1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Зачем министру внутренних дел "право войны"?

Еженедельная печать комментирует высказывания министра внутренних дел Германии Вольфганга Шойбле по вопросу борьбы с терроризмом.

default

По мнению автора статьи, опубликованной в газете Zeit , Шойбле нарушает все табу :

Целенаправленный отстрел террористов, превентивное задержание потенциально опасных лиц в лагерь для интернированных, запрет на пользование мобильным телефоном и интернетом для лиц, подозреваемых в терроризме, которых нельзя, согласно действующему уголовному законодательству арестовать или выслать за пределы страны, введение в уголовный кодекс нового состава преступления "Заговор" и вообще любых других новых понятий по мере надобности, - вот далеко не полный перечень новых предложений министра внутренних дел Шойбле.

Все это производит настолько пестрое и сумбурное впечатление, что просто ум за разум заходит, и поневоле задаешься вопросом: какой бес вселился в министра внутренних дел, который всегда славился проницательностью? Ясно одно, если помыслить немыслимое, если эти идеи будут претворены в жизнь, то вскоре мало что останется от статьи 104 Основного закона Германии – статьи, призванной оградить граждан от произвола властей и красной линией очертить рамки дозволенного в действиях государства по отношению к гражданам. Однако для Шойбле эта красная линия – понятие растяжимое: по его мнению, конституцию всегда можно изменить.

Предложения Шойбле не только не выдерживают теоретической критики, они также не имеют никакого смысла и с чисто практической стороны. К чему вводить новый состав преступления "Заговор", если уголовным кодексом и так уже предусмотрены меры борьбы с "террористическими объединениями", причем не только в стране, но и за рубежом. Каждый, кто вступил в сговор с лицами, преследующими террористические цели, автоматически подпадает под эту статью и становится преступником в глазах прокуратуры.

Также и подготовка терактов отдельными лицами подпадает под действие статьи об умышленном или неумышленном убийстве. Да даже если бы действительно имелась необходимость в уточнении формулировки этих статей, сговор двух и более лиц с целью осуществления террористических действий давно является уголовно наказуемым деянием. Что же касается целенаправленного физического уничтожения террористов, то тут надо отметить, что убийство террориста в зоне военных действий в Афганистане и без того подпадает под право войны.

Внутри страны террориста в момент непосредственного выполнения убийственного замысла можно остановить при помощи так называемого "спасительного выстрела". Во всех других случаях его следует арестовать, предъявить ему обвинение и судить. Так, и не иначе!

Переходим к запрету на пользование мобильной связью и интернетом для особо опасных лиц, хотя и не совсем ясно, что скрывается под этим туманным понятием. Тот, кто серьезно намерен добиться введения этого запрета, должен приостановить действие прав и свобод всех остальных граждан, поскольку такого рода запрет предусматривает тотальное прослушивание всех телефонных переговоров и полный контроль интернета.

Что же касается превентивного заключения в лагерь для интернированных тех лиц, подозрение которых в причастности к террористической деятельности не достаточно обосновано, то тут встает вопрос: неужели Шойбле действительно собирается устроить Гуантанамо на немецкой территории? Чего же на самом деле добивается министр внутренних дел? Возникает подозрение, что Шойбле просто на всякий пожарный случай ставит самые невозможные требования, чтобы потом его никто ни в чем не смог упрекнуть.

Тему продолжает газета Rheinischer Merkur :

"Законы легче изменить, если до этого удалось поменять мышление". Именно этого, по мнению Макса Штадлера, представителя по внутриполитическим вопросам фракции СвДП в бундестаге, и добивается Шойбле. При этом депутат вспоминает одно сообщение, опубликованное в прессе месяц тому назад. Согласно заголовку онлайнового выпуска еженедельника "Шпигель", Шойбле намеревался снять отпечатки пальцев у всех иностранце в стране. Соответствующий законопроект, если верить журналу "Шпигель", находится на стадии разработки. Впоследствии Шойбле опубликовал опровержение этой статьи. Мол, он вовсе и не думал о том, чтобы брать отпечатки пальцев у всех иностранцев. Он всего лишь предложил объединить в одну центральную базу данных те отпечатки, которые уже имеются на сегодняшний день. И, тем не менее, никто не принял это сообщение "Шпигеля" за газетную утку. Наоборот, все было воспринято как вполне серьезное намерение министра внутренних дел. Таким образом, стратегия Шойбле уже привела к изменению в сознании людей.

Подготовил Владимир Тарасов

Контекст