической станции только проиграла:

- Мы уже давно настроены скорее скептически по отношению к пилотируемым космическим полётам, потому что те возможности, которые они перед нами открывают, обходятся в невероятные суммы. Расходы столь велики просто потому, что поддержание жизнеобеспечения и безопасности человека в космосе стоит очень дорого. Так что мы уверены, что беспилотные космические аппараты гораздо перспективнее, чем МКС.

Правда, группа коллег Трюмпера всё же осуществляет первый европейский эксперимент на МКС. Учёные изучают процесс кристаллизации плазмы в условиях невесомости. Однако для этих опытов присутствие человека в космосе совершенно необязательно. Исследователи используют орбитальную станцию просто потому, что она всё равно уже имеется в наличии.

А для собственных проектов Трюмпера МКС – и вовсе помеха. Он исследует дальний космос с помощью рентгеновских телескопов, установленных на спутниках типа ROSAT. Они не только дешевле, чем пилотируемые аппараты, но и обеспечивают более высокое разрешение и лучшие условия для наблюдения. Но на спутники типа ROSAT нового поколения денег нет – все средства пошли на МКС.

- Я думаю, это была ошибка – на протяжении последних десяти, двадцати, двадцати пяти лет обосновывать необходимость пилотируемых полётов нуждами науки. Если сложить и учесть все затраты на такие полёты, становится ясно: экономически дело себя совершенно не оправдывает.

Профессор Трюмпер в своей критике не одинок. По мнению многих других исследователей, пилотируемые космические полёты – это пустая трата времени и средств. Хотя люди на орбите могут выполнять гораздо более широкий круг задач, чем роботы, науке от этого проку мало. Тогда зачем же осуществляется весь этот гигантский проект?

Трамплин во Вселенной

International Space Station ISS

Профессор Вольфганг Баумйоханн (Wolfgang Baumjohann), бывший коллега Трюмпера, а ныне ведущий специалист Института космических исследований в Граце, отвечает на этот вопрос так:

- Космическая станция – это просто новая среда обитания. Человек стремится в космос, и МКС задумана как орбитальная база, с которой можно отправиться на Луну – хоть это неинтересно, там люди уже побывали, – на астероиды, в дальнейшем на Марс или ещё дальше. Ну и между делом там можно провести пару научных экспериментов.

Похоже, американское и европейское космические агентства действительно рассматривают МКС как трамплин для пилотируемого полёта на Марс. А научные опыты – дело десятое, если только они не служат непосредственной подготовке этой миссии. Так, большое внимание НАСА уделяет сегодня изучению остеопороза, сердечно-сосудистой недостаточности и ряда других заболеваний, развивающихся вследствие длительного пребывания в условиях невесомости. При этом подчёркивается, что результаты этих исследований продвинут вперёд и земную медицину. Профессор Трюмпер говорит:

- 80 миллиардов долларов – такова общая стоимость этой станции. Если хотя бы ничтожную часть этих денег направить на изучение остеопороза в клиниках и институтах на Земле, проку от этого будет куда больше, чем от наблюдений за астронавтами в космосе.

Между тем, уже ясно, что МКС не укладывается и в тот гигантский бюджет, который ей отпущен. На сегодняшний день перерасход средств уже составил 20 миллиардов долларов. Однако рассчитывать на выделение дополнительных сумм не приходится – надо экономить и обходиться тем, что есть. Поэтому, чтобы выправить положение, решено отложить до лучших времён некоторые проекты. Среди них – и строительство спасательного космического аппарата, предназначенного для аварийной эвакуации и доставки на Землю всего штатного экипажа станции в количестве 7 человек. Профессор Вольфганг Баумйоханн не скрывает своего разочарования:

- Теперь уже ясно, что не будет нового жилого модуля, не будет спасательного аппарата. Это значит, что на станции могут одновременно находиться лишь три человека, а именно столько необходимо просто для поддержания систем жизнеобеспечения станции в рабочем состоянии. Значит, ни о какой научно-исследовательской работе в ближайшие годы не может быть и речи.

Похоже, гигантский проект стоимостью в 100 с лишним миллиардов долларов, вместо того, чтоб служить науке, лишь отбирает у неё деньги. Даже немецкий астронавт Герхард Тиле (Gerhard Thiele), по зову сердца и по долгу службы изо всех сил старающийся защитить станцию от несправедливых нападок, вынужден признать:

- Если этого спасательного аппарата – "crew return vehicle", как мы его называем – не будет, мы действительно сможем работать на станции только втроём, поскольку экипаж должен иметь возможность в любой момент её срочно покинуть. И тогда программа научных экспериментов действительно окажется гораздо уже, чем изначально планировалось.

Контекст