1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Учеба и карьера

Зачем молодые музыканты из России едут в Германию

Стоит ли учиться музыке в Германии? Молодые таланты рассказали, как русскоязычному музыканту освоить программу "максимум".

Михаил Анисифоров

Михаил Анисифоров, трубач, студент магистратуры Штутгартской высшей школы музыки

Получить образование в Германии стремятся многие молодые музыканты. Как потом складывается их карьера? Молодые музыканты из России с немецким опытом поделились своими историями.

Ксения Граубергер, скрипачка, работает в Бранденбургском концертном оркестре Эберсвальде

Я поступала на бакалавриат в Берлинскую высшую школу музыки имени Эйслера, уже учась в Санкт-Петербургской консерватории. Школу мне порекомендовали знакомые как один из самых престижных вузов в Европе.

Конкурс на поступление оказался огромным: 30 человек на место. Первый этап - прослушивание. Соискатели, прошедшие его, направлялись на экзамен по сольфеджио и фортепиано. В Германии легче сдавать теорию, а в случае с фортепиано, если ты скрипач, от тебя ждут лишь знакомства с инструментом. В Германии все почему-то удивляются тому, что русские хорошо играют на фортепиано.

Ксения Граубергер, скрипачка

Ксения Граубергер

В России меня не устраивало, как со мной занимался педагог. У меня были проблемы с постановкой рук, и никто не мог мне помочь. В Германии же мне дали очень хорошие советы. Обучение здесь лучше готовит к профессии, здесь мало общих предметов, в основном - по специальности. Требования на экзаменах - ниже российских. По-настоящему важна лишь игра, а не знание теории. Поэтому мне хватало даже моего низкого уровня немецкого.

При этом я не хотела отчисляться из консерватории в Санкт-Петербурге, так как обучение на заочном помогало моему личностному росту. Все-таки образование должно давать нечто большее, чем умение играть на инструменте. Знание философии и других общих предметов сказывается на игре: возможно, именно поэтому я могу узнать игру "наших".

В Санкт-Петербурге всегда чувствуется атмосфера здоровой конкуренции: каждый стремится быть самым лучшим. В Берлине же подход другой: музыкой занимаются для удовольствия. Это немного сбило меня с толку. Ведь конкуренция за место в одном из берлинских оркестров крайне высокая. Почти все мои знакомые, которым удалось пройти стажировку в оркестре, благополучно устроились в других городах. В Берлине работу нашли лишь единицы.

Во время учебы я периодически работала в берлинском "Концертхаусе". Осталась здесь во многом по семейным обстоятельствам. Сейчас я играю в Бранденбургском концертном оркестре Эберсвальде и даю частные уроки.

Сергей Елецкий, кларнетист, солист оркестра MusicAeterna

К сожалению, школа духовых инструментов в России развита хуже струнной и фортепианной. Поэтому мне так хотелось получить образование в Европе. Один друг порекомендовал мне Высшую школу музыки в Любеке. Он уже учился там, когда я оканчивал Центральную музыкальную школу при Московской консерватории.

На вступительном экзамене я получил высокий балл, но места мне не хватило. На следующий год я поступил, пройдя летние курсы у немецкого педагога и уже учась в Московской консерватории. Так и стал обучаться в двух городах.

Сергей Елецкий

Сергей Елецкий

Договаривался с московскими преподавателями, сдавал экзамены досрочно. Хотя совмещать учебу в двух странах было очень сложно, я не хотел отчисляться из консерватории и рвать связи с Россией, так как не знал, какое меня ждало будущее. Изначально у меня была одна цель: сформировать себя как профессионала, и в Германии мне в этом помогли.

Именно в Любеке я существенно вырос как исполнитель. Я работал над тем, чему в России педагоги-духовики, увы, уделяют мало внимания: звук, его красота, музыкальный смысл. В России мастерства достигают, как правило, самостоятельно, уже в работе, часто интуитивно, - в Германии же этому учат.

Контекст

Есть два вида кларнета: немецкий и французский. На немецком играют в Германии и Австрии, на французском - в остальном мире. В Германии, так сказать, есть "кларнетный национализм": тех, кто владеет игрой только на французском кларнете, на работу почти не берут. Хотя преподают оба вида. Кто переучивался, тот находил работу. Я переучиваться не стал.

Поэтому когда в 2012 году мне предложили хорошие условия в Пермском театре оперы и балета у Теодора Курентзиса, я взял академический отпуск и поехал в Пермь. После завершения отпуска совмещать работу и учебу стало нереально, и меня отчислили из немецкой школы, а вот корочка Московской консерватории осталась при мне.

Вообще дирижер нашего оркестра MusicAeterna Теодор Курентзис, приглашая музыкантов на работу, обращает внимание на то, учились они в Европе или нет. Мой совет молодым музыкантам: не надо бояться поступать в зарубежный вуз. Если они могут научиться там чему-то важному, то стоит пробовать. Хотя переезд в чужую страну - это всегда очень сложно.

Михаил Анисифоров, трубач, студент магистратуры Штутгартской высшей школы музыки

Об обучении в Германии я думал еще с колледжа, но на том этапе был не готов. Да и страшно было ехать в страну с чужой культурой и другим языком. Окончив Московскую консерваторию, я понял: восемь лет обучения пролетели, а уровень игры не тот, каким я хотел бы его видеть.

К вступительным экзаменам я готовился в свободное от работы время, слушал мастер-классы на YouTube, спрашивал советы у авторитетных музыкантов. Я пробовал поступить в музыкальные учреждения в разных городах, включая Штутгарт, где в итоге и оказался.

Больше всего меня удивило то, что у меня три педагога по трубе: профессор и два ассистента. Профессор охватывает все, а ассистенты занимаются оркестровыми вещами и технологией.

Главное отличие для меня - внимание к деталям и четкая ориентация на достижение целей. Прямо как в немецком автопроме! Вначале досконально изучается само произведение: в каком стиле и о чем написано, с кем играть отдельные отрывки и как корректировать свою игру в зависимости от других исполнителей. Дополнительные занятия вуз предлагает тем, кто хочет преподавать, играть старинную или камерную музыку или выступать солистом. Классы небольшие, что позволяет профессору очень плотно заниматься с каждым учеником.

Я не знаю, как сложится мое будущее. Пока планирую вернуться в Россию. Изначально лелеял надежды остаться, но это оказалось сложнее, чем я думал. Конкурсы в оркестры просто сумасшедшие: по 20, а то и по 50 человек на место, из которых большинство играет так, что не придраться. Можно устроиться преподавателем в музыкальную школу, но лично мне хочется играть в оркестре. Многие мои знакомые преподают - лишь единицы устраиваются в оркестры. Но для этого, пожалуй, нужно не один и не два года провести в Германии.

Смотрите также:

 

Контекст